$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СУВЕРЕННАЯ ТРУБА КАК ПРЕДМЕТ ТОРГА

19.08.2011

Как и ожидалось, газ стал одной из главных тем, обсуждавшихся в минувший понедельник на заседании Совмина Союзного государства Беларуси и России. Ожидания не были обмануты: на итоговой пресс-конференции прозвучало сенсационное заявление российского премьера Владимира Путина о том, что со следующего года Россия может ввести понижающий коэффициент к цене на газ для нашей страны.

«Исходим из того, что в рамках интеграционных объединений мы должны выйти на условия равной конкуренции», — заявил В.Путин, добавив, что такой шаг не является подарком, т.к. Таможенный союз создал новые условия для работы российских компаний на белорусском рынке.

Учитывая, что отрицательное сальдо в торговле с Россией к 1 июля т.г. выросло более чем на треть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, о подарках действительно говорить не приходится. Впрочем, до какой-либо конкретики по ценообразованию разговор тоже не дошел. К какой цене будет применяться «интеграционный коэффициент» и окажется ли конечная цифра равной внутренним ценам для Смоленской области, как на том настаивала белорусская сторона, или получится нечто иное, премьер-министры умолчали. Детали, по словам В.Путина, будут определены в ходе переговоров на уровне хозяйствующих субъектов. При этом одно он дал понять наверняка — окончательные договоренности увяжут с продажей Газпрому оставшихся 50% акций Белтрансгаза. О том же говорил президент РФ Дмитрий Медведев, в этот же день встречаясь в Сочи с главой Газпрома Алексеем Миллером.

Таким образом, существенным изменением в переговорном процессе между двумя странами стала увязка цен на газ с возможной продажей белорусской газотранспортной системы. Напомним, ранее россияне противились такой постановке вопроса, не желая принимать какие-либо дополнительные условия к покупке второй половины акций Белтрансгаза за 2,5 млрд. USD.

Победа ли это? Если только победой можно назвать то, к чему особо не стремишься. Ведь инициатива о продаже газотранспортного предприятия «Белтрансгаз» едва ли не всецело исходит от России. Причем в этом году желание союзника получить полный контроль над белорусской трубой сильно как никогда ранее. Не случайно об этом на очередной встрече в Москве говорил в основном российский премьер. Его белорусский коллега Михаил Мясникович на публике эту тему дипломатично обошел, отдав предпочтение союзным программам и проектам в области микроэлектроники, машиностроения, нефтехимии…

Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. много внимания уделяет сокращению экспортных рисков при поставке природного газа на европейский рынок. В то же время ни один из действующих, а также создающихся газопроводов не обеспечивает пока Газпрому комфортных поставок. Под вопросом оказалась загруженность второй и строительство третьей нитки «Северного потока». Многообещающий «Южный поток» конфликтует со вступившим в силу Третьим энергопакетом ЕС, требующим разделять производственные и транспортные активы в сфере энергетики, а также предоставлять сторонним лицам доступ к газотранспортным мощностям.

На этом фоне Нафтогаз Украины и Белтрансгаз вновь обретают былую привлекательность. При этом и у нас, и в Украине многие рассматривают газотранспортную систему как нечто большее, чем просто экономический актив. Пока наши страны не решили вопрос диверсификации поставок голубого топлива для собственных нужд, контроль над «трубой» остается важной составляющей национальной безопасности.

Уже через несколько лет Украина может начать добычу природного газа на черноморском шельфе. Если оценочные запасы голубого топлива там подтвердятся, наша южная соседка сможет не только удовлетворить потребности внутреннего рынка, но и начать экспорт, в т.ч. в Беларусь. Кроме того, Украина и страны Балтии намерены построить у себя терминалы по приему сжиженного природного газа (СПГ), доставляемого специальными танкерами. И на севере, и на юге белорусов готовы «взять в долю». Если же наша газотранспортная система перейдет в собственность Газпрома, то с высокой долей вероятности можно предположить, что компания заблокирует эти проекты (что вписывается в логику действий монополиста). А без «трубы» газ нельзя доставить конечным потребителям.

Поэтому Киев всегда упорно противился «сдаче» своей газотранспортной системы. По результатам переговоров, состоявшихся 12 августа в Сочи между президентами России и Украины, В.Янукович дал понять, что поглощение Нафтагаза Украины не пройдет. После в российских СМИ появилось неофициальное заявление представителей администрации украинского лидера: «Мы суверенитетом не торгуем». Заметим, сравнительно недавние уступки Украины в вопросе аренды черноморского флота до 2042 г. от очередного «наезда» с повышением цен на газ не спасли.

Встреча премьеров России и Беларуси на следующий рабочий день и громкие заявления по газовой теме многими восприняты не иначе как попытка России взять реванш на союзном фронте, а заодно показать Украине, что она теряет, отказываясь участвовать в интеграционных проектах Кремля. В ходу основной аргумент — цена будущих поставок газа. Благо, ценовая «артподготовка» была достаточно массированной. В результате применения формулы действующего контракта стоимость газа для Беларуси увеличилась со 100 USD за 1 тыс. м3 в 2007 г. до 244,7 USD во II квартале 2011 г. В III-м она может составить 286 USD, а в IV-м — дойти до 300 USD. Росту почему-то не мешает даже привязка к нефтяным котировкам, которые к началу года упали примерно на четверть.

Видимо, по логике российской стороны, одного лишь участия Беларуси в интеграционных процессах «двойки» и «тройки», создании Единого экономического пространства недостаточно, чтобы выравнять цены на энергоносители для белорусских и российских предприятий и создать тем самым равные условия конкуренции, о которых так много говорится на высоком уровне. Кстати, Энергетическая стратегия России предполагает демонополизацию газового рынка и установление недискриминационных правил доступа к его инфраструктуре. Поставки газа другими добывающими компаниями, помимо Газпрома, сделали бы рынок конкурентным, а цены — более приемлемыми. Вот только выполнять намеченные планы в России не торопятся. Ведь монополия еще может послужить в переговорном процессе, сделав соседние страны более сговорчивыми. Торг продолжается.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях