$

2.1058 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ТЕОРИЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ©

21.07.2015

и практика конкретных дел

Совет по развитию предпринимательства, собравшийся 16 июля в Витебске в управляющей компании холдинга «Марко», обсудил возможности формирования кластеров в нашей стране как один из способов внедрения современных форм организации производства.

Идея широкомасштабного создания кластеров и других организационных форм хозяйствования (холдингов, стратегических альянсов и других) была выдвинута еще в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы, утв. Указом от 11.04.2011 № 136. С тех пор эта тема неизменно присутствует в разнообразных программах и концепциях, однако никто не дал оценку реализованных мер, а потому далеко не все в деловом сообществе уверены в их целесообразности.

Как рассказал начальник управления науки и инновационной политики Министерства экономики Дмитрий Крупский, кластеры можно рассматривать как вид организационных инноваций, способный повысить конкурентоспособность компаний и экономик. Об их преимуществах свидетельствует широкое применение, в частности, более чем в половине экономик развитых стран. Например, в ЕС принят Манифест кластеризации, утвержден меморандум, определяющий основные принципы кластерной политики. Сегодня в Евросоюзе насчитывается свыше 2 тысяч кластеров, в которых занято свыше 38% работников, а экономики скандинавских стран полностью кластеризованы. В классическом понимании эта форма интеграции бизнеса представляет собой совокупность территориально локализованных юрлиц, сотрудничающих на договорной основе. В разных странах выработаны свои инструменты государственной поддержки кластеров, которые предусматривают субсидирование как расходов, связанных с созданием новой продукции и технологий, так и отдельных направлений.

Преимуществами кластерной интеграции считаются экономия ресурсов, координация деятельности на рынке, упрощенный доступ и совместное использование коммерческой информации, делового опыта, продвижение коллективных интересов в органах госуправления. Информационный обмен позволяет «подтянуть» слабые компании до уровня более сильных, что способствует выравниванию технологического уровня, производственной культуры и качества управления. Однако имеются и свои недостатки. Координировать деятельность и согласовывать интересы участников не так-то просто. Кроме того, существует опасность усиления зависимости слабых компаний от более сильных. Но, поскольку преимущества перевешивают недостатки, кластеры получили в мире широкое распространение.

По мнению Д.Крупского, это особенно актуально для Беларуси, так как именно формирование кластеров позволит обеспечить самоидентификацию бизнеса как отдельного класса общества. Консолидация своих интересов и способность их продвижения до конца не осознаны. Поэтому в бизнес-союзах у нас участвуют лишь 5% всех субъектов хозяйствования, отметил Д.Крупский. Кластерная модель развития поможет тем, кто еще не понял, что осознание и продвижение своих интересов позволяет занять свое место на рынке и закрепиться на нем.

Устойчивость кластеров обеспечивают сами принципы их создания: добровольность участия, самоорганизация, территориальная локализация, а главное — рациональное соотношение кооперации и конкуренции. Если конкуренция снижается, сокращается способность объединения противостоять вызовам рынка. Это существенно отличает кластеры от модных в Беларуси холдингов. Инициатива участников, преобладание горизонтальных связей над вертикальными, территориальная концентрация, взаимодействие юрлиц разной ведомственной подчиненности, наличие коллегиального координационного органа (совета) не похожи на принципы, закрепленные в Указе от 28.12.2009 № 660 «О некоторых вопросах создания и деятельности холдингов в Республике Беларусь».

Чтобы заинтересовать потенциальных участников кластеров, Минэкономики разработало проект указа, который предусматривает для них обширный спектр субсидий. Однако этот документ не получил одобрения у правительства. В Совмине считают, что сейчас не время расширять господдержку и предлагать какие-то бонусы. Впрочем, можно обойтись и без них. Так, ничто не мешает, например, компании «Марко» организовать кластер на основе договора о простом товариществе с субъектами малого предпринимательства, чтобы расширить свою товаропроводящую сеть. Затем в складчину можно реализовывать различные мероприятия по обучению персонала, маркетингу, сертификации продукции.

Классическим примером кластера Д.Крупский считает ассоциацию «Инфопарк», объединяющую 69 организаций. «Но в традиционных отраслях о кластеризации говорить не приходится, т.к. в большинстве своем там довольно крупные игроки. Им, в силу своего размера, обычно неинтересны никакие кластеры. А вот малым и средним компаниям нужно объединяться, если они осознают это», — сказал Д.Крупский.

Тема горизонтальной и вертикальной интеграции бизнеса действительно все больше интересует предпринимателей. Но определиться с выбором подходящей формы многие из них не готовы. «Существующий механизм управления таков, что отраслевые министерства уже не могут заниматься оперативными функциями, — объясняет Д.Крупский. — Чтобы не потерять предприятия с долей госсобственности и управлять ими, была сделана ставка на холдинги». Кластеры же, согласно утвержденной правительством концепции, должны формироваться из субъектов малого и среднего предпринимательства. Но поскольку дело это добровольное, никто не будет никого «тащить туда за шиворот». Горизонтальная интеграция возникает только при наличии желания сотрудничать.

Впрочем, в дефиците может быть не только желание, но и потенциальные участники. Советник по экономическим вопросам Республиканского фонда содействия развитию предпринимательству Татьяна Быкова считает, что в нашей стране не хватает малых и средних производственных предприятий для создания кластеров. «Если мы не создадим производственное предпринимательство, то кластеры у нас не сформируются. Структура холдинга эффективна с точки зрения управляемости, но она громоздка: например, если одно подразделение станет работать плохо, его все равно будут на себе тянуть остальные, — полагает Т.Быкова. — А в кластере все конкурируют между собой и каждый выбирает только то, что выгодно. Если в стране малых предприятий будет в десятки раз больше и они будут «драться» за заказы, тогда появится более низкая цена в субконтрактации». Интересно, что сами предприниматели согласны, что никаких указаний сверху о создании конкретного количества кластеров быть не должно, но одновременно хотели бы получить какие-нибудь налоговые стимулы.

ПОКА такое решение не принято, в некоторых регионах обходятся имеющимися условиями. При этом иногда получается вполне неплохо. Например, в Витебской области насчитывается 35,5 тыс. субъектов предпринимательства, в т.ч. 10 тыс. юридических лиц и 25,5 тыс. предпринимателей, рассказал на совете заместитель председателя Витебского облисполкома Олег Мацкевич. В 2014 г. в этом сегменте было занято 146 тыс. человек, т.е. более 1/4 работников области. В последние годы растет как число микро- и малых организаций, так и их вклад в экономику региона. Так, с 2010 г. их доля в объеме производства выросла на 7,7%; в выручке — на 9,3%; в общем объеме экспорта — на 24%; розничный товарооборот увеличился в 4,7 раза, показатели рентабельности существенно выше, чем в среднем по области и по республике. От субъектов малого и среднего предпринимательства за 5 месяцев т.г. в консолидированный бюджет поступило 1,3 трлн. Br, а их доля за год выросла с 17 до 18,8%.

Структура осуществляемых субъектами МСП видов деятельности в последние годы существенно не изменилась. Четверть их занята торговлей, по 1/5 — в промышленности и сельском хозяйстве, 13% — в строительстве, 8% оказывает услуги в транспорте и связи. Таким образом, при желании есть кому организоваться в полноценные кластеры, тем более что есть немало успешно реализованных проектов и планы создания новых производств.

В I полугодии 2015 г. для реализации на аукционах субъектам предпринимательства предложено 223 неиспользуемых объекта недвижимости республиканской и коммунальной собственности. Из них продано 37 за 3,6 млрд., в т.ч. 12 — с установлением начальной цены продажи равной 1 базовой величине. Для проведения аукционов на право заключения договоров аренды предложено 40 земельных участков, из которых реализован лишь один. На совете не уточнили, в чем причина такого несоответствия предложения и спроса. Между тем это принципиальный вопрос: приемлемы ли условия реализации имущества для бизнеса или он сам не торопится обременять себя активами, содержание которых потребует существенных дополнительных вложений, текущих затрат и рисков?

Впрочем, иные безнадежные объекты, предлагавшиеся к продаже за 1 базовую величину, в руках частников стали приносить пользу и доход. Например, в зданиях бывшего военного городка «Велье-1» ЧТПУП «Электропоставка» создало производство импортозамещающей продукции из белорусского сырья — стеклоленты для электропромышленности. В здании бывшего бытового пункта «Дубняки» в Сенненском районе предприниматель Ю.Петров организовал современный цех по переработке древесины. Пристройка к дому культуры в Городокском районе силами ЧПТУП «Горпродмир» превратилась в развлекательный комплекс с кафе на 120 мест, баром и танцзалом. Здание бывшего военкомата ООО «Амели ТД» приспособило под швейный цех, где изготавливается женское белье.

В текущем году запланировано передать в частную собственность для реализации инвестпроектов 16 коммунальных объектов, из которых 5 уже передано. Но приобрести активы — только полдела. Чтобы начать их эксплуатацию, нужно преодолеть тернистый путь процедур получения согласований и разработки необходимой документации, выполнения санитарных, экологических и пожарных норм, требований по охране труда и технике безопасности, сертификации производства и т.д.. При этом все эти процедуры одинаковые как для крупного производства, так и для небольшого участка или мастерской. Как правило, необходимую документацию нужно заказывать у специалистов, что влечет дополнительные расходы. Решение этих проблем волнует предпринимателей гораздо больше, чем содержание долгосрочных программ, пункты которых кочуют из пятилетки в пятилетку без заметных результатов.

Оксана КУЗНЕЦОВА