Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №72(2569) от 23.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5452
EUR:
2.5133
RUB:
4.2199
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Консультации
14.09.2004 8 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Терпишь убытки? На продажу!

Возможность продажи предприятия как имущественного комплекса убыточной сельскохозяйственной организации предусмотрена Указом от 2004-06-14г. № 280...

Возможность продажи предприятия как имущественного комплекса убыточной сельскохозяйственной организации предусмотрена Указом от 2004-06-14г. № 280. Однако, кроме общих, стратегических указаний на такую возможность, документ не дает ответов на массу возникающих практических вопросов относительно процедуры и последствий этой продажи.

Пунктом 1.1. Указа установлено, что продажа предприятия как имущественного комплекса убыточной сельскохозяйственной организации осуществляется конкретному юридическому лицу. То есть законодатель по каким-то причинам ограничил круг потенциальных покупателей только одним видом хозяйствующих субъектов - юридическими лицами. Это значит, что индивидуальные предприниматели, фермеры и просто граждане не имеют возможности инвестировать свои средства в сельское хозяйство.

Логично было бы ожидать, что, приняв стратегическое решение о продаже убыточных сельскохозяйственных организаций, законодатель откроет двери инвестиций для всех, кто хочет вложить свои средства в развитие бедствующей отрасли. Не тут-то было: буква Указа не позволяет даже юридическим лицам приобрести имущественный комплекс убыточной сельскохозяйственной  организации, так сказать, "в складчину". Покупатель по замыслу законодателя должен быть один. На наш взгляд, это недальновидная позиция. Многие предприятия не способны приобрести имущественный комплекс, к тому же еще и убыточный. А вот попробовать создать на базе этого комплекса что-то вроде подсобного производства в кооперации с другими - на такой вариант нашлось бы немало желающих.

Указом предусмотрена возможность принятия государственными органами решений о продаже имущественных комплексов госпредприятий и предприятий, имеющих долю государственной собственности. Это положение тоже вызывает большие вопросы. Как известно, продать можно только то, чем владеешь, чужим имуществом распоряжаться невозможно. Статья 249 Гражданского кодекса (далее ГК) говорит, что распоряжение общей долевой собственностью осуществляется по соглашению между ее участниками. Отсюда следует, что сам государственный орган, какой бы долей в собственности предприятия он не обладал, может продать только эту долю, но не предприятие целиком. Практическим выходом из ситуации могут стать заключение письменных соглашений участников долевой собственности и выдача доверенностей государственному органу на продажу предприятия от имени остальных совладельцев.

Более сложной выглядит ситуация с акционерными обществами, а в этой форме существуют едва ли не все предприятия с долей государства в их имуществе. В ст.63 ГК содержится норма о том, что собственником имущества хозяйственного общества является само общество. Акция фактически дает лишь право голосовать на собрании акционеров, но не распоряжаться имуществом общества. Такими полномочиями обладает общее собрание. Следовательно, решение о продаже предприятия, существующего в форме акционерного общества, может принять только общее собрание акционеров. Проще говоря, акционерное общество должно само себя продавать. Но и здесь нас подстерегают подводные камни. Переход на долю в имуществе акционерного общества невозможен без смены владельца акций. То есть, чтобы акционерное общество как имущественный комплекс перешло в собственность какого-либо лица, это лицо должно стать собственником 100% акций. Здесь уже возникают сложности организационного плана, поскольку даже собрание акционеров не может принудить каждого из акционеров продать кому-либо свои акции. Наконец, акционерное общество, 100% акций которого принадлежат одному лицу, должно быть преобразовано в иную организационно-правовую форму (например, в унитарное предприятие) или ликвидировано как юридическое лицо. Но продажа акций - это не продажа предприятия, и такая сделка не вписывается в схему Указа.

Возможен и другой вариант - продажа имущества предприятия. Однако с учетом установленной Указом продажной цены сложно ожидать, что акционеры захотят, чтобы стоимость их акций снизилась до стоимости вырученных средств от продажи предприятия. К тому же в этом случае потребуется уменьшать размер уставного фонда общества и перерегистрировать его устав.

С правовых позиций вызывает недоумение и такая норма Указа, как наделение облисполкомов полномочиями принимать решения о продаже убыточных организаций, находящихся в частной собственности, с согласия собственников. Необходимо вспомнить, что формально частными являются и все бывшие колхозы, ныне сельскохозяйственные производственные кооперативы, которые, также как и общества, согласно ст. 109 ГК являются собственниками своего имущества.

Решение облисполкома о продаже частного предприятия фактически будет являться понуждением собственника к заключению договора купли-продажи. Оговорка "с согласия собственника" здесь неприемлема, так как на практике несложно представить, каким путем это согласие будет получено. Красивая запись на бумаге обернется массой злоупотреблений со стороны чиновников, от которых, надо полагать, потребуют исполнения Указа, то есть количественных показателей продажи сельскохозяйственных предприятий. Тут не исключена опасность повторения ситуации с поголовной "контрактизацией" работников в плане добровольно-принудительной процедуры. Благо административного ресурса у власти достаточно.

При этом облисполкомы наделены еще и полномочиями согласовывать (то есть, по сути, определять условия) договоров купли-продажи частных предприятий. А сам Указ  императивно устанавливает продажную цену имущественного комплекса, не делая различий между частными и государственными сельскохозяйственными организациями. Тем самым сводится на нет значение заключаемого договора купли-продажи, поскольку стороны не могут сами определить самое существенное его условие. Проще говоря, частный собственник (который, не следует забывать, терпит убытки) окажется перед выбором: или продавай свое предприятие на наших условиях, или попробуй только не продай.

Есть в Указе и другие жесткие и далеко не бесспорные меры. Это и установление специального срока исковой давности, и нераспространение на отношения по продаже имущественных комплексов законодательства о приватизации, и выделение средств бюджета на регистрационные действия, предусмотренные Указом.

Конечно, продовольственную безопасность государства необходимо обеспечивать. Однако не менее важна и "промышленная", "торговая", "медицинская", "образовательная" безопасность. Например, едва ли в лучшем положении, чем сельское хозяйство, находится строительная отрасль. Сегодня производство строительных материалов фактически стало сезонным, в зимнее время года доля убыточных предприятий здесь доходит до 70%. Почему бы нам их тоже не продавать или не закреплять для оказания помощи за прибыльными сельскохозяйственными предприятиями?
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений