$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

СТАНДАРТ НЕ ТЕРПИТ ОТЛАГАТЕЛЬСТВ

23.12.2011

Отражением существенного ухудшения макроэкономической ситуации в Беларуси в 2011 г. стала гиперинфляция. К этому слову придется привыкнуть так же, как к слову «девальвация» (которая, кстати, и породила гиперинфляцию) и другим терминам, требующим применения специальных правил учета. О том, как это делается, рассказывает управляющий партнер Ernst & Young по Беларуси Павел ЛАЩЕНКО.

Когда банк или предприятие готовят отчетность по МСФО, то декларируют, что она подготовлена во всех существенных аспектах со всеми применимыми международными стандартами. Иначе отчетность не считается составленной по МСФО. В свою очередь, аудитор должен этот факт подтвердить (или не подтвердить) в своем аудиторском заключении. Стандарт IAS 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» весьма специфичен. С его применением должны согласиться все компании «Большой четверки», аудирующие отчетность банков и предприятий, где функциональной валютой является белорусский рубль. Если такого согласия нет, то возможен «торг аудиторским мнением»: предприятие сможет обратиться к другому аудитору и получить «чистое» аудиторское заключение на отчетность по МСФО без применения IAS 29.

Отмечу, что этот стандарт не рекомендует автоматически делать вывод о существовании гиперинфляции только на основании количественного показателя (кумулятивный индекс инфляции за 3 года превышает 100%). Поэтому все компании BIG-4 провели свой анализ и пришли к единому мнению, что белорусская экономика в 2011 г. стала гиперинфляционной, исходя из количественного и качественных показателей. Традиционно также ожидалось и заключение со стороны технического комитета для целей US GAAP (IPTF — International Practice Task Force), которое было получено 23 ноября. Вслед за этим 1 декабря принято наше предварительное решение на уровне лондонского офиса.

Отдельный вопрос — дискуссия о дате начала применения IAS 29. Дело в том, что кумулятивный индекс инфляции за неполные 3 года приблизился к 100% лишь в конце сентября 2011 г. Поэтому все требуемые корректировки по гиперинфляции в соответствии с IAS 29 лягут на IV квартал 2011 г., что не очень логично. Ведь обычно такое изменение в учетную политику вводится с начала года.

Белорусский офис «Эрнст энд Янг» до последнего времени проводил технические консультации с представителями зарубежных подразделений, IPTF, Белстата, доказывая, что можно перенести применение IAS 29 с 1.01.2011 г. на 1.01.2012 г. Но с нами не согласились. В итоге 15 декабря было принято окончательное решение внутри компании, согласно которому белорусский рубль считается валютой страны с гиперинфляционной экономикой с 1.01.2011 г.

Иных вариантов решения этой проблемы нет. Данные за прошлые периоды должны быть сопоставимы и сравнимы (т.е. должны быть выражены в тех же единицах измерения), что соответствует принципам МСФО. Проблемы составления финансовой отчетности на основе первоначальной стоимости в условиях гиперинфляции столь масштабны, что составление финансовой отчетности в гиперинфляционной валюте практически лишено смысла. Следовательно, необходим механизм, позволяющий предприятиям, работающим в таких условиях, составлять финансовую отчетность, которая является полезной. Трансформировать отчетность, общаться с контрагентами, убеждая их в своих достижениях, можно только в полной мере владея таким международно признанным инструментом, как IAS 29. Так что выхода нет: придется стиснуть зубы и научиться жить по новым правилам — изучить IAS 29 и применять его.

Однако, за исключением существенного ухудшения финансовых показателей банков и предприятий, применяющих МСФО в 2011 г., я бы не ожидал каких-либо прочих существенных последствий для Беларуси на макроуровне. Все и так уже произошло, достаточно взглянуть на цены в магазинах. Носить такой ярлык, конечно, неприятно, но с цифрами не поспоришь. Напомню, что наша экономика имела статус «гиперинфляционной» и применяла IAS 29 до 2006 г., так же как российская — до 2003 г., украинская — до 2004-го, литовская — в 1991–1993 гг. Правда, на сегодня среди 140 стран, где работает «Эрнст энд Янг», этот стандарт используется лишь в Демократической Республике Конго, Мьянме, Венесуэле, а теперь — и в Беларуси.

С одной стороны, признание страны гиперинфляционной — вопрос лишь технический и влияет на модель учета. Соответственно грамотные финансисты при изучении финансовой отчетности в любом случае смогут сделать правильные выводы. С другой стороны, безусловно, велика и репутационная составляющая вопроса. Тем не менее я не думаю, что это существенно скажется на процессе привлечения капитала. Настоящего инвестора это не должно отпугнуть. Хотя, несомненно, статус страны с гиперинфляционной экономикой косвенно подтверждает нестабильность местной валюты.

Любой инвестор в первую очередь оценивает само предприятие, однако оно существует в конкретной среде. К примеру, в проспекте эмиссии имеется специальная глава, описывающая внешние и внутренние риски предприятия, выходящего на IPO. В ней должен присутствовать и вопрос гиперинфляции. Это обстоятельство может осложнить выход наших субъектов хозяйствования на рынки капитала. Но хорошее предприятие и в условиях гиперинфляции должно работать соответственно и проблем у него, безусловно, должно быть меньше. Однако, если отчетность составляется в соответствии с МСФО, то неприменение IAS 29 приведет к существенным искажениям. А потому велика вероятность, что аудитор откажет в выдаче аудиторского заключения в отношении такой отчетности.

Поэтому банкам и иным предприятиям, которые обязаны составлять отчетность по МСФО, придется применять IAS 29. Причем если их функциональной валютой является белорусский рубль, то финансовая отчетность за 2011 г. должна представляться с пересчетом неденежных статей и сравнительных данных за предшествующие периоды, в единицах измерения, действующих на 31.12.2011 г.

Ранее схожие с МСФО требования были предусмотрены только для банков в Национальном стандарте финансовой отчетности для банковской системы 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» (НСФО 29), принятом в 2001 г. Однако позднее, в 2005 г., в связи со значительным замедлением инфляционных и девальвационных процессов было решено их не применять Для отчетности предприятий аналогичного документа нет и потребности в нем не было. Теперь же к этому вопросу придется вернуться. Дело в том, что без соответствующих корректировок на гиперинфляцию в отчетности компаний-резидентов показатели первоначальной стоимости, выраженные в рублях, не отражают «ценность» активов с точки зрения коммерческой деятельности. Кроме того, доходы от владения денежными активами, которые отражаются в отчетности как операционная прибыль, не представляют собой подлинную экономическую выгоду, а «реальный» капитал может быть сокращен, поскольку отражаемая в отчетности прибыль не учитывает более высокую стоимость замены израсходованных ресурсов. Финансовая информация за текущий и предыдущие периоды не сопоставима. И, наконец, возникает ряд затруднений при консолидации отчетности.

Отражением существенного ухудшения макроэкономической ситуации в Беларуси в 2011 г. стала гиперинфляция. К этому слову придется привыкнуть так же, как к слову «девальвация» (которая, кстати, и породила гиперинфляцию) и другим терминам, требующим применения специальных правил учета. О том, как это делается, рассказывает управляющий партнер Ernst & Young по Беларуси Павел ЛАЩЕНКО.

Когда банк или предприятие готовят отчетность по МСФО, то декларируют, что она подготовлена во всех существенных аспектах со всеми применимыми международными стандартами. Иначе отчетность не считается составленной по МСФО. В свою очередь, аудитор должен этот факт подтвердить (или не подтвердить) в своем аудиторском заключении. Стандарт IAS 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» весьма специфичен. С его применением должны согласиться все компании «Большой четверки», аудирующие отчетность банков и предприятий, где функциональной валютой является белорусский рубль. Если такого согласия нет, то возможен «торг аудиторским мнением»: предприятие сможет обратиться к другому аудитору и получить «чистое» аудиторское заключение на отчетность по МСФО без применения IAS 29.

Отмечу, что этот стандарт не рекомендует автоматически делать вывод о существовании гиперинфляции только на основании количественного показателя (кумулятивный индекс инфляции за 3 года превышает 100%). Поэтому все компании BIG-4 провели свой анализ и пришли к единому мнению, что белорусская экономика в 2011 г. стала гиперинфляционной, исходя из количественного и качественных показателей. Традиционно также ожидалось и заключение со стороны технического комитета для целей US GAAP (IPTF — International Practice Task Force), которое было получено 23 ноября. Вслед за этим 1 декабря принято наше предварительное решение на уровне лондонского офиса.

Отдельный вопрос — дискуссия о дате начала применения IAS 29. Дело в том, что кумулятивный индекс инфляции за неполные 3 года приблизился к 100% лишь в конце сентября 2011 г. Поэтому все требуемые корректировки по гиперинфляции в соответствии с IAS 29 лягут на IV квартал 2011 г., что не очень логично. Ведь обычно такое изменение в учетную политику вводится с начала года.

Белорусский офис «Эрнст энд Янг» до последнего времени проводил технические консультации с представителями зарубежных подразделений, IPTF, Белстата, доказывая, что можно перенести применение IAS 29 с 1.01.2011 г. на 1.01.2012 г. Но с нами не согласились. В итоге 15 декабря было принято окончательное решение внутри компании, согласно которому белорусский рубль считается валютой страны с гиперинфляционной экономикой с 1.01.2011 г.

Иных вариантов решения этой проблемы нет. Данные за прошлые периоды должны быть сопоставимы и сравнимы (т.е. должны быть выражены в тех же единицах измерения), что соответствует принципам МСФО. Проблемы составления финансовой отчетности на основе первоначальной стоимости в условиях гиперинфляции столь масштабны, что составление финансовой отчетности в гиперинфляционной валюте практически лишено смысла. Следовательно, необходим механизм, позволяющий предприятиям, работающим в таких условиях, составлять финансовую отчетность, которая является полезной. Трансформировать отчетность, общаться с контрагентами, убеждая их в своих достижениях, можно только в полной мере владея таким международно признанным инструментом, как IAS 29. Так что выхода нет: придется стиснуть зубы и научиться жить по новым правилам — изучить IAS 29 и применять его.

Однако, за исключением существенного ухудшения финансовых показателей банков и предприятий, применяющих МСФО в 2011 г., я бы не ожидал каких-либо прочих существенных последствий для Беларуси на макроуровне. Все и так уже произошло, достаточно взглянуть на цены в магазинах. Носить такой ярлык, конечно, неприятно, но с цифрами не поспоришь. Напомню, что наша экономика имела статус «гиперинфляционной» и применяла IAS 29 до 2006 г., так же как российская — до 2003 г., украинская — до 2004-го, литовская — в 1991–1993 гг. Правда, на сегодня среди 140 стран, где работает «Эрнст энд Янг», этот стандарт используется лишь в Демократической Республике Конго, Мьянме, Венесуэле, а теперь — и в Беларуси.

С одной стороны, признание страны гиперинфляционной — вопрос лишь технический и влияет на модель учета. Соответственно грамотные финансисты при изучении финансовой отчетности в любом случае смогут сделать правильные выводы. С другой стороны, безусловно, велика и репутационная составляющая вопроса. Тем не менее я не думаю, что это существенно скажется на процессе привлечения капитала. Настоящего инвестора это не должно отпугнуть. Хотя, несомненно, статус страны с гиперинфляционной экономикой косвенно подтверждает нестабильность местной валюты.

Любой инвестор в первую очередь оценивает само предприятие, однако оно существует в конкретной среде. К примеру, в проспекте эмиссии имеется специальная глава, описывающая внешние и внутренние риски предприятия, выходящего на IPO. В ней должен присутствовать и вопрос гиперинфляции. Это обстоятельство может осложнить выход наших субъектов хозяйствования на рынки капитала. Но хорошее предприятие и в условиях гиперинфляции должно работать соответственно и проблем у него, безусловно, должно быть меньше. Однако, если отчетность составляется в соответствии с МСФО, то неприменение IAS 29 приведет к существенным искажениям. А потому велика вероятность, что аудитор откажет в выдаче аудиторского заключения в отношении такой отчетности.

Поэтому банкам и иным предприятиям, которые обязаны составлять отчетность по МСФО, придется применять IAS 29. Причем если их функциональной валютой является белорусский рубль, то финансовая отчетность за 2011 г. должна представляться с пересчетом неденежных статей и сравнительных данных за предшествующие периоды, в единицах измерения, действующих на 31.12.2011 г.

Ранее схожие с МСФО требования были предусмотрены только для банков в Национальном стандарте финансовой отчетности для банковской системы 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» (НСФО 29), принятом в 2001 г. Однако позднее, в 2005 г., в связи со значительным замедлением инфляционных и девальвационных процессов было решено их не применять Для отчетности предприятий аналогичного документа нет и потребности в нем не было. Теперь же к этому вопросу придется вернуться. Дело в том, что без соответствующих корректировок на гиперинфляцию в отчетности компаний-резидентов показатели первоначальной стоимости, выраженные в рублях, не отражают «ценность» активов с точки зрения коммерческой деятельности. Кроме того, доходы от владения денежными активами, которые отражаются в отчетности как операционная прибыль, не представляют собой подлинную экономическую выгоду, а «реальный» капитал может быть сокращен, поскольку отражаемая в отчетности прибыль не учитывает более высокую стоимость замены израсходованных ресурсов. Финансовая информация за текущий и предыдущие периоды не сопоставима. И, наконец, возникает ряд затруднений при консолидации отчетности.