$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

ТАНГО С ДОЛГОМ©

07.12.2012

Понедельник 3 декабря открыл новую страницу в мировой системе реструктуризации долгов. В этот день суд Нью-Йорка, разбирая дело Аргентины 10-летней давности, вынес решение, которое может стать прецедентом, способным воспрепятствовать механизму избавления стран от долгового бремени с помощью контролируемого дефолта. Жертвами окажутся все страны-должники, пытающиеся рефинансировать внешний долг за счет новых заимствований.

По решению нью-йоркского суда, Аргентине, объявившей в 2001 г. дефолт, а затем реструктуризировавшей свои долги, необходимо выплатить дополнительно 1,3 млрд. USD «фондам-стервятникам» — NML Capital и Elliott Management, которые отказались принять участие в программе списания задолженности. Аргентина подала на апелляцию, и решение суда временно заморожено, но это не означает, что через 3 месяца дело не дойдет до дефолта. Денег на выплату «стервятникам» у страны нет, и такие расходы могут лишить ее всех экономических достижений. Можно прогнозировать, что подобные проблемы возникнут у всех стран-должников, для которых дефолт — единственный способ выбраться из долговой ямы. По мнению американского экономиста Нуриэля Рубини, больше ни один кредитор, включая МВФ и прочие международные финансовые организации, не пойдет на добровольное списание долгов. Особую опасность представляют попытки реструктуризации частной задолженности — акционеры банков и фондов всегда смогут оспорить такие решения, наносящие ущерб их интересам.

Система проведения контролируемых суверенных дефолтов сформировалась в мире с конца 1990-х годов. Тогда несколько развивающихся стран оказались либо полноценными банкротами, либо на грани объявления дефолта. Среди них были Россия и Украина, Аргентина, Пакистан и Эквадор. Напомним, Беларусь тогда спасло списание российского долга.

С тех пор в мире действуют 3 основных варианта правильного объявления дефолта:

· Законодательный подход. По инициативе МВФ создан механизм реструктуризации проблемных суверенных долгов — SDRM. Он представляет систему законов и институтов, позволяющих провести максимально безболезненный дефолт. Но тех же целей с меньшими усилиями позволяет добиться следующий подход.

 

 

· Положение о коллективных действиях (Collective action clauses, или САС). Здесь заемщик предлагает условия реструктуризации долга, и если их принимает квалифицированное большинство кредиторов, то они автоматом распространяются и на всех кредиторов. CAC прописывается прямо при выпуске облигаций.

 

Рыночный подход. Вместо CAC заемщик может предложить кредиторам сделку: взамен старых облигаций будут выпущены новые — на других условиях. Основной риск здесь в том, что кредиторы могут не согласиться на сделку. Но обычно этого не случается, потому что развивающиеся страны предлагают сделки на выгодных условиях.

В последние 10 лет практически все страны выпускают облигации, предусматривающие CAC как наиболее безопасный вариант. Не является исключением и Беларусь, недавно ставшая на путь выпуска евробондов.

Но CAC не полностью устранило риски: инвесторы голосуют за принятие условий по количеству облигаций, которыми они владеют, — чем больше облигаций, тем больше голосов. Обладатель значительного числа облигаций получает право «вето» по любой реструктуризации, что нарушает права других кредиторов. Для одобрения сделки обычно нужно согласие 66–75% голосов.

Эту проблему можно решить с помощью SDRM или механизма aggregation clause, когда все облигации разных выпусков, которыми владеет один кредитор, дают ему один голос. Данное условие также можно оговорить при выпуске облигаций, чтобы один крупный игрок не смог заблокировать сделку.

Главный риск для любого контролируемого дефолта — несогласие части инвесторов пойти на реструктуризацию. В 2005 г. против Аргентины были возбуждены сотни исков, но шансов их выиграть было немного — обычно небольшие кредиторы редко тут побеждают и уж тем более не могут наложить арест на собственность государства. Суд Нью-Йорка полностью перечеркнул эту систему. Принцип равных условий при САС судья Томас Гриеза истолковал так: страна не может платить кредиторам, согласившимся на реструктуризацию, пока полностью не вернет то, что полагается тем, кто на нее не соглашался. Это толкование может быть использовано во всех американских судах, а с них пример возьмут и остальные. Теперь кредиторы смогут налагать арест на активы государства, в т.ч. на выплаты, которые должны были быть направлены тем, кто согласен на реструктуризацию. Это делает процесс реструктуризации госдолга практически невозможным, ведь кредиторам будет невыгодно соглашаться на сделки, любая из которых может быть в любой момент заблокирована из-за одного кредитора, особенно крупного.

Аргентине пока надо заплатить лишь 1,3 млрд. USD, но еще 10 млрд. ее госдолга находится в руках тех, кто тоже не согласился на реструктуризацию. Если отказаться от выплат им, то суд Нью-Йорка заморозит отчисление прочим кредиторам и страна окажется банкротом.

На первый взгляд, нам нет никакого дела до аргентинских проблем. Однако они могут появиться и у нас: стремительно выросший внешний долг уже стал серьезным бременем для белорусской экономики. Свидетельство тому — признание министра финансов А.Харковца о необходимости привлечь новые заемные средства для погашения ныне имеющихся обязательств, попытки возобновить диалог с МВФ, начало выпуска внутренних валютных облигаций, постепенное сокращение золотовалютных резервов. Пролонгация 2-миллиардного кредита Сбербанка РФ Беларуськалию по сути выглядит как реструктуризация «квазигосударственного» внешнего долга.

Из-за негибкого валютного режима и чрезмерных трат Беларусь, как и Аргентина или Греция, потеряла существенную часть своей конкурентоспособности. Дефицит счета текущих операций приходится финансировать за счет внешних займов, а недостаток инвестиций привел к рецессии экономики. Эти проблемы нельзя разрешить только с помощью монетарных или курсовых инструментов. Правда, в отличие от Греции и Аргентины у нас бюджет остается профицитным, размер госдолга пока находится в границах экономической безопасности и все платежи аккуратно проводятся. Так что о дефолте говорить вроде бы не приходится. Но если с очередным траншем кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС вновь возникнут проблемы, валютные поступления от экспорта продолжат сокращаться, то актуальность реструктуризации возрастет — даже если Россия не будет настаивать на компенсации своих потерь от «растворительного» бизнеса. При этом особенно аккуратными нужно быть с выпущенными еврооблигациями — ведь прецедент, созданный нью-йоркским судом, может вдохновить их держателей на весьма жесткие меры при первом же негативном сигнале.

Вадим ЛЕБЕДЕВ