$

1.9706 руб.

2.2898 руб.

Р (100)

3.1632 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

ИТ-технологии

Стартап-революция в Беларуси: отдать деньги государство уже согласно. Стартаперы хотят взять ещё и заводы!

30.06.2018
Стартап-революция в Беларуси: отдать деньги государство уже согласно. Стартаперы хотят взять ещё и заводы!
Валерий Остринский и Дмитрий Калинин. Фото: Влад Борисевич

29 июня 2018 государственный Российско-Белорусский Фонд Венчурных Инвестиций (РБФВИ) и сеть бизнес-ангелов Angels Band договорились инвестировать в новые высокотехнологичные бизнесы вместе. Соглашение об этом подписали, с одной стороны, директор Белорусского инновационного фонда и член инвестиционного комитета РБФВИ Дмитрий Калинин, с другой – один из лидеров сети Валерий Остринский.

Речь идет об объединении усилий двух «игроков» по развитию национальной венчурной экосистемы, в том числе в рамках совместных действий по инвестированию перспективных белорусских проектов. Со стороны частных инвесторов поступила инициатива передачи неиспользуемых заводских цехов под бизнес-инкубаторы и акселераторы.

РБФВИ – мощная структура, располагающая государственными деньгами двух стран на общую сумму более 20 млн. USD. Эти средства должны быть направлены в уставный капитал компаний, разрабатывающих и выпускающих на рынок инновационные продукты, будь то программное обеспечение, онлайн-сервисы, дроны, роботы и другое «умное железо».

 

Мы не спешим. Нам нужен конвейер!

Позицию государственных инвесторов обозначил директор Белорусского инновационного фонда и член инвестиционного комитета РБФВИ Дмитрий Калинин: Сегодня в моём лице говорят сразу два фонда. С одной стороны, я – директор Белорусского инновационного фонда, финансирующего государственными деньгами внедрение передовых технологий и запуск новых производств на их базе. Это моя основная работа. И параллельно Белинфонд выступил соучредителем РБФВИ, где я являюсь членом инвестиционного комитета.

Нашей организации, финансово поддерживающей развитие инноваций в реальном секторе, дали право организовать венчурный фонд. Запустить в Беларуси работу такой инвестиционной организации было непросто. Ведь, по сути, отсутствовали специалисты, которые бы работали в этой сфере, имели бы опыт реальных сделок и построения системы венчурного финансирования.

Поэтому было принято решение, я считаю, что это очень правильное решение, создать совместный фонд с партнером, который имеет в этой части уже наработанный опыт. По очень многим причинам (близость и понятность законодательства, менталитета, схожие проблемы и вызовы, стоящие перед экономиками обеих стран) было принято решение создать фонд совместно с Российской венчурной компанией (РВК). Это, так называемый фонд фондов, самая крупная организация в данной сфере в СНГ, который вокруг себя создает дочерние венчурные фонды, а те, в свою очередь, финансируют проекты из разных отраслей.

Наши страны вложили по 10 млн. USD каждая. В силу определенных организационных обстоятельств, поскольку у российских партнеров менялась команда, РБФВИ приступил к работе только в конце июня прошлого года.

Думаю, всем понятна схема венчурного инвестирования: стартапы финансируются фондом через вхождение в их уставный капитал. То есть мы, выкупая долю, даем компаниям деньги на развитие под их бизнес-план и видение перспектив, если мы в них верим и разделяем. Мы рассчитываем на то, что за счет денег фонда и средств других инвесторов компания вырастет в размерах, в масштабах деятельности и в цене. Соответственно, стоимость нашей доли тоже вырастет, и мы через 3-5-7 лет сможем ее продать с прибылью либо стратегическому инвестору, либо команде самого стартапа, либо какому-то другому отраслевому фонду. Таким образом, государство в лице нашего венчурного фонда сможет заработать.

Выстраивается не просто какая-то дотационная схема или лотерея «выстрелит – не выстрелит». Несмотря на то, что мы закладываем возможность, что ряд проектов, которые находятся на ранней стадии, могут сработать не так хорошо, как мы изначально рассчитываем. Мы вкладываем деньги только в масштабируемые и финансово перспективные проекты.

Интересными для РБФВИ безусловно являются проекты в сфере информационных технологий. Однако, разработчики вэб-сервиса, мобильного приложения или прикладного программного обеспечения сравнительно легче могут привлекать, скажем, европейские или американские деньги, чем разработчики «умного железа». IT стартапам гораздо проще для этих целей передислоцироваться за рубеж.  А вот для «хардверных» проектов, таких как промышленные роботы, медицинская техника, это гораздо более проблематично. Поэтому РБФВИ с особой радостью готов поддержать и такого рода стартапы.

Но мы не торопимся «раздавать» деньги. Да, Президент инициативу создания венчурного фонда поддержал и нам выделили ресурсы. Но если мы «освоим» деньги, профинансируем проекты, и, в итоге, фонд неэффективно сработает, это теоретически может поставить крест на схеме венчурного финансирования при поддержке государства в нашей стране. Поэтому хоть такая деятельность и предполагает повышенные риски, мы очень стараемся отобрать стартапы, которые не просто выживут, а через 3-5 лет покажут максимальную капитализацию.

Весной этого года РБФВИ уже инвестировал более 400 тыс. USD в очень перспективный проект «АгроДронГрупп», который работает в области применения беспилотных технологий в точном земледелии. У нас в планах, до конца года, профинансировать еще 3-4 интересных стартапа.

Мы стараемся выбирать проекты, которые бы действительно имели в себе серьезный инновационный, технологический и коммерческий потенциал не только на уровне белорусского или российского рынка. Мы ищем стартапы, способные успешно масштабироваться на весь мир или, как минимум, на крупные региональные рынки, включающие сотни миллионов потребителей.

С середины прошлого года РБФВИ начал активно работать. За это время рассмотрено около 200 проектов, получено порядка 120 инвестиционных заявок. Мы новый игрок на венчурном рынке, поэтому, возможно, некоторые супер-сильные команды стартапов, избалованные вниманием других инвесторов к нам не идут. Из 120 заявок примерно 30 мы сразу отмели, там явно не наши темы. Из оставшихся 90 проектов готовых пройти через наш инвестиционный комитет набралось 60. Мы их детально проанализировали и отобрали 15-20 лучших. А до подписания документов пока дошли всего 2-3 из них.

Вот такая «инвестиционная воронка», 2-3 проекта из 120 - не более 2%.

Татьяна Маринич из группы BEL.BIZ оценивает количество стартапов во всей нашей стране в 1000. У нас оценки более скромные: команд с реальным бизнес-потенциалом хорошо если 300-400 наберется. Но пусть их 500-600, а мы уже 200 оценили. И где взять достаточное количество стартапов? Мы видим в Беларуси дефицит проектов, которые мог бы профинансировать венчурный капитал. В стране необходим своего рода «конвейер» стартапов.

Мы сейчас столкнулись с тем, что в стране нужно выстраивать экосистему выращивания стартапов. Нужны бизнес-ангелы, которые на ранней стадии могли бы давать деньги на развитие проекта. Нужны акселераторы, которые помогли бы стартапу развиваться от идеи до зрелых проектов. В Беларуси эта система абсолютно не развивалась долгое время. И наш фонд, РБФВИ он может выступить такой силой, которая даст ей необходимый толчок.

Согласно первоначальным планам, срок существования венчурного фонда – 10 лет. У нас есть 20 млн. USD и мы наметили себе задачу за 5 лет сформировать портфель проектов, а потом 5 лет будем понемногу выходить из их капитала, продавать доли, делать экзиты.

Мы готовы выступать соинвестором, готовы даже выкупать доли в «упакованных» должным образом стартапах. Но нам нужны проекты, уже готовые получать деньги. Очень важно, чтобы это была не идея, не просто чьи-то фантазии, а реальная бизнес-модель, основанная на передовой технологии. И вот здесь нужны и бизнес-ангелы, и акселераторы, которые бы превращали такие команды талантливых мечтателей во «взлетающие» высокотехнологичные бизнесы! И мы готовы к партнерству с ними!

 

100 тыс. USD – это совсем немного

Кирилл Голуб, директор ИТ-компании aheadWorks, бизнес-ангел сети Angels Band: «Какая у нас сейчас есть проблема в отношениях стартапов и инвесторов ранней стадии? Откровенно говоря, определенная степень недоверия и непонимания. Стартапы до сих пор считают, что в Беларуси нет нормальных инвесторов, которые могут вкладывать сколько-нибудь серьезные деньги. С другой стороны, как мы видим на примере двухмесячной работы нашей сети, инвесторы смотрят проекты и выдвигают тезисы «нет сильных команд», «нет хороших проектов», «непонятно, в кого вкладывать». И вот эту стену взаимного непонимания и недоверия мы сейчас и пытаемся преодолеть. Один из способов – это партнерство с другими участниками инвестиционного сообщества, организациями экосистемы развития стартапов и кем бы то ни было, работающим в этой сфере. Партнерство с целью обмена информацией, рабочими технологиями, инструментами и частью своих компетенций.

Именно на решение этих задач и направлено наше соглашение с Российско-Белорусским Фондом Венчурных Инвестиций.

Если говорить про бизнес-ангелов, то в партнерстве с РБФВИ есть очень большой, весомый плюс. Ангельские инвестиции небольшие. Даже когда ты собираешь синдикат из нескольких таких частных инвесторов, солидарно собрать более 100-150 тыс. USD достаточно сложно. Это уже достаточно крупный для белорусского инвестора чек.

А для полноценного перспективного стартапа 100 тыс. USD – это немного. На эти деньги можно проверить десяток гипотез, и, может быть, хватит начать развитие одной из них, самой удачной. Поэтому полноценный раунд венчурных инвестиций, даже предпосевной измеряется, как минимум, несколькими сотнями тысяч долларов. Соответственно, маловероятно, чтобы белорусские бизнес-ангелы запросто могли собрать такие суммы. Здесь нужен более крупный партнер с более мощным финансовым рычагом.

С другой стороны, такому крупному партнеру может не хватать экспертизы в конкретных областях. Ведь стартапы на ранней стадии – штука достаточно сложная, очень мало очевидных ориентиров, за которые можно зацепиться. Если фонд видит, что есть специалисты, которые готовы со своими, пусть пока относительно небольшими деньгами, зайти в этот проект, естественно. Для фонда эта история сразу становится на порядок более интересной.

Но обращаю ваше внимание: Angels Band не может и не будет выступать каким-то самостоятельным субъектом при инвестировании, заключении сделок и других процессах такого рода. Сообщество исполняет чисто технические, обслуживающие функции по отношению к входящим в нее инвесторам. А каждый его участник принимает решения самостоятельно. Задача сети в том, чтобы помочь наладить обмен информацией, опытом, имеющимися компетенциями. Например, я разбираюсь в ИТ в целом, в интернет-маркетинге, в электронной коммерции. Кто-то из коллег разбирается в мобильной разработке, кто-то имеет опыт построения оффлайновых каналов сбыта.

И если раньше к тебе приходил проект, который находится за пределами твоей области компетенции, то ты просто разводил руками и прощался с ним. Я в этом не разбираюсь! Мне это непонятно и неинтересно! А теперь мы отправляем этот стартап к тому, кто именно в таком бизнесе разбирается и заинтересован.

Кроме того, мы обмениваемся рекомендациями, обмениваемся мыслями по поводу реализуемости проекта, по поводу качества команды основателей,

Но при этом выступать как единый субъект инвестиционной или иной сделки сеть бизнес-ангелов не призвана. Потому что у каждого из нас свои интересы, своя точка зрения.

Поэтому любые документы, подписанные от имени сети бизнес-ангелов могут носить только рамочный, какой-то общий, рекомендательный характер. Мы не можем уполномочить председателя правления или еще кого-то подписать от лица Angels Band договор, что мы вместе будем что-то делать. Мы можем подписать договор о взаимопонимании, об общих принципах взаимодействия с кем-то, но не о совместной деятельности.

Э.Г.: Кирилл, вы как инвестор, видите смысл в продаже Фонду стартапов, которые получили от вас первоначальные инвестиции и находятся на следующем этапе развития?

Я считаю, что в таком контексте продажа стартапа, обращаю внимание: именно продажа и именно стартапа, проекта, получившего посевные инвестиции и еще не выросшего до полноценного бизнеса – это вещь достаточно абсурдная.

Когда речь идет об экзите, о выходе инвестора из стартапа, то это продажа или целостного бизнеса, или отдельного компонента какого-то бизнеса. Вот, например, MSQRD сам по себе – это не бизнес, это готовый компонент более крупного бизнеса, в данном случае – корпорации Facebook. Как только ты понимаешь, компонентом какого бизнеса является твой стартап, у тебя уже есть потенциальный покупатель. И вот если мы исходим из этой парадигмы, возникает вопрос: покупателем какого проекта может выступать Российско-Белорусский Фонд Венчурных Инвестиций?

Если у РБФВИ есть желание расширения своей доли в проекте – это вполне нормальная венчурная история, это вполне естественно. Если у фонда возникнет желание выйти из проекта раньше, чем появился покупатель-стратег или иной вариант экзита, это тоже вполне реальная ситуация. У таких организаций могут быть временные рамки, в пределах которых необходимо закрыть инвестиционный цикл и получить деньги.

Но такая сделка может быть невыгодна для обеих сторон. Если ты инвестируешь на ранней стадии и решишь выйти где-то посередине, то понятно, что твоя доля будет продана с заметным дисконтом. Получается, ты понес большой риск, но отказался от пропорционального ему вознаграждения. Если тебя как инвестора такая ситуация устраивает, то все ОК. У каждого свои критерии эффективности и у каждого игрока рынка свои критерии.

 

Заводы – стартапам!

Валерий Остринский, владелец нескольких крупных бизнесов в реальном секторе, бизнес-ангел сети Angels Band: Российско-Белорусский Фонд Венчурных Инвестиций пробует развить у нас стандартную модель венчурного финансирования, которая на Западе работает уже не один десяток лет. Быть может, в связи с тем, что в этом фонде присутствует государство, некоторые административные процессы выглядят немного сложнее, но в целом это классический венчурный фонд.

Любые американские или европейские венчурные фонды нормально относятся к присутствию в проекте помимо основателей инвесторов более ранних стадий, которых принято называть бизнес-ангелами. Это те люди, которые поверили в проект на раннем этапе, когда у него еще нет прибыли и ему нужны деньги для дальнейшего роста, кроме денег добавили свою личную экспертизу, опыт, вовлеченность. Они обычно вкладывают в проект суммы в десятки тысяч долларов.

Венчурные фонды – это инвесторы, которые рассматривают возможность инвестиций в проекты сумм от миллиона USD и выше, когда надо выходить на новые рынки, выстраивать маркетинг, набирать больше продавцов, разработчиков. Стартап не может себе позволить развиваться медленно, надо расти очень быстро, ведь по всему миру, где-то в Америке, в Китае, одновременно создаются похожие компании, такие же стартапы. И если тормозить и ограничивать развитие бизнеса размером собственной прибыли, то, скорее всего, свободные рынки и пользователей займут конкурирующие проекты.

Поэтому существуют венчурные фонды, которые могут быстро дать много денег, если они видят, что стартап стремительно растет. Для них главный показатель – проект нравится пользователям, люди подписываются, регистрируются, активно пользуются сервисом или продуктом. Значит, он имеет потенциал и в него готовы инвестировать.

Российско-Белорусский Фонд Венчурных Инвестиций старается эту же модель выстроить. И если в проекте уже будет бизнес-ангел, к такому стартапу у фонда будет больше доверия. Хотя бы потому, что инвестор ранней стадии обладает дополнительной экспертизой, он готов разделить свои финансовые риски с фондом. Это нормальная политика компании венчурного финансирования, тут не имеет значения, государственной он или полностью частной.

Будет ли РБФВИ покупать стартапы? В зарубежной практике, когда крупный венчурный фонд входит в капитал компании, он вполне может предложить другим инвесторам продать ему свои доли с хорошей премией. И здесь всё зависит от стратегии бизнес-ангела, хочет ли он и дальше оставаться в данном проекте или же он вырученные деньги может направить на финансирование нескольких новых стартапов. Поэтому я не исключаю что аналогичный механизм может действовать и у нас.

Э.Г.: Что вы думаете про возможность создания фонда фондов, который бы вкладывался не напрямую в стартапы, а в капитал других венчурных фондов?

Валерий Остринский: Государство должно создавать инфраструктуру для стартапов, чтобы таких историй как MSQRD и AIMatter было как можно больше, чтобы это были не единичные проекты. Зачастую фонд фондов как инфраструктурный государственный институт вкладывает деньги [через другие венчурные фонды] в стартапы безвозмездно. И при этом государство не берет себе долю в проекте. Но только когда частные инвесторы инвестируют в проект, показывая тем самым, что в него верят и будут его развивать. Конечно, это стимулирует инвестора – средства проекта удваиваются и шансы выжить, пройти «долину смерти», значительно выше.

В Польше сейчас создан такой фонд на миллиард долларов. В странах Балтии, особенно в Эстонии активно развивается государственное софинансирование новых высокотехнологичных бизнесов. Как результат: только в Таллине бизнес-ангелы каждый год вкладывают в стартапы 10 млн. EUR (и такая же сумма инвестируется из средств государственного фонда фондов). Это, в первую очередь, деньги европейских инфраструктурных фондов, вклад пропорционально делится: часть выделяет муниципалитет, часть – Евросоюз.

У белорусов тоже есть возможность получать европейские гранты под свои исследовательские, образовательные и бизнес инициативы. Приезжали к нам представители аналогичного проекта из Украины. Евросоюз им выделяет 200 млн. EUR в капитал местного фонда фондов, но есть такое условие: как минимум 10% должно сформировать украинское государство.

Кроме того, нам не хватает инвестиций в создание другой инфраструктуры. Тех же стартап-площадок, помещений бизнес-инкубаторов, акселераторов, в которых могли бы стартовать и развиваться новые высокотехнологичные бизнесы. Для этого можно было бы использовать различные пустующие промышленные здания, бывшие цеха, фабричные корпуса. На восточном побережье США нам показывали целую сигаретную фабрику Lucky Strike, которую передали ИТ-сообществу. Теперь там находится штук десять разнообразных школ и бизнес-инкубаторов, кафе, конференц-залы, десятки помещений, где собираются стартаперы, обмениваются информацией, опытом, знаниями. Там образуется синергия благодаря общей жизни такого сообщества, возможности многих людей вырастают в разы благодаря окружению и созданию правильных команд.

Было бы полезно для страны и у нас сделать такой же IT-квартал на месте старого завода. Можно сделать интересное, притягивающее умных и креативных людей пространство. Оно так же будет иметь и туристический потенциал. На прошлой неделе в соцсетях появилась такая инициатива по поводу здания цехов МПОВТ на площади Якуба Колоса: создать там пространство, где стартапы и обслуживающие их структуры получали бы площади в аренду по каким-то минимальным ценам при условии целевого использования. Вот это была бы дополнительная точка роста для Беларуси!

 

Зачем Белэнерго, Минпрому и Банку развития нужны стартапы?

Стоит ли государству ступать на путь инвестирования в стартапы и каков зарубежный опыт в этой сфере мы попросили объяснить независимого директора, члена наблюдательного совета Банка развития Республики Беларусь, управляющего партнера международной консалтинговой компании «CEVITTA» Даниэля Крутцинну: «Наша команда консультантов активно действует в сфере венчурного финансирования и стартапов. Одна из наших ключевых компетенций – помощь государству, в данном случае – белорусскому, при создании инновационной экосистемы, которая будет выращивать новые бизнесы и венчурных инвесторов. Эта работы ведется в рамках проектов Мирового Банка в вашей стране.

И уже полученный результат меня очень сильно мотивирует. Я своими глазами вижу колоссальную разницу. За последние 5 лет все очень сильно изменилось. Совсем недавно в IT доминировала аутсорсинговая модель, а сегодня новые бизнесы чаще всего ориентированы на создание собственных продуктов.

Как член наблюдательного совета Банка развития РБ, я считаю, что мы должны идти так дальше, чем сейчас, мы должны не только финансировать новые белорусские бизнесы через партнёрские банки, что мы уже давно успешно делаем. Во многих странах уже есть другие инструменты, например, Польский фонд развития PFR, создал специальную инвестиционную программу «Start In Poland», через которую вкладывает капитал в местные венчурные фонды при условии, что эти деньги в дальнейшем будут проинвестированы в стартапы, технологии и продукты которых предназначены не только для зарубежных рынков, но и найдут применение в Польше, внесут вклад в ее модернизацию. Я очень надеюсь, что мы на базе Банка развития Республики Беларусь в будущем сможем что-то такое сделать. Чтобы финансирование получали не только проекты, которые работают на глобальные рынки и потому интересны зарубежным инвесторам, но и стартапы, ориентированные на модернизацию и внедрение инноваций в самой Беларуси.

Крупные государственные корпорации в Польше, Германии и других странах создают для себя специальные бизнес-инкубаторы и акселераторы, где они собирают потенциально интересные для своего основного бизнеса стартапы. Я думаю, Беларусь тоже должна двигаться в эту сторону и надо создавать такие элементы экосистемы.

Автор публикации: Александр ПЛЮСКОВ