$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ТЕНЬ ГЛОБАЛИЗАЦИИ:©

15.10.2013

меньше знаешь — больше надеешься

Исследовательский центр ИПМ попытался понять, как белорусские предприятия оценивают влияние перспективы членства Беларуси в ВТО на экономику страны и собственную конкурентоспособность. Результаты получились весьма противоречивыми: большинство опрошенных настроены довольно оптимистично, хотя сомневаются в своей способности на равных конкурировать в условиях открытого рынка и надеются на помощь государства.

В опросе приняли участие 403 предприятия, в т.ч. 36% промышленных, 26,6% — оптовой и розничной торговли, 28,8% — прочих видов деятельности. К крупному бизнесу можно отнести 12,7% респондентов, малому — 79,7%, среднему — 11,7%. К частному сектору относится 73% опрошенных, 27% — госпредприятия.

По мнению 44,7% респондентов (в т.ч. 45% частных и 44% госпредприятий), Беларусь должна вступать в ВТО в ближайшее время. Отрицательно отнеслись к такой перспективе 9,9%, затруднились с ответом 45,4%. Больше всего сторонников у идеи вступления в ВТО среди предприятий Могилевской (67,3%) и Гомельской (60%) областей. В Гродненской области таковых набралось 50,9%, в Брестской — 44%, а в Витебской — всего 19,6%. В столице «за» — 42%, «против» — 12%, остальные не готовы выбрать позицию. Еще сильнее разошлись мнения о влиянии вступления в ВТО. Треть опрошенных считает его скорее негативным для экономики страны, а 9,7% — для своих предприятий, позитивным — 25% и 29,8% соответственно, нейтральным — 20% и 31,5%, затруднились с ответом 24,1% и 29%. В то же время 74,2% респондентов согласны, что со вступлением в ВТО вырастет конкуренция с иностранными товарами и услугами, причем многие предприятия, а возможно, целые отрасли не смогут выдержать ее. Так считают представители 70,1% частных и 61,5% государственных компаний. Оптимистично настроены лишь 10,9% и 11,9% соответственно.

Больше шансов на успех получат те, кто хорошо ориентируется в основных нормах и правилах глобальной торговли. Однако похвастаться этим смогли только 23,3% участников, 52,6% признали отсутствие знаний в этой сфере, а 24,1% затруднились оценить свою компетенцию. При этом больше других осведомлены в правилах ВТО специалисты в Могилевской области (38,5%), Гомельской (26%), Брестской (28%) и в Минске (27%), а наименьше — в Витебской области (5,9%) и Минской (15,6%).

Значительная часть опрошенных руководителей (45,4%) не знает о возможных условиях присоединения Беларуси к ВТО. В какой-то мере информированы об этом 31%, затруднились ответить 23,6%. Поэтому неудивительно, что большинство предприятий (61,8%) не реализуют специальные меры по адаптации к условиям членства в ВТО. Что-либо предпринимают лишь 13,9%, причем пытаются приспособиться к условиям членства в ВТО по 20% опрошенных менеджеров в Гомельской и Брестской областях, а в Витебской области таких всего 5,9%. Арсенал такой подготовки пока невелик: готовят новые стратегии 7,5% респондентов, патентную защиту — 12,5%, модернизацию производства и технологий — 25%, планируют выпуск новой продукции — 32%, активизируют работу по стандартизации и сертификации — 35%, проводят маркетинговые исследования рынков сбыта — 34%, оценивают возможные выгоды и потери — 27%.

ГЛАВНОЕ преимущество своей продукции по сравнению с импортными аналогами большинство респондентов видят в более низких ценах. На лучшее качество надеются лишь 10% опрошенных, на что-то иное — 5%. Интересно, что в числе преимуществ, не связанных с ценой и качеством, работники предприятий назвали возможность формировать уникальные торговые предложения для узких сегментов потребителей, гибкий ассортимент, высокий уровень инноваций, логистику и понимание рынка, использование экологически чистых материалов, наукоемкость, уровень послепродажного обслуживания. К сожалению, что-то из этого перечня нашли у себя лишь 5,5% представителей частного сектора и 3,7% -— государственного. Тем не менее 27% частных компаний и 32% госпредприятий полагают, что их конкурентоспособность на внутреннем рынке после вступления Беларуси в ВТО не изменится, 26 и 24% надеются, что она повысится, а 18 и 8% подозревают, что она снизится. Вероятно, такая уверенность позволила почти 1/3 респондентов выразить полную готовность работать в условиях ВТО. При этом в Гомельской области и Могилевской таких оказалось по 60%, в Брестской области «частично готовы» 58%, а в Гродненской области 43% участников признали, что совсем не готовы работать в условиях ВТО.

С тезисом о том, что вступление страны в ВТО способно повысить привлекательность отраслей для прямых иностранных инвестиций, согласились около 40% опрошенных. Одновременно почти половина как частных, так и государственных предприятий высказались за необходимость господдержки после вступления страны в ВТО, включая использование квотирования, техрегламентов, совершенствование таможенных процедур, стимулирование спроса на продукцию, снижение административной нагрузки, корпоративную реструктуризацию и улучшение бизнес-климата, причем последнее больше всего волнует госпредприятия.

РЕЗУЛЬТАТЫ исследования наводят на мысль, что белорусские менеджеры не вполне представляют себе суть механизмов ВТО и их влияние на отечественную экономику, если наша страна станет членом этой организации. Отчасти это связано с впечатлением от вступления России в ВТО. Почти половина опрошенных ИПМ специалистов (46,7%) считают, что это событие не повлияло на деятельность белорусских предприятий, а 12,2% сочли его позитивным. Между тем сами россияне со своими ощущениями от года членства в ВТО еще не разобрались. Винить их в этом трудно: первые итоги оказались неоднозначными и во многом неожиданными. Так, по данным, полученным правительством РФ, опубликованным на сайте Finmarket.ru, легкая промышленность у наших соседей стала быстро расслаиваться на высокодоходные, экспортно ориентированные и чахнущие сегменты. Например, производство ковров и синтетических тканей увеличилось в 1,5 раза, одеял и пледов — на 18%, постельного белья — на 6%. Экспорт по итогам января–мая увеличился на 8% к соответствующему периоду 2012 г. Зато производство льняных тканей снизилось на 15,5%, чулочно-носочных изделий и теплых курток — на 13%, трикотажа — на 6%. Покупатели и торговля предпочитают более качественный импорт. Занятость почти не изменилась, а вот ни инвестиций, ни новых технологий не наблюдается. В лесной промышленности снижение видим практически по всем сегментам, за исключением ориентированного на внутреннее домостроение. Производство мебели снизилось на 11%. Вложения в основной капитал в деревообработке выросли в 1,7 раза, в целлюлозно-бумажной промышленности и мебельном производстве — в 1,6 раза. При этом цены на экспортируемую продукцию снижаются, а на внутреннем рынке — немного растут. В результате экспорт лесобумажной продукции остался на уровне прошлого года, а импорт вырос на 11%. Производство легковых машин снизилось на 3%, а вот комбайнов — сразу на 14%, тракторов — почти в 1,5 раза. При этом цены на легковые автомобили за год практически не изменились, трактора подорожали на 8%, комбайны — более чем вдвое. Интересно, что «Ростсельмаш», руководство которого бурно протестовало против как вступления России в ВТО, так и экспансии белорусов на рынок РФ, увеличил выпуск продукции. Производство легковых машин иностранных марок в режиме промсборки за год выросло на 6%, вытеснив чистый импорт, который сократился в первой половине 2013 г. на 5%. Значительные потери понесли производство грузовых вагонов и судостроение. Но дело здесь не в ВТО, а в общей стагнации экономики РФ.

Весьма неожиданными оказались результаты первого года работы в ВТО для черной металлургии, считавшейся главным бенефициаром полноправного участия России в мировой торговле. Действительно, в ЕС отменили квоты на российскую сталь, исчезают барьеры на американском рынке. Но это длительный процесс. К тому же из-за глобальной рецессии спрос на продукцию металлургии существенно упал, а конкуренция обострилась. В итоге здесь российский экспорт сократился более чем на 8%, цены на него упали, зато импорт проката черных металлов вырос сразу на 30%, стальных труб — на четверть. Последнее — прямое следствие вступления в ВТО: ставки таможенных пошлин на трубы были сразу резко снижены по большинству кодов ТН ВЭД и будут снижаться до 2016 г., чем воспользовались демпингующие китайские компании. Резкий рост импорта некоторых видов продукции машиностроения в Минпромторге РФ объясняют технологической отсталостью российской продукции. Однако по некоторым позициям в министерстве считают необходимым при очередном пересмотре таможенных тарифов в ТС повысить пошлины на машиностроительную продукцию до максимального уровня связывания, закрепленного в обязательствах России при вступлении в ВТО. В продукции химической промышленности сильно потеснили отечественных производителей импортеры кальцинированной соды из Болгарии, Турции и США. Наше собственное производство снизилось на 12%.

Сюрприз ожидал и сельское хозяйство. По мнению Минсельхоза РФ, здесь особых негативных явлений из-за вступления в ВТО не наблюдается. Отчасти роль защитного механизма сыграло снижение курса российского рубля. Производство мяса выросло на 6%, а молока снизилось на 4%. Но вину за это аграрии возлагают на недостаточную господдержку и белорусских конкурентов, пользующихся обширными дотациями из бюджета.

ПО МНЕНИЮ декана факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Алексея Портанского, чтобы эффект от присутствия в ВТО был положительным, надо уметь эффективно пользоваться всеми инструментами защиты рынка — просто так выгоды от ВТО с неба не свалятся. Впрочем, есть и другие мнения. Так, известный экономист Сатьяжит Дас считает, что время, когда присоединение к глобализации давало существенные преимущества, закончилось. Активизация международной торговли и свободного движения капитала, способствовавшая росту и процветанию, сменилась эпохой протекционистских мер и валютных войн. Теперь преимущества большей экономической и валютной интеграции для многих народов стали не так очевидны. После глобального кризиса общий экономический рост надолго замедлился. Для многих стран снижение прямых выгод от мировой торговли и свободного перетока капитала означает, что закрытая экономика им выгодней. Развитые страны и транснациональные компании контролируют логистику и цепочки поставок и доминируют в международной финансовой деятельности, имея существенный доход от торгового финансирования и управления инвестициями. Когда темпы роста были высокими, неравномерное распределение выгод от глобализации можно было терпеть. Но более низкие темпы роста и снижение выгод могут вызвать у развивающихся стран желание усилить собственные позиции за счет других. Ограничения в торговле, манипуляции курсами валют и процентными ставками, контроль за движением капитала — это сигналы к сокращению глобализации и возвращению к закрытой экономике — автаркии. При этом, несмотря на повторяющиеся заявления G20 о важности свободной торговли, ограничений с каждым годом все больше — под предлогом защиты национальной промышленности, занятости и доходов граждан и т.п. Россия, едва успев присоединиться к ВТО, демонстрирует весь набор таких действий: от утилизационного сбора на импортные автомобили до политически мотивированных санитарных и таможенных ограничений. А потому странам, все еще не вступившим в ВТО, и прежде всего Беларуси, придется столкнуться с подозрениями в подобном поведении.

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях