Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2571) от 30.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4302
EUR:
2.3584
RUB:
4.3001
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Консультации
23.06.2017 8 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Техзадание как существенное условие договора

Судебная практика показывает, что исполнители, стремясь быстрее выполнить заказ, порой опережают согласование условий договора, в частности, его предмета. Чаще всего данная проблема касается договоров подряда и возмездного оказания услуг, существенным условием которых является предмет – задание заказчика, которое обязуется выполнить исполнитель за плату. Задание должно согласовываться обеими сторонами, т.е. формулироваться заказчиком и приниматься исполнителем.

Остро данная проблема стоит в IT-сфере. Зачастую заказчик не обладает техническими навыками для формулирования специальными информационными тер­минами своих пожеланий к результату труда программистов. В подобных ситуациях последние приходят на помощь заказчику, оформляя его пожелания в техническое задание, понятное самим программистам.

На стадии оформления подобного задания может произойти сбой и фактические работы по формулированию еще не согласованного задания трансформируются в фактическое исполнение договора. В дальнейшем такая торопливость выливается в непринятие заказчиком результатов работы, оценить качество которых невозможно из-за отсутствия согласованного (подписанного) сторонами задания.

ЭКОНОМИЧЕСКИМ судом было рассмотрено дело по иску ИП «Заказчик» к ЧУП «Исполнитель» о взыскании 500 BYN неосновательного обогащения и 110 BYN процентов за пользование чужими денежными средствами, а всего 610 BYN.

Конфликт заключался в следующем. Стороны подписали договор подряда на изготовление интернет-сайта, требования к сайту условились согласовать в брифе (анкета с информацией и пожеланиями к сайту) и техническом задании (приложения № 1 и № 2 к договору). Однако указанные приложения сторонами подписаны не были. При этом в заседании стороны взаимно согласились, что бриф должен был заполняться самим истцом, а техзадание на его основе – ответчиком, после чего подписываться сторонами в качестве приложений к спорному договору.

Стоимость работ была согласована сторонами в размере 1000 BYN. Половину этой суммы истец должен был внести в качестве предварительной оплаты, что и было им сделано.

Из-за отсутствия согласованного и подписанного сторонами брифа и техзадания истец считал спорный договор незаключенным, т.к. сторонами не были согласованы все существенные его условия относительно предмета работ. По мнению ответчика, вина в несоставлении брифа лежала на самом истце, а потому ответчик в соответствии с условиями договора вправе был отказаться от его исполнения, что и сделал, уведомив истца. В случае досрочного расторжения договора стороны в его условиях согласовали невозвратный характер предоплаты. При этом доказательств достижения соглашения о задатке в договоре не было.

Как пояснили в заседании стороны, в ходе исполнения договора между ними возникли разногласия относительно сроков выполнения работ (по мнению истца, они затянулись), а также относительно требований к наполнению и содержанию сайта (по мнению ответчика, истец такие требования ему не представил). В условиях договора стороны согласовали 20-дневный срок выполнения работ по договору.

ОЦЕНИВ указанные обстоятельства, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии со ст. 100 и 101 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рас­смотрения дела (предмета доказывания).

В силу п. 1 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Причем существенными являются условия о предмете договора, которые названы в законодательстве как существенные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Как следует из содержания ст. 656 ГК, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

Таким образом, согласованный сторонами бриф и техзадание в спорном договоре подряда являются существенным его условием.

При оценке согласования сторонами существенных условий договора подряда в порядке, установленном законодательством и договором, в соответствии со ст. 401 ГК суд учитывал отсутствие доказательств согласования требований к наполнению и содержанию интернет-­сайта истца. Поэтому суд счел, что между сторонами не было достигнуто в установленном порядке соглашение относительно предмета договора – технических и пользовательских требований к интернет-сайту заказчика по спорному договору, а потому его нельзя признать за­ключенным.

Следовательно, перечисленная предоплата получена без установленных законодательством или сделкой оснований. Исходя из норм ст. 971 ГК в таком случае приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 ГК. При этом неважно, оказалось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Так как договор был признан незаключенным, требования истца о взыскании исполненного в связи с этим договором – перечисленных ответчику 481,25 BYN с учетом деноминации суммы неосновательного обогащения на основании ст. 971 ГК суд признал правомерными и обоснованными.

Согласно ст. 976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 366 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств (ст. 366 ГК). Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Нацбанка на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Нацбанка на день вынесения решения.

Расчет процентов в сумме 110 BYN за периоды с момента перечисления предоплаты по дату судебного заседания суд признал обоснованным и заявленным в пределах материального права истца. А потому исковые требования были удовлетворены.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by