$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

СТАБИЛЬНОСТЬ ТРЕБУЕТ ПЕРЕМЕН©

04.05.2012

Как будет развиваться белорусская налоговая система в ближайшие годы? Что окажется приоритетным — фискальные потребности или стимулы для развития экономики, следует ли копировать зарубежный опыт или идти своим путем? Ответы на эти вопросы искали участники научно-практической конференции «Налоговое законодательство—2012: первые комментарии», организованной МНС и ООО «ЮрСпектр».

Открывая конференцию, министр по налогам и сборам Владимир Полуян призвал плательщиков к конструктивному диалогу с налоговыми органами. МНС подает пример, обещая сосредоточиться на информационно-разъяснительной работе, расширить услуги по электронному декларированию, сделать общение с налоговыми органами комфортным для субъектов хозяйствования и граждан.

Двигаться по этому пути нас заставляет конкуренция за бизнес, капиталы и трудовые ресурсы в рамках ЕЭП, которая куда важнее, чем формальное место в рейтинге ВБ Doing Business. Впрочем, все оценки имеют значение. Так, замминистра по налогам и сборам Элла Селицкая сообщила, что если 5 лет назад налоговая нагрузка в республике составляла 35,2% к ВВП, то в 2011-м — 26,8%, а в 2015 г. снизится до 26%. Приоритетами в совершенствовании отечественного налогового законодательства на будущий год должны стать изменения механизма уплаты налога на прибыль, позволяющие минимизировать корректировки с данными бухучета, оптимизация и отмена неэффективных налоговых льгот.

К сожалению, научной стратегии развития налоговой политики у нас нет, посетовал первый замминистра по налогам и сборам Сергей Наливайко. Поэтому МНС призывает белорусских ученых помочь с обоснованием планируемых корректировок. Так, предполагается отмена в 2013 г. ряда льгот по НДС (в т.ч. по услугам связи и ЖКХ), а также по экологическому налогу. Есть недостатки у упрощенной системы налогообложения, вроде множественности ставок и применимости здесь НДС. Обсуждается вопрос изменения определения налоговой базы по налогам на недвижимость и на землю исходя из рыночной стоимости объектов, а также возможность объединения обоих платежей в один налог на имущество. Однако сегодня обоснованной оценки последствий подобных новшеств никто назвать не может.

О некоторых нормах законодательства приходится судить лишь после нескольких лет их применения. Скажем, введение плоской шкалы подоходного налога принесло казне очень весомые результаты: 50-процентный рост поступлений и увеличение доли этого платежа в налоговых доходах: с 15,5% в 2010 г. до 17% в 2011-м, а в 2012 г. (по прогнозу) — 19%. Между тем в России обсуждается возврат к прогрессивной шкале подоходного налога. Стоит ли нам следовать за союзником, учитывая, что в Беларуси куда меньше дифференциация доходов населения, а легальные миллиардеры до сих пор не водятся?

Свидетельством скромности нашей налоговой нагрузки, по словам преподавателя БГЭУ Ирины Лукьяновой, служит то, что сумма собранных налогов на душу населения у нас — 2 тыс. USD, а в Люксембурге значительно больше. Правда, автор сих изысканий не упомянул, что хотя эта страна в разы меньше Беларуси по размерам и численности населения, по объему ВВП, по данным Всемирного банка за 2010 г., мы стоим рядом: Беларусь на 69-м месте (954,7 млрд. USD), а Люксембург — на 70-м (53,3 млрд.). А вот по уровню ВВП на душу населения Люксембург занимает 5 место в мире (77 160 USD в год), а мы — лишь 91-е (5950 USD), не говоря уже о том, что 65% люксембургского ВВП составляют международные услуги — только банков в этой стране более 200. Впрочем, в ряде стран ЕС, например, в Швеции, налоговая нагрузка гораздо выше, чем в Беларуси, но это не привело к массовому исходу тамошних корпораций в нашу страну. И дело здесь не в ставках, а в целом в подходе к налоговой системе.

ПО МНЕНИЮ заведующей кафедрой налогов и налогообложения БГЭУ Елены Киреевой и доцента кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственных отношений БГУ Елены Лещенко, пора провести оценку и инвентаризацию налоговых льгот, часть которых лишь маскирует бюджетные дотации. При этом Е.Киреева считает, что оценивать налоговые льготы нужно не только с позиций «выпадающих доходов бюджета». Предложения Е.Лещенко еще конкретнее: отменить льготную ставку НДС 10% для резидентов СЭЗ по импортозамещающим товарам собственного производства, не дожидаясь 2017 г., а также единый торговый сбор в размере 1 базовой величины для ИП, реализующих товары за пределы РБ, введенный Указом от 25.09.2009 № 477.

Заметим, что желающих воспользоваться этим сбором за 3 года набралось не так уж много. А вот резиденты СЭЗ могут сильно огорчиться, лишившись льгот, — вплоть до утраты интереса к дальнейшей работе в Беларуси. Правда, Е.Лещенко полагает, что в рамках ЕЭП должен действовать принцип «более льготный налоговый режим для малых государств». Однако вряд ли с этим согласится Россия, которая последовательно добивается в ЕЭП равных условий для всех участников — причем таких, которые в конечном итоге служат интересам российского бизнеса.

Пока же мы заимствуем у соседей некоторые нормы налогового законодательства, дополняя их своим «колоритом». Один из таких примеров — замена льготы по капвложениям амортизационной премией. Е.Киреева затруднилась оценить эффективность этого шага, а начальник главного управления МНС Лидия Цыбина честно призналась, что он сделан, чтобы компенсировать потери бюджета от снижения ставки налога на прибыль. Впрочем, субъекты хозяйствования уже успели убедиться, что замена получилась настолько неадекватная, что некоторым приходится пересматривать свои бизнес-планы, искать дополнительные источники финансирования инвестпроектов или отказываться от них. Если в прошлом году российские бизнесмены завидовали льготам белорусов, то теперь впору завидовать нам самим: условия использования амортизационной премии в РФ куда выгоднее. Однако С.Наливайко считает, что в полной унификации налогового законодательства в рамках ЕЭП нет необходимости — нам надо искать свой путь.

ЕСЛИ БЫ этот путь оказался не столь тернистым и ухабистым, мы бы и безо всяких рейтингов высоко ценили свою налоговую систему. Конечно, она не может копировать российскую или казахстанскую, хотя бы потому, что у наших партнеров по ЕЭП значительную долю поступлений в бюджет обеспечивает налог на добычу полезных ископаемых. В администрировании НДС нам удалось опередить россиян. Но кое-что стоило бы и позаимствовать. Например, принимать нормативные акты по налогообложению заблаговременно, а не в новогоднюю ночь, свести к минимуму число отсылочных норм в НК, а имеющиеся сделать понятнее и конкретнее, чтобы плательщикам не приходилось заваливать МНС вопросами, на которые порой нет ясного ответа. И если популистские идеи о тотальном снижении налоговых ставок вряд ли реализуемы, то исправление явных «ляпов» вполне по силам, а поднатужившись, их можно даже не допускать впредь. Ведь если оставить в стороне жалобы на «политическую составляющую» и непонятную методику рейтинга ВБ, то чрезмерно большое время на исчисление и уплату налогов можно объяснить хотя бы тем, что бухгалтерам приходится подолгу ломать голову над правилами налогообложения, ища разгадку некоторых норм в гражданском, трудовом и других отраслях права. А все потому, что наши законодатели «поскупились» дать в НК исчерпывающие определения всех необходимых терминов — в отличие от России и Казахстана. Скажем, если в их налоговых кодексах дается весьма подробный перечень затрат, учитываемых при налогообложении прибыли, то у нас — лишь общее их определение и список неучитываемых расходов. Можно было бы порадоваться такому «упрощению», если бы в налоговой сфере был применим принцип «разрешено все, что не запрещено». Результат наглядно проявился на конференции 20 апреля: множество вопросов касалось именно затрат, а вот ответы были не слишком убедительны. Скажем, что понимать под «связью доходов и расходов» или «разумными пределами», если это весьма субъективные оценки, которые могут существенно отличаться у бухгалтера и налоговиков — причем у консультирующих и проверяющих — тоже по-разному? К тому же в реальности никакой ответственности за разъяснение их авторы не несут.

У практиков есть свои предложения по совершенствованию налоговой системы РБ. Крупным предприятиям нужны стимулы для инвестиций и инноваций, холдингам — введение института консолидированного налогоплательщика, кандидатам на IPO — исключение из облагаемого оборота эмиссионного дохода, участникам внешнеэкономических отношений — уверенность в том, что механизмы контроля за трансфертными ценами и расчетами между взаимозависимыми лицами будут использоваться налоговиками аккуратно и непредвзято. Граждане надеются, что вычеты по подоходному налогу станут, при наших скромных доходах, более весомым подспорьем для тех, кто вынужден оплачивать учебу и лечение, по крохам собирает деньги на покупку жилья и товары длительного пользования. Так что меняться налоговое законодательство будет еще не раз. Главное — чтобы в правильную сторону.

Валерия ГЕРАСИМОВА