$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Тайна решения всех проблем: как президенты урегулировали спорные вопросы

07.04.2017

К встрече президентов Беларуси и России в отношениях между нашими странами накопилось достаточно проблем, чтобы заставить деловое сообщество (по крайне мере, белорусское) серьезно напрячься. Но заявление о том, что в двусторонних «экономических отношениях спорных вопросов не осталось», мало кого удовлетворило. Слишком мало информации о принятых решениях стало достоянием общественности.

Мы давно привыкли, что вопросы поставок нефти и газа, продукции сельского хозяйства и машиностроения периодически выходят за рамки отношений субъектов хозяйствования и ведомственного регулирования и требуют личного вмешательства на уровне глав государств. Они сами тоже привыкли к такой практике и, похоже, не слишком пеняют подчиненным, что разруливать нерешенные вопросы приходится на высочайшем уровне. При этом было заявлено, что главы государств поручают правительствам в 10-дневный срок урегулировать все спорные моменты.

Нефть за газ и кредиты

Главным итогом встречи можно считать заверение о решении нефтегазового спора. «Мы нашли схему, при которой мы сохраняем наши подходы, сближаем наши позиции по ценам», – заявил Владимир Путин. Он заверил, что стороны «нашли возможность взаимных уступок» и договорились о перспективах дальнейшего со­трудничества. Однако никакой конкретики о найденных уступках не прозвучало. Вместо этого российский президент вкратце повторил основные тезисы плана реализации Договора о Евразийском экономическом союзе: к 1 января 2018 г. будут разработаны правила функционирования единого рынка газа, а к 2024 г. закончится подготовка к подписанию межправительственного соглашения по этому рынку в рамках ЕАЭС. Но обо всех этапах данного процесса Евразийская экономическая комиссия и так регулярно информирует общественность союзных стран. Гораздо интереснее, как решается вопрос с текущими поставками, ценами и долгами.

Президент РБ Александр Лукашенко на пресс-конференции заявил о готовности рос­сийской стороны рефинансировать задолженность Беларуси, но не уточнил, какую именно. Между тем до сих пор Минск категорически не желал признавать долг за газ, рассчитанный исходя из цен, определяемых «Газпромом». Вице-­премьер РФ Аркадий Дворкович заявил 3 апреля на пресс-конференции, что Беларусь должна выплатить дочерней компании «Газпрома» ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» задолженность в 726 млн. USD. После этого Россия возобновит беспошлинные поставки нефти в объеме 24 млн. т в год, которые в IV квартале 2016 г. были сокращены на 1/4. В свою очередь, вице-премьер РБ Владимир Семашко заверил, что нефть в таком объеме будет поставляться до 2024 г. При этом до конца 2019 г. 18 млн. т нефти должны поставляться на переработку белорусским НПЗ, а 6 млн. т — «перетаможиваться» с дальнейшим экспортом российскими компаниями в любом направлении с зачислением пошлин в белорусский бюджет. Детали этой схемы не уточняются. Зато, как заявил А. Дворкович, увеличение поставок нефти начнется лишь после того, как поступит оплата долга за газ.

Чем будет платить Минск – пока неясно. Упомянутое рефинансирование может предполагать как выдачу Россией в какой-то форме новых кредитов, так и реструктуризацию преж­них. Во вторник, 4 апреля, пер­вый заместитель премьер-министра РБ Василий Матюшевский сообщил, что Россия рефинансирует долговые обязательства республики. «Мы говорим о рефинансировании долга, который у нас к погашению в рамках наших межгосударственных кредитов по текущему году. Это порядка 750–800 млн. USD – основной долг и сумма процентов к погашению в этом году, – заявил В. Матюшевский. – При­н­ципиальное решение о рефинансировании долговых обязательств принято, сейчас идет процесс формализации договоренностей». При этом потребуется внесение изменений в бюджет, соответствующая работа будет идти на уровне Минфина и парламента РФ. Уложатся ли эти органы в отведенные им 10 дней, вице-­премьер не уточнил.

Кроме того, по словам В. Матюшевского, на встрече президентов также шла речь о программе взаимодействия Беларуси с Евразийским фондом стабилизации и развития. При этом В. Путина проинформировали об «определенных вопросах и шероховатостях, которые были в рамках реализации этой программы».

Напомним, главная «шероховатость» – это прекращение ЕФСР финансирования: Беларусь так и не получила очередные транши кредита в установленные сроки. Однако, как уверяет В. Матюшевский, эти вопросы носят не принципиальный, а больше технический характер. Почему решить их нельзя без помощи на высшем уровне, вице-премьер тоже не уточнил, но заверил, что со стороны президента России «мы получили поддержку нашим инициативам в части дальнейшего продолжения этой про­граммы. Владимир Путин обещал оказать всемерное содействие, чтобы программа с ЕФСР продолжалась».

Кстати, по данным Минфина, в прошлом году Беларусь выплатила по кредитам, полученным от правительства и банков России, 300 млн. USD, а в текущем году должна оплатить еще около 741 млн. (из которых в январе–феврале т.г. перечислены уже 82 млн.). Так что рефинансирование долгов – как по имеющимся кредитам, так и по спорной задолженности за газ – было бы весьма кстати. К сожалению, пока неизвестны ни сумма новых заимствований, ни сроки, ставки, ковенанты и прочие условия. Можно также только гадать, когда и в каком объеме возобновится программа ЕФСР.

Существенно, что Беларусь избавится от обязательства поставлять в Россию 1 млн. т нефтепродуктов в год (хотя оно все равно почти не выполнялось), которое было невыгодно для белорусских НПЗ. По некоторым оценкам, отмена таких поставок позволит нашей стране сэкономить 150 млн. USD в год, а общий экономический эффект от достигнутых нефтегазовых договоренностей может составить за 3 года 2,1 млрд. USD. Так что у российских экспертов появится отличная возможность добавить эту сумму к ранее подсчитанным скрытым субсидиям белорусской экономики в виде льготных поставок рос­сийских энер­гоносителей. Часть этих «субсидий» – обещанная А. Дворковичем с 2018 по конец 2019 года скидка в виде понижающего коэффициента к фор­муле цены на газ. Вице-премьер не назвал размер скидки, пояснив, что раскрыть эти данные не позволяют корпоративные стандарты.

Напомним, в 2016 г. средняя цена импорта российского газа для Беларуси составляла 136,6 USD за 1 тыс. м3. Но, по мнению белорусских властей, в прош­лом году следовало снизить цену до «справедливых» 73–83 USD. Исходя из этой суммы мы и платили «Газпрому», что стало причиной затяжного конфликта, перекинувшегося на отношения в нефтяной и иных сферах.

Впрочем, на встрече президентов так и не прозвучал прямой ответ, как должно интерпретироваться межправительственное соглашения 2011 года о порядке формирования цены на газ. Остается также неясным, признала ли Беларусь претензии «Газпрома» и Минэнерго РФ или российская сторона согласилась на компромисс, в какой-то мере снижающий сумму рассчитанного ей долга. Ходят слухи, что Минск так и не признает этот долг и не намерен его оплачивать до определения пресловутой справедливой цены. Возможно, более точную информацию мы получим с наступлением назначенного главами государств срока – 13 апреля.

На фоне этих вопросов весьма эфемерно выглядят рассуждения о создании через не­сколько лет единого рынка газа, электроэнергии и другие интеграционные проекты.

Молоко и граница

На встрече 3 апреля президенты обсудили вопросы поставок продовольствия, где также накопилось немало взаимных претензий. Российские ведомства то обвиняют белорусские предприятия в поставках «санкционных» продуктов, то находят в поставляемой из нашей страны молочной и мясной продукции непредусмотренные техрегламентами вещества. Ограничения действуют в отношении 12 отечественных молочных предприятий, 8 мясокомбинатов и 3 крупных птицефабрик.

После череды ограничений поставок Президент А. Лукашенко поручил главе МВД республики возбудить уголовное дело в отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, об­винив того в «нанесении ущерба государству».

Теперь российские специалисты по поручению В. Путина собираются в Беларусь, чтобы со­вместно с белорусскими коллегами разобраться с соблюдением фитосанитарных и прочих норм на предприятиях. Это будет первый визит сотрудников Рос­сельхознадзора в Беларусь с начала 2017 года. Однако С. Данкверт заявил, что не намерен участвовать в этих мероприятиях, намекнув, что опасается «уголовного дела».

Остальные специалисты Рос­сельхознадзора уже начали ин­спектировать белорусские пред­приятия в Гомельской и Брестской областях. Планируется, что ин­спекции продлятся до 9 апреля. Как сообщалось, Беларусь рассчитывает на снятие ограничений по поставкам сельхозпродукции в Россию в апреле.

* * *

Теперь досужие эксперты в обеих странах наперебой гадают: кто выиграл от апрельских договоренностей – Беларусь или Россия. Рискнем предположить, что встреча на экономическом поле закончилась вничью. Россия не может отказаться от материальной помощи своему союзнику, а Беларусь – от относительно свободного доступа на российский рынок и льготных поставок энер­гоносителей. Зависимость от восточного соседа создает определенные риски, в т.ч. политические. Зато восстановление скрытых субсидий и явных кредитов позволит белорусским властям и впредь оттягивать проведение структурных реформ и поддерживать пошатнувшуюся социально-экономическую модель, не меняя ее основ.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ