$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ НА МЕЛКОВОДЬЕ ВАЛЮТНОГО ДЕФИЦИТА

22.04.2011

Нацбанк письмом от 19.04.2011 № 31-16/155 снял ограничения по формированию курса белорусского рубля при совершении сделок купли-продажи иностранной валюты на межбанковском рынке. В тот же день первый заместитель председателя Правления Нацбанка Николай Лузгин заявил, что рассматривается вопрос о введении на следующей неделе дополнительной сессии на валютных торгах БВФБ, в ходе которой будет формироваться рыночный курс белорусского рубля по отношению к инвалютам исходя из спроса и предложения. Таким образом, на биржевом рынке может возникнуть два обменных курса: официальный Нацбанка — для оплаты критического импорта (природный газ, медикаменты и др.) и рыночный — для всех остальных.

Ранее введенные ограничения, включая расширение с 29 марта коридора курсообразования на внебиржевом рынке с 2% до 10% к официальному курсу, не решили проблем. Валюты попросту на всех не хватало, а коммерческие банки обходили предписанное ограничение, используя конверсионные операции, на которые оно не распространялось. Так, например, банк вначале конвертировал доллары США экспортера в евро с отклонением на 15% выше официального курса конверсии, а после выкупал назад у экспортера евро по курсу Нацбанка плюс 10%. В итоге экспортер продавал свою первоначальную долларовую выручку по рыночному курсу, превышающему официальный на 26,5%. Затем банк продавал импортеру евро по курсу Нацбанка плюс 10%, зачисляя себе на счет белорусские рубли, после чего осуществлял обратную конверсию евро в доллары с отклонением на 15% ниже официального курса конверсии. В итоге импортер получал доллары по рыночному курсу, превышающему официальный на 29,4%.

Теперь же купля-продажа инвалюты для субъектов хозяйствования и банков значительно упростится. По сути, Нацбанк, продолжая отрицать возможность девальвации национальной валюты, отпустил курс рубля на внебиржевом рынке в свободное плавание, тем самым санкционировав множественность обменных курсов. Между тем такая практика прямо нарушает статью VIII Устава МВФ, согласно которой отклонения курсов валют на различных сегментах внутреннего валютного рынка не должны превышать 2,25%. Впрочем, Международный валютный фонд надеется, что Нацбанк и правительство не будут затягивать с установлением единого курса. «То решение, которое было объявлено, — это движение в правильном направлении. Это обеспечит большую гибкость валютного курса. Обнадеживает, что Нацбанк назвал это временной мерой и заявил, что курсы будут унифицированы... Это должно быть сделано в достаточно короткие сроки», — заявила Reuters постоянный представитель МВФ в Беларуси Наталия Колядина.

Для достижения такого результата потребуется соответствующее расширение границ валютного коридора официального курса белорусского рубля к корзине валют (включает доллар, евро и российский рубль) и возврат к валютному коридору на внебиржевом рынке в пределах не более 2% от официального курса. В конечном счете расширение коридора колебаний курса белорусского рубля по отношению к основным инвалютам вкупе с ужесточением монетарной и фискальной политики позволит улучшить ситуацию на внутреннем валютном рынке.

Впрочем, сколько времени на это понадобится, сказать трудно. Напомним, что в 1999–2000 гг. параллельно существовали два курса: официальный, по которому шла обязательная продажа валюты, расчетов по импорту за некоторые товары и аренду госсобственности, а также устанавливаемый — для всех остальных расчетов. Разница между ними была почти двукратная. Многие бизнесмены и бухгалтеры помнят, сколько проблем, путаницы и коррупции связано с этим раздвоением.

На наш взгляд, либерализацию политики обменного курса на внебиржевом рынке и введение альтернативных торгов на БВФБ следует оценивать скорее положительно. Это позволит развязать операции в инвалюте в сегменте предприятий: с появлением рыночного курса экспортеры начнут продавать валюту, следовательно, импортеры смогут удовлетворить свои потребности, не прибегая к конверсионным схемам.

При этом необходимо осознавать, что в ближайшие дни курс белорусского рубля на межбанке будет скорее завышенным, спекулятивным, т.к. у экспортеров появится желание продать валюту по более высокому курсу. Однако объем торгов при этом будет минимальным, поскольку многие импортеры сейчас не готовы покупать доллар по завышенному курсу. Ведь в этом случае им придется либо автоматически повышать цены, что может привести к падению объемов реализации, либо снижать рентабельность продаж, т.е. жертвовать частью прибыли.

В то же время, спустя несколько дней объем купли-продажи валюты на межбанковском рынке будет постепенно расти за счет увеличения объемов продаваемой экспортной выручки. Соответственно, по мере устранения искусственно созданного дефицита валюты курс белорусского рубля на межбанке также будет укрепляться. В конечном счете, участникам валютного рынка удастся практическим путем «нащупать» тот рыночный курс, устраивающий как покупателей, так и продавцов валюты. Поэтому импортерам логично подождать хотя бы неделю и не бросаться сразу скупать валюту по спекулятивным курсам.

Каким будет рыночный курс, в немалой степени зависит от того, насколько жесткими будут меры денежно-кредитной и бюджетной политики. В принципе денежные власти страны могут временно ужесточить политику таким образом, что в денежном обращении будет наблюдаться дефицит белорусских рублей.

В отношении наличной валюты ограничение в пределах не более 2% от официального курса по-прежнему сохраняется. Так что здесь объем операций останется минимальным — в пределах продажи валюты физлицами. Более того, можно ожидать сокращения объемов продаваемой населением наличной валюты через обменные пункты, поскольку в последнее время физлица стали более активно продавать валюту друг другу с соответствующей маржей к официальному курсу. Поэтому до тех пор, пока не будут сняты ограничения по формированию курса на рынке наличных инвалют, в обменных пунктах валюта не появится. Такая ситуация также случается в Беларуси не впервые. К примеру, по экспертным оценкам, в 1998 г. только 15—20% всех сделок с наличными долларами проходило через официальные обменные пункты.

Очевидно, что сегодня по сути происходит девальвация национальной валюты, «замаскированная» под множественность курсов. Их сохранение и административное распределение валюты будут способствовать развитию теневого сегмента валютного рынка, активизации «черных» и «серых» схем расчетов, бартера и зачетных операций, что, в свою очередь приведет к снижению налоговых поступлений.

Все это уже вызывает тревогу у наших партнеров по Таможенному союзу. Так, глава Центробанка Казахстана Григорий Марченко призвал власти Беларуси и России координировать в рамках ТС свои действия, чтобы избегать “острых, односторонних” девальваций" и ситуации, когда возникают несоответствия между принятыми едиными финансовыми программами и разными подходами к расходованию средств в валютном блоке. Г.Марченко также отметил, что “не по внутренним причинам, но в результате резких девальваций в соседних странах” Казахстан был вынужден дважды за 16 лет ослаблять курс тенге.

Многие эксперты полагают, что решением валютных проблем, с которым столкнулась сегодня Беларусь, станет получение кредитов от России и антикризисного фонда ЕврАзС. Однако переговоры на эту тему все еще ведутся. Как заявил министр финансов РФ Алексей Кудрин на конференции Института Питерсона в Вашингтоне, Россия обусловит выделение средств для Беларуси некоторыми условиями, в т.ч. по изменению экономической политики, сокращению дефицита бюджета и т. д. Но он не сформулировал четко, что это за условия, и не поставил никаких конкретных параметров самой сделки. По мнению ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева решение о финансовой помощи чисто политическое и будет приниматься высшим политическим руководством России, действия которого предсказывать очень трудно.

Впрочем, в любом случае, без серьезных реформ в экономике ожидаемые 3 млрд. USD лишь отсрочат проблему на несколько месяцев. Ведь по некоторым данным, «серый» рыночный курс уже превысил 4000—4500, т.е. белорусский рубль фактически девальвирован на 50%.

Александр МУХА, управляющий партнер BusinessForecast.by


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях