$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Колонка Леонида ФРИДКИНА

Тайная комната пирамиды МАСЛОУ

10.02.2017

Бизнес можно представить как деятельность, направленную на удовлетворение потребностей прежде всего того, кто ее осуществляет. В процессе этой деятельности предприниматель проходит все уровни пирамиды Маслоу. Когда материальные потребности удовлетворены, хочется получить чувство безопасности, добиться признания своих талантов и высокого общественного статуса. Но вход на некоторые этажи пирамиды не могут найти даже самые крутые белорусские бизнесмены.

В нашей социально-экономической системе нет места олигархам. Этот термин никак не применим к любым белорусским бизнесменам. Некоторым доступен определенный административный ресурс, но никто не обладает реальной властью. Зато любой легко переходит из рейтинга «самых богатых и влиятельных» в мартиролог задержанных и осужденных. Но близость к власти дает огромные конкурентные преимущества.

ПРИ той доле, которую занимает в белорусской экономике госсектор, не сотрудничать с ним невозможно. Ведь основные деньги в стране крутятся между госпредприятиями и бюджетом. К этому потоку част­ные компании всегда будут тянуться – и платить за «допущенность к столику» кон­кретным чиновникам и руководителям госпредприятий. И согласившийся играть по правилам системы бизнесмен (что бы он при этом ни говорил) – становится ее винтиком. Естественно, суммы взяток и «откатов» закладываются в себестоимость и цены, а в конечном итоге оплачиваются всем населением страны.

Какой смысл заниматься биз­несом, если нельзя быть по-­настоящему богатым и за свои деньги удовлетворить любой каприз: жить во дворце, ездить на Bentlеy, плавать на яхте, отдыхать на Мальдивах, учить чадо в Лондоне и т.д.? Для этого нужна не только прибыль, но и возможность ей распорядиться, если что-то осталось после уплаты налогов, пожертвований на спорт, убыточные колхозы и прочие социально ответственные затеи. Приходится ловчить: завышать цены и затраты, скрывать выручку, уклоняться от налогов, выводить капитал в оффшоры, копить черный нал на «взяточный фонд» и т.п. В общем, негде клейма ставить.

Таковы неформальные правила. Формальные законы биз­нес перестает нарушать лишь тогда, когда ему это становится выгодно. А это произойдет, только если законы позволят богатеть, защитят право биз­несмена быть богатым и пользоваться своим богатством, не боясь ничьих посягательств, упреков и дележки по справедливости. Не случайно на KIF-2016 г-н Рудый на полном серьезе призывал юристов защищать бизнес... от государства. И никто из присутствующих не удивился, почему само государство не защищает биз­нес.

Периодически кто-нибудь из предпринимателей заявляет, что сам зарабатывает на жизнь, ничего не просит от государства – разве что, не мешать работать. По сути, это невольное признание в самом страшном мыслепреступлении. Ведь любой, кто не нуждается в государстве, объективно подрывает его основы. Для того и существуют штрафы, конфискации, посадки и прочие инструменты, выдавливающие частников на отведенное ему место – просителя, подозреваемого и обираемого. Чтобы каждый понимал, что дышит, зарабатывает, приобретает и имеет что-либо только по милости государства и лишится всего, утратив его благоволение. Никакие послабления не исключают сохранения пол­ного набора административного и репрессивного воздействия. Он всегда наготове, если возникает какая-то угроза доминирующему положению гос­сектора.

ПОЛНОСТЬЮ контролируя основной массив ресурсов и все политические процессы, власть остается уязвимой. Ведомственные интересы не поз­воляют чиновникам объективно оценивать меняющуюся ситуацию и предлагать обществу эффективные решения. Поэтому приходится обращаться за советом к бизнесу как к креативному классу, способному предложить что-то новое и полезное. Но большая часть полученных петиций игнорируется. Некоторые просьбы выполняются лишь под давлением крайних обстоятельств или ока­зывается, что общество уже само воплотило их в жизнь. Столь слабые и неэффективные обратные связи между управляющей надстройкой и экономическим базисом делают неустойчивой всю систему, а ошибки «сверху» расшатывают ее все сильнее.

Чтобы реально участвовать в процессе законотворчества и добиваться принятия нужных для себя нормативных актов, бизнесу нужно весомое пред­ставительство в законодательной власти и серьезное влияние на власть исполнительную. Для этого надо превратиться в политический класс. Духу на это пока у белорусских бизнесменов не хватает. Но креативность настойчиво ищет выхода, хотя бы виртуального. Там мо­жно реализовать свои смелые фантазии, объяснять, разоблачать, пророчествовать. Проецируя свой предпринимательский опыт на макроэкономические процессы, некоторые бизнесмены вполне могут за­ткнуть за пояс популярных экспертов по части разнообразных прогнозов и комментариев. При толике свободного времени и желании стать «лидером мнений» нетрудно: достаточно помелькать на нескольких шоу, дать пару-тройку интервью, пошуметь в соцсетях. Но система функционирует по-старому, лишь оратор взят на заметку, а со временем при подходящем случае – еще за что-нибудь. На законодательство и правоприменительную практику аудио- и видеосигналы не действуют, а подать тактильные никто не отважится. Потому как свой бизнес, рубашка и прочие атрибуты ниж­них этажей пирамиды Маслоу ближе к телу. Конечно, за иные аудиосигналы тоже можно ог­рести, но шалости, подпадающие под статьи главы 25 УК, это не усугубляет.

ЛЕЗТЬ в политику бизнесу не хочется – он слишком уязвим и зависим от государства. К тому же в каждом офисном шкафу таятся свои скелеты, которые в любой момент могут вытряхнуть контролеры. Поэтому предприниматели предпочитают договариваться с нынешней властью. А та сотрудничает только с лояльными представителями делового сообщества и игнорирует тех, кто пытается бескомпромиссно отстаивать свои интересы. Да и лоялисты тщательно дистанцируются от смутьянов. Ведь демонстрация солидарности может разрушить шат­кую конструкцию диалога.

Обещания оппозиционеров создать райские условия после своего прихода к власти не воспринимаются основной мас­сой предпринимателей и менее всего – самыми крупными. Ведь условия-то обещаются равными. А каждый бизнесмен носит в барсетке жезл монополиста. Стало быть, если обещания сбудутся, то прощай экс­клюзивные преференции. В при­дачу нет никаких гарантий, что новая власть (если таковая вдруг появится) не займется переделом собственности и рынков, раздачей ресурсов и привилегий новым фаворитам. Пред­приниматели – публика рациональная. Для них синица выживания в руках куда симпатичнее, чем журавль либеральных обещаний в туманном будущем.

Столь же равнодушно пред­принимательские массы взирают на суету бизнес-союзов. Их возможности и достижения кажутся слишком скромными, но немногие задумываются, какими бы они стали при более массовом и активном участии предпринимателей.

Посадки отдельных крупных (по белорусским меркам) биз­несменов не меняют такую позицию не только основной массы бизнеса, но и самих посаженных. Им выгоднее потерпеть, возместить ущерб со­гласно прейскуранту и продолжить свое дело. Неприятности забудутся, шрамы на кошельке зарастут, а связи восстановятся.

Людям свойственно забывать, верить и надеяться. А потому всякий раз, когда свыше обещают очередную дозу по­слаблений, бизнес-сообщество радостно возбуждается, пред­вкушая долгожданные реформы. При этом редко вспоминается, что нынешние обещания звучат далеко не впервые и порой даже частично выполнялись, но оказались недостаточными, чтобы ком­пенсировать прочие проблемы.

Поэтому деловое сообщество с вниманием и сочувствием принимает весть о посадке очередного коллеги. Неважно, был ли он ранее приближенным к властной кормушке, пламенно ее обличал или толерантно помалкивал, вступал ли в неуставные отношения с чиновниками, честно платил налоги или безудержно их оптимизировал.

КОГДА правоохранительные органы оглашают очередные реляции о выявленных схемах откатов, уклонения от уплаты налогов и т.п., мы охотно верим, что это возможно. Не из-за того, что безоговорочно доверяем этим органам. Просто каждый бизнесмен знает, как сложно безукоризненно выполнить все требования законодательства и остаться при этом с прибылью. А потому мы дружно сочувствуем попавшимся при попытке перелезть через барьеры законов и морально их поддерживаем. Не вставая с дивана...

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН