$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

Свет и тени биотоплива

26.10.2007

Априори считается, что в перспективе оно заменит ископаемые виды топлива — нефть и газ, следовательно, его производство надо стимулировать всеми доступными способами. Так человечество быстрее избавится от нефтегазовой зависимости и заодно улучшит экологическое состояние планеты.

Юрий ПШЕННИК

В 2005 г. доля биотоплива — этанола и биодизеля — в мире составила примерно 1% от общего объема потребления только «транспортного» горючего. Предполагается, что к 2050 г. при сохранении существующих темпов производства и использования она вырастет до 11%. Такое масштабное расширение, подчеркивают авторы доклада OECD (Организации по экономическому сотрудничеству и развитию), невозможно без массированных структурных изменений в мировой экономике. В первую очередь необходимы новые посевные площади. Учитывая, что население планеты также продолжит расти, весьма вероятно возникновение «конкуренции» между сельскохозяйственными культурами, предназначенными для производства пищи для людей и на корм скоту, и теми, что должны превратиться в энергоносители.

По мнению экспертов OECD, сегодняшний рост цен на продукты питания будет продолжаться как минимум ближайшие 10 лет. Причина в том, что при ограниченной площади сельхозземель стоимость продовольствия с самого начала его производства оказывается зависимой от спроса на биогорючее. А оно, в свою очередь, постоянно и во все возрастающей степени стимулируется дотациями и налоговыми льготами, которые предоставляют правительства. Вот и в ЕС недавно отменили льготы и субсидии на продовольствие, так что теперь выгоднее производить из продовольственного сырья биогорючее, здесь льготы и субсидии только растут.

Наибольший прирост потребления энергоносителей теперь приходится на Китай и Индию. Однако там замена ископаемых видов топлива биотопливом не просматривается даже теоретически. В результате «зеленой революции» прошлого века эти и некоторые другие страны тогдашнего «третьего мира» смогли в основном справиться с голодом. Однако избытка «высокоэнергетического» продовольственного сырья там нет. В той же китайской деревне, а это около 1 млрд. человек, до сих пор даже риса не едят «от пуза», не говоря о прочих углеводах и жирах. Единственное, чего достаточно, так это капуста. Похожая ситуация в Индии. Значительное расширение посевных площадей в Китае, Индии и во многих других странах тоже практически невозможно. Планета лишь к концу прошлого века едва преодолела голод во многих своих регионах, а сегодня беднейшие государства накрывает его новая волна. Так что избытка продовольственного сырья, особенно «высокоэнергетического», в мире нет и не предвидится в ближайшие десятилетия.

Не улучшает использование биотоплива и экологическую обстановку. В том же докладе OECD эффект от его использования в целом для глобальной экосистемы трактуется скорее как отрицательный. Происходит непрерывное расширение посевных площадей за счет лесов — естественных нейтрализаторов углекислого газа, необходимость применять технику, удобрения и пестициды (что неизбежно связано с энергозатратами) «может означать, что итоговое влияние этанола и биодизеля на экологию значительнее, чем у нефтепродуктов и минерального дизеля». Во всей огромной индустрии существует всего несколько исключений: бразильская технология изготовления этилового спирта из сахарного тростника, практикуемое в Швеции и Швейцарии получение этого же продукта как побочного при производстве целлюлозы и малораспространенная технология переработки в дизельное топливо животных жиров и отработанного растительного масла (отходов пищевой промышленности и отрасли общественного питания). Биотопливо, считают эксперты, следует производить только там, где это экономически выгодно — в теплых странах Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной Азии и, возможно, Австралии. Систему субсидий и таможенных барьеров следует заменить «типовым» налогом на выброс тепличных газов. Применяемые в мире виды биогорючего должны пройти единую сертификацию.

Как видим, биотопливо мир в ближайшие десятилетия не спасет. Более того, даже мизерное изъятие продовольственного сырья из оборота никак не повлияло на цену нефти и газа и в то же время уже привело к отнюдь не мизерному, а весьма значительному росту цен на «высокоэнергетическое» продовольственное сырье. «Низкоэнергетические» капуста с морковкой, например, пока в этой гонке цен не очень участвуют, хотя в рамках общей тенденции роста стоимости продовольствия подорожают и они.

В свете изложенного возникает вопрос — а возможен ли переход на альтернативное топливо (то же «био») в принципе? Теоретически да, но перед этим необходимо провести комплекс мер, включающих, например, существенное снижение энергопотребления, проведение второй «зеленой революции» и др.

Для Беларуси в этой связи просматриваются не только плохие, но и хорошие аспекты. Рост цен на продовольствие может сделать рентабельным наше, мягко говоря, не очень эффективное сельское хозяйство. С точки зрения теории правильным было бы (вслед за мировыми) вообще отпустить их и одновременно отменить дотации селу. Тем более отмены дотаций производителям требует от нас и Россия, куда мы продовольствие хотим поставлять и дальше, и правила ВТО, куда мы, по заявлениям правительства, очень хотим вступить. Но это в теории — на практике никакой рост цен народу не нравится, а на продовольствие особенно. Поэтому высвободившиеся при отмене дотаций Минсельхозпроду средства лучше направить на повышение доходов населения и целевое дотирование малоимущих.

В Беларуси вряд ли возможно серьезно говорить о замене нефти и газа на биотопливо. Мы ежегодно производим (в пересчете на условное топливо) около 10 млн. т «высокоэнергетического» продовольственного сырья и одновременно ежегодно потребляем около 30 млн. т у.т. в виде нефти, газа, угля и т. д. Иначе говоря, чтобы заменить нефть и газ на биотопливо, нам надо еще три таких же сельских хозяйства, какое имеем. Другой подход — в 4-5 раз снизить удельное энергопотребление отечественной экономики, что пока также практически невозможно.