$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Теория ограничивает практику

25.09.2007

Рыночная экономика требует от предпринимателей прежде всего мобильности. Способность быстро изменить вид деятельности зачастую является главным условием успешности компании. К сожалению, белорусское законодательство такую возможность ограничивает.

Сергей БАЛЫКИН, юрист

Анализ Гражданского кодекса РБ показывает, что правоспособность юридических лиц — коммерческих организаций является специальной. Напомню, что гражданской правоспособностью называется возможность лица иметь гражданские права и нести обязанности. В Советском Союзе гражданская правоспособность юридического лица была специальной и определялась целями его деятельности. Так, Гражданский кодекс БССР 1964 г. однозначно указывал, что юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности.

В комментарии к ГК БССР, вышедшем в 1991 г. под редакцией В. Ф. Чигира, говорилось, что правоспособность юридического лица является специальной, а ее характер определяется целями и задачами, предусмотренными уставом. В условиях плановой экономики, когда каждый рассматривался в качестве «винтика» государственной машины, это было вполне логично. Только вот рыночная экономика требует совсем других подходов.

В условиях рынка главной для предпринимателя является возможность быстро изменить сферу деятельности в соответствии с конъюнктурой. Вспомним хотя бы историю немецкой фирмы Opel, начавшей с производства швейных машинок и переключившейся впоследствии на автомобили. Современное же оборудование и вовсе позволяет в течение нескольких часов переключиться на выпуск другой продукции.

Сегодня в мире наблюдается тенденция легализации общей (универсальной) правоспособности юридических лиц, прежде всего коммерческих организаций. Наиболее полно эту тенденцию выражает швейцарское гражданское законодательство, устанавливающее возможность юридического лица приобретать все права и принимать любые обязательства, за исключением тех, для возникновения которых необходимы такие свойства человека, как пол, возраст или родство.

В России развитие рыночных отношений привело к наделению частных коммерческих организаций общей правоспособностью. Принятый в 1994 г. Гражданский кодекс РФ установил, что коммерческие организации могут иметь права и нести обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Более того, российский ГК освободил учредителей коммерческих организаций, за исключением унитарных предприятий и некоторых других случаев, от необходимости указывать в уставе цели и виды деятельности юридического лица.

Белорусский законодатель пошел по другому пути и сохранил специальную правоспособность юридических лиц. В соответствии с ГК РБ юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью в соответствии с целями его деятельности. Если же в учредительных документах определен предмет деятельности юридического лица, правоспособность определяется также и предметом его деятельности.

ГК предписывает указывать предмет деятельности только в учредительных документах некоммерческих организаций и унитарных предприятий. Но не следует забывать, что гражданские правоотношения в нашей стране регламентируются не только кодексами и законами, но и декретами и указами Президента.

Декрет Президента от 16.03.1999 № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования» установил, что коммерческие организации должны указывать в учредительных документах не только цели, но и виды деятельности. Более того, субъект хозяйствования был обязан под угрозой ликвидации осуществлять все виды деятельности, записанные в уставе.

Изменения в Декрет Президента № 11, внесенные Декретом от 17.12.2002 № 29, несколько смягчили это требование и позволяют осуществлять любые, не запрещенные виды деятельности (за исключением лицензируемых), предварительно уведомив налоговые и регистрирующие органы. Однако запрет на осуществление «не санкционированных» видов деятельности сохраняется. Наказанием за такое нарушение является изъятие дохода от неуказанного вида деятельности в местный бюджет.

Отметим, что с лицензируемыми видами деятельности, дело обстоит несколько по-иному. В соответствии с постановлением Совета Министров от 19.12.2003 № 1666 претендент на получение лицензии должен указать лицензируемый вид деятельности в учредительных документах в соответствии с перечнем, утвержденным Декретом от 14.07.2003 № 17. Контроль получается фактически двойной: и лицензию получи, и в уставе соответствующий вид деятельности укажи.

Все это ограничивает возможности наших предпринимателей оперативно реагировать на изменения рыночной конъюнктуры. Автору этих строк приходилось сталкиваться с ситуациями, когда одни и те же детали, изготовленные одним и тем же субъектом хозяйствования на одном и том же оборудовании в зависимости от того, кто был их заказчиком — тракторный или автомобильный заводы — требовали указания в уставе разных видов деятельности.

Разумеется, можно «расписать» предполагаемые виды деятельности на сорока страницах, отправить их в исполком и налоговую инспекцию, обойдя таким образом нелогичный запрет. Однако если обойти запрет можно таким простым путем, то возникает вопрос о целесообразности подобных ограничений.

Безусловно, сохранение специальной правоспособности за многими видами юридических лиц оправданно. Создавая некоммерческую организацию, например фонд, и наделяя ее имуществом, учредители преследуют вполне определенные общественно полезные цели. Они заинтересованы в строгом целевом использовании передаваемого имущества, поэтому некоторые ограничения в этом случае вполне уместны.

В то же время, внося вклад в уставный фонд юридического лица — коммерческой организации, его участники желают в первую очередь получить прибыль. Каким образом она будет получена, в конце концов, дело десятое. Разумеется, государство должно контролировать коммерческие организации, не допуская, чтобы они занимались запрещенными видами деятельности. Однако подобный контроль в большинстве случаев не имеет ничего общего с необходимостью направления различных уведомлений госорганам или указания в учредительных документах конкретных видов деятельности. Это оправданно только в очень редких случаях. Что плохого, если завод по производству шестерен неожиданно сделает партию гаек?

Предприниматели неоднократно обращались к государству с просьбами наделить их правом осуществлять любые, не запрещенные законом, виды деятельности. В своем очередном послании парламенту и белорусскому народу Президент Александр Лукашенко высказал мнение, что, возможно, уже пора отойти от практики указания конкретных видов деятельности в учредительных документах коммерческих организаций. Это может свидетельствовать о том, что просьбы эти государством услышаны, но пока, к сожалению, не удовлетворены.