$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ТАРИФЫ ДОСТОВЕРНОСТИ©

24.09.2013

Комментируя события на зарубежных финансовых рынках, иные белорусские «эксперты» изощряются в смелых выводах, которые выглядят удивительно легковесно на фоне скромного отечественного опыта и нормативных пробелов в этой сфере.

Пример таких событий и комментариев мы наблюдали на прошлой неделе. Заявление Президента Беларуси о том, что за внешней успешностью «Уралкалия» лежат серьезные, сулящие банкротство проблемы: «в минусе 12 млрд. USD, а в плюсе всего 2 млрд.», что скрывается путем подтасовки финансовой отчетности, огромные долги и проблемы с производством, фондовый рынок воспринял довольно вяло. 18 сентября на Московской и Лондонской биржах акции и GDR «Уралкалия» упали было почти на 3%, что не так много, учитывая, что 17 сентября был зафиксирован рост на 7,35%. Разумеется, информационная война не осталась незамеченной участниками рынка, особенно спекулянтами, нервно реагирующими на любой негатив. Но учитывая, что в предыдущие 3 месяца котировки акций уральской компании метались от 140 до 224,34 RUB, нынешняя волатильность никого особо не пугает — у многих участников рынка она куда больше. Тем не менее в некоторых СМИ тут же появились предположения о мерах, которые примут регуляторы к нашему бывшему партнеру.

Независимый директор и председатель комитета по аудиту ОАО «Уралкалий» Пол Остлинг заявил, что компания «стремится к максимальной открытости и достоверности в своей финансовой отчетности. Три независимых члена комитета по аудиту следят за подготовкой финансовой отчетности и получают доклады напрямую от независимых внешних аудиторов «Уралкалия»... Поэтому мы считаем, что заявления белорусских властей некорректны и являются частью продолжающейся кампании по дезинформации, нацеленной на нанесение ущерба репутации и бизнесу «Уралкалия». По данным аудированной отчетности «Уралкалия» по МСФО, выручка сократилась в I полугодии т.г. на 27,8% по сравнению с январем–июнем 2012 г. и составила 1614 млн. USD, чистая прибыль — на 53%, до 397 млн., EBITDA — на 40%, до 876 млн. USD, рентабельность по EBITDA — с 76% до 65%, а себестоимость — на 3%, до 58 USD за тонну. При этом общая сумма активов «Уралкалия» на 1 июля составила 12 864,1 млн. USD, в т.ч. текущих — 2087,4 млн., а сумма всех обязательств — 5826,2 млн., в т.ч. краткосрочных — 1659,5 млн. USD. Таким образом, коэффициент текущей ликвидности составляет 1,26 — несколько меньше оптимального значения, но ненамного, тем более что ожидается, что отношение чистого долга к EBITDA по итогам года составит чуть более 2. Отчетность «Уралкалия» подтверждена крупнейшей международной аудиторской компанией Pricewaterhouse Coopers (PwC), которая фактов искажения не обнаружила. Российские аналитики и СМИ подчеркивают, что мнению аудиторов «Большой четверки» принято доверять. Впрочем, этот аргумент не столь безупречен. Например, в июне 2007 г. PwC отозвала свое положительное заключение по отчетности ЮКОСа за 1995–2004 годы, мотивируя свой шаг появлением в ходе судебного расследования обстоятельств о деятельности компании, якобы предоставившей для аудита недостоверные сведения. Но инвесторы ЮКОСа заявляли, что решение PwC принято под давлением российских властей, чтобы не потерять клиентуру в стране.

Если 10 лет назад скандалы, связанные с корпоративной отчетностью, потрясли деловую и бухгалтерскую общественность мира, то теперь они воспринимаются вполне обыденно, хотя закон Сарбенкса-Оксли в США и директивы Евросоюза грозят нарушителям суровыми карами. Но после кризиса 2008–2009 гг. вновь выяснилось, что ряд компаний скрывали свои убытки и «плохие» долги, нарушая учетные стандарты и обманывая аудиторов, инвесторов и регуляторов. Некоторые из виновников были наказаны, иные возмещали ущерб, но в целом проблема искажения отчетности в мире до сих пор не решена.

Пытаются бороться с этим явлением и в России. Например, там искажение любой статьи бухгалтерской отчетности не менее чем на 10% карается штрафом от 2 до 3 тыс. RUB (ст. 15.11 КоАП РФ), а злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством РФ о ценных бумагах, либо предоставление заведомо неполной или ложной информации, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству, наказываются штрафом в размере до 300 тыс. RUB или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 2 лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет (ст. 185.1 УК РФ). Кстати, манипулирование фондовым рынком, в т.ч. путем умышленного распространения через СМИ заведомо ложных сведений об эмитентах, карается куда строже.

Белорусское законодательство на сей счет гораздо либеральнее. У нас нарушение установленного порядка ведения бухгалтерского учета и отчетности согласно ст. 12.1 КоАП влечет лишь предупреждение или наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин (от 0,4 млн. до 2 млн. Br). Несколько строже карается сокрытие банкротства путем искажения бухгалтерской отчетности (ст. 239 УК), повлекшее причинение ущерба кредиторам в крупном размере, а также выманивание кредита или субсидии путем предоставления заведомо ложных документов и сведений: штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом на срок до 6 месяцев, или ограничением свободы на срок до 3 лет, или лишением свободы на тот же срок (ст.ст. 239 и 237 УК). Неопубликование в установленные сроки бухгалтерской отчетности чревато для наших ОАО лишь приостановкой обращения акций на БВФБ, что мало кого пугает. Между тем в России подобные вольности, в т.ч. неполное раскрытие информации, грозят штрафами на должностных лиц в размере от 30 до 50 тыс. RUB, а для компаний — от 700 тыс. до 1 млн. RUB.

Лишь через 2 года белорусские общественно значимые организации будут обязаны составлять консолидированную отчетность по МСФО и публиковать ее на своих сайтах. Пока же это делают лишь банки и несколько промышленных предприятий. К тому же у нас понимание достоверности (правдивости) отчетности вполне своеобразное. Если в МСФО это понятие отождествляется с реальным и объективным отражением факторов хозяйственной жизни, то в Беларуси — с соответствием требованиям действующего законодательства. И если оно позволяет на годик приостановить начисление амортизации, на 2--3 года отложить списание на финансовые результаты курсовых разниц или капитализировать проценты по кредитам, начисленные после ввода основных средств в эксплуатацию, то отчетность по белорусским правилам считается достоверной, хотя по западным это выглядит как намеренное искажение с целью завышения прибыли. Неудивительно, что для иностранцев ни наша отчетность, ни упреки других в недостоверности не выглядят убедительно. Тем более что в конечном итоге «подкрутка» финансовых результатов не помогает. Скажем, в Беларуси чистая прибыль предприятий по итогам работы за январь–июль т.г. оказалась на 38,6% меньше, чем год назад, число убыточных организаций выросло на 44%, а сумма их чистого убытка — в 2,1 раза. Впрочем, на Лондонской бирже белорусские акции пока не котируются...

Леонид ФРИДКИН