$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА «КУПАВЫ»©

30.07.2013

Замедление белорусской и российской экономик больно ударило по отечественному машиностроению. В отрасли отмечено серьезное снижение продаж и затоваривание складов. В то же время опыт ООО «Завод автомобильных прицепов и кузовов “МАЗ-Купава”» свидетельствует о том, что неблагоприятной конъюнктуре рынков можно противостоять или, по крайней мере, сглаживать ее негативное влияние. Значительные возможности открывает разумная диверсификация производства и сбыта. О том, как машиностроители решают насущные проблемы, беседуем с заместителем гендиректора предприятия по экономике и финансам Владимиром ВОРОБЬЕВЫМ и главным экономистом Антоном САНКОВСКИМ.

Владимир ВОРОБЬЕВ: Ситуация действительно непростая. На нашем предприятии по результатам шести месяцев объем производства продукции в сопоставимых ценах составил 90,8% к аналогичному периоду 2012 г., экспорт — 73,%, в т.ч. в Россию — лишь 68%. Таким образом, основным виновником снижения оказался российский рынок. И если бы не диверсификация поставок, мы бы оказались в еще более сложной ситуации. Нельзя класть яйца в одну корзину. Руководствуясь этим посылом, завод в последние годы практиковал наиболее безопасное, по нашим оценкам, соотношение экспорта к поставкам на внутренний рынок — 50 на 50. И когда в этом году упал спрос в России, мы в целом смогли перекрыть его почти двукратным ростом по другим экспортным рынкам.

Имеем небольшие, но стабильные и растущие поставки в Германию, Францию, Швецию, Швейцарию и Казахстан. Пробуем работать с Украиной, рынок которой весьма специфичен, вероятно, в силу невысокой платежеспособности контрагентов.

— Можно ли за счет диверсификации экспорта полностью компенсировать снижение продаж в России?

В.В.: Российский рынок для нас имеет слишком большое значение в силу своей емкости и платежеспособности, чтобы потери на нем можно было всецело компенсировать поставками в другие страны. Да и при любой экономической ситуации российский спрос теоретически способен «проглотить» всю нашу продукцию.

Антон САНКОВСКИЙ: На Запад продавать сложнее, если учитывать их процедуры и требования. К тому же оправданная география поставок ограничена плечом доставки в 1,5–2 тыс. км. Транспортировка кузовов на бульшее расстояние сильно сказывается на их стоимости, подрывая ценовую конкурентоспособность. Да, пробовали отгружать продукцию в Азию, Африку, но это были скорее имиджевые поставки, и с экономической точки зрения они в лучшем случае приводили к нулевой эффективности.

Даже на территории России мы сохраняем ценовую конкурентоспособность примерно до Урала. Дальше на восток — слишком высоки транспортные издержки. Там уже рынок держат преимущественно российские, китайские и корейские производители.

— Правительство заявляет о создании эффективных механизмов поддержки экспортеров, в числе которых кредитование, лизинг, страхование внешнеторговых операций. Пользуетесь ли вы чем-то из этого списка?

А.С.: К сожалению, большинство предложенных инструментов увеличивают расходы на реализацию, так как предоставляются на платной основе. Это ведет к удорожанию продукции, что не устраивает заказчиков. К тому же в силу определенных процедур предложенные меры приводят к затягиванию исполнения экспортных контрактов. На нашем предприятии средний временной лаг с момента оформления заказа до отгрузки товара потребителю составляет 1,5–2 месяца, и мы не можем пойти на увеличение этого срока. Так что действующий инструментарий поддержки экспортеров нам не совсем подходит, обходимся без него. Ну а риски приходится исключать работой по предоплате, хотя это не лучший способ привлекать покупателя.

Раньше при импорте материалов, сырья и в случае последующего экспорта конечной продукции предприятия могли воспользоваться отсрочкой и льготой по уплате таможенных пошлин. Вот это действительно была ощутимая поддержка! Но с образованием Таможенного союза льготу отменили. Боюсь, адекватной замены ей правительство пока не нашло. Получается, что раньше республиканский бюджет субсидировал своего производителя, а теперь — иностранного покупателя (в частности, в рамках экспортного кредитования). Хотя, на мой взгляд, лучше все-таки оказывать финансовую помощь своим производителям.

— Если вдруг в Беларуси случится очередная девальвация, поможет ли она экспортерам?

В.В.: Теория о том, что девальвация — эффективный способ поддержки экспорта, работает только при условии, что в производстве используются преимущественно местные сырье и материалы. А в продукции машиностроения велика доля импорта. На МАЗ-Купаве в структуре материальных затрат она занимает 60%, еще 20–25% — это комплектующие и сырье, приобретенные в Беларуси у фирм-импортеров. Итого — 80–85%. Естественно, всякое падение белорусского рубля неизбежно вызывает удорожание импорта, а вслед за ним и нашей продукции.

За последние годы мы пережили несколько девальваций, однако в сбыте продукции помогла лишь первая в 2009 г. После нее поставщики материалов и сырья стали быстро перестраивать свои стратегии продаж, закладывать в цены риски, порой даже неоправданные. Так что последующие снижения курса национальной валюты начали вызывать непропорциональный рост затрат на предприятии.

Для нас оптимальный вариант — это стабильность курсов, или что вернее, — таргетирование, которое предполагает четкие ориентиры на валютном рынке. Если бы нам сказали, что до конца года для доллара США устанавливается коридор с верхней границей 9 тыс. Br, то это способствовало бы более точному бизнес-планированию и в целом более успешному развитию.

— Почему показатели машиностроения хуже, чем в целом по экономике, а также в сравнении с многими другими отраслями промышленности?

А.С.: Мы производим основные средства. В то же время в условиях замедления экономики у субъектов хозяйствования срабатывает здоровое желание сэкономить на расходах. Отказаться от закупки, например нового станка, нельзя — это может ударить по качеству продукции, сэкономишь на зарплатах работников — есть риск потерять в кадровом потенциале. Многие экономят на автопарке, не спешат покупать новые машины, а чинят старые. Вот и получается, что машиностроители в наибольшей степени страдают от снижения спроса.

Кроме того, введение Россией утилизационного сбора и переход в этом году на стандарт евро-4 вызвали некоторое общее удорожание разного рода автомобилей, в т.ч. автомобилей-фургонов, что стало дополнительным фактором снижения спроса.

— Видите ли резервы для оптимизации затрат и повышения ценовой конкурентоспособности своей продукции?

А.С.: Вот уже на протяжении ряда лет мы прилагаем усилия для того, чтобы снизить цену закупки. В частности, действует система контроля, которая не позволит без дополнительной проверки и разбирательства купить товар по цене выше, чем в предыдущей поставке. И мы видим, что приблизились к черте, за которой удешевление может происходить только за счет снижения качества закупаемого сырья и комплектующих. На это мы пойти не можем.

В.В.: Сдержать рост накладных расходов могла бы более жесткая привязка заработной платы к производительности труда. Но и в этом вопросе не все так просто. В Минске спрос на квалифицированные кадры выше предложения. Достаточно допустить отставание уровня заработной платы от других предприятий — и персонал начнет поиск нового места работы. На наш взгляд, исключить неоправданную гонку зарплат, а соответственно, и затрат в состоянии законодательное регулирование. Можно, например, разрешить относить на затраты для целей налогообложения только ту часть заработной платы, которая соответствует производительности труда, а ту, что опережает, — выплачивать из прибыли.

В.В.: Когда в деревне случается пожар, то зачастую спешат не горящий дом тушить, а полить водой крыши соседних. Похожий принцип мы сегодня наблюдаем на предприятиях: каждый стремится «полить свою крышу» — даже при текущих сложностях удержать людей деньгами.

Проще всего уволить часть работников, но правильно ли это? В 2011 г. на фоне кризисных явлений мы пошли на сокращение, а потом пришлось набирать людей, но уже неподготовленных. Пришли к выводу, что падение прибыли — это меньшее зло, чем потеря качественных кадров.

Но все-таки резерв для оптимизации затрат остается. Он связан с совершенствованием технологий производства через дальнейшую модернизацию, а также со снижением все еще значительных непроизводительных расходов. На предприятии утверждена соответствующая программа.

— Возможно ли успешное техническое перевооружение в условиях дороговизны заемного финансирования?

В.В.: Действительно, при нынешних процентных ставках брать кредиты в белорусских рублях не боится только тот, кто не собирается их отдавать. После снижения рентабельности продаж на МАЗ-Купаве с 15% в прошлом году до 5% в этом серьезно сократились возможности инвестирования за счет собственных средств. Поэтому изучаем возможность привлечения иностранных инвестиций, возможно, через открытие иностранной кредитной линии или через участие инвестора в уставном капитале предприятия. Пока по этим вопросам ведутся переговоры, и в случае достижения принципиального согласия будем определять формы привлечения средств.

— Каковы ожидания на перспективу?

В.В.: Несмотря на некоторые сложности, мы сохраняем оптимизм. На август–сентябрь предприятие имеет хороший пакет заказов. Сложно сказать, как будет развиваться ситуация ближе к зиме. В прежние годы в декабре, как правило, наблюдался всплеск заказов, вызванный освоением бюджетных средств. Надеемся, в этом году он повторится.

МАЗ-Купава продолжает совершенствовать свою сбытовую стратегию. Выходим на крупных клиентов в России — торговые сети, а такие такие российские и международные компании, как Магнит, Пятерочка, Pepsi-Cola. Продолжим развивать товарную линейку. Уже сегодня это порядка 100 позиций — от торговых прицепов и техники для туризма до рефрижераторов и вахтовых домиков. Мы нашли свою нишу на рынке — работаем в рамках мелкосерийного и разового производства, что позволяет нам выполнять практически любые пожелания заказчиков. В этом направлении будем развиваться и дальше.

Беседовал

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях