Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5945
EUR:
2.9414
RUB:
3.3791
Золото:
151.61
Серебро:
1.98
Платина:
82.66
Палладий:
157.9
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

СПУСКУ НЕ БУДЕТ. Но теперь уже всем

На минувшей неделе на столичном ликеро-водочном заводе "Кристалл" прошло совещание концерна "Белпищепром", на котором руководство отрасли и предприятий спиртпрома подвели итоги 2002 г...
На минувшей неделе на столичном ликеро-водочном заводе "Кристалл" прошло совещание концерна "Белпищепром", на котором руководство отрасли и предприятий спиртпрома подвели итоги 2002 г. Обсуждение, которое вел первый заместитель президента концерна Алексей Рубец, больше напоминало тестирование на живучесть заводов, которые к началу 2003 г. столкнулись с введением ряда жестких ограничительных норм по товарообменным операциям, а также застарелыми проблемами несвоевременных расчетов за отгруженную продукцию, снижающейся рентабельностью и др. ("НЭГ" N 92, 2002г., с.5). Однако поставленные в новые условия предприятия осознали необходимость грамотно обосновывать и отстаивать свои собственные интересы "снизу". Поэтому главным позитивным итогом совещания стало выдвижение встречных жестких требований к ценообразованию, торговле, банкам и местным властям, без выполнения которых отрасль потеряет всякую перспективу на развитие, а госбюджет -- на стабильный доход.

Прежде всего, как подчеркнул президент концерна, выполнение доведенных на 2003 г. заданий для предприятий -- закон, обсуждению не подлежащий. "Спуску не будет. Нет прогнозных показателей -- нет руководителя", -- констатировал он. Что же касается денежных расчетов с поставщиками сырья и торговлей, отхода от давальческих схем, то это выгодно самим предприятиям. Ведь отныне банкам и областным администрациям крайне сложно будет навязать ЛВЗ кредиты "под грабительский процент" на закупку 3--4 месячного запаса местного зерна. Существенно завышенные цены на зерно, затраты на его хранение приводят к тому, что себестоимость произведенного на ликеро-водочных заводах (ЛВЗ) спирта уже превышает оптовую цену специализированных спиртзаводов.

Одним из центральных требований отраслевых предприятий стало упразднение ценовых ограничений на ликеро-водочную продукцию. В самом деле, какой смысл в условиях перепроизводства регулировать цену на водку, особенно убыточную дешевую, если невозможно продать даже по существующим ценам? Например, в Гродненской области население игнорирует водку Гродненского ЛВЗ на спирте "Люкс", предпочитая веселить себя продукцией Веселовского завода на спирте "Экстра", потому что она дешевле на 200 руб. за бутылку. А "сувенирная" водка, на которую возлагали надежды некоторые ЛВЗ после запрета схем с давальческим сырьем и введением акцизных марок (да еще в евро), себя не оправдала еще в январе -- платежеспособный спрос оказался ниже, чем ожидалось. Кроме того, директор Брестского ЛВЗ, например, недоумевал, как можно клеить марку на штофы и другую нестандартную тару вроде 50-или 100-граммовых бутылок, если производственных линий для этого в природе не существует. Кстати же вспомнили, что акцизные платежи в евро, а не в национальной валюте были введены в порядке эксперимента, да так и оставили. И это в стране, которая фактически свернула экспорт алкогольной продукции. Между тем, рост курса валюты ЕЭС фактически увеличивает акциз.

Ситуацию еще больше усугубляют несвоевременными расчетами предприятия торговли. Имея до трети торговой наценки в розничной стоимости ликеро-водочных изделий, торговая сеть погрязла в долгах, зачастую безнадежных. Причем если за пунктуальностью платежей ЛВЗ пристально следит МНС, то задержки с расчетом или вовсе нерасчеты за поставленную и реализованную продукцию стали обычной практикой. Где и на чье благо "вращаются" эти деньги? Тот же вопрос относится и к задержкам банковских расчетов по зерну ("Белагропромбанк" в Брестской области и другие). Например, Витебский ЛВЗ имеет различных долгов на 7,5 млрд.руб., а местная торговая сеть должна ему 9,3 млрд.руб. Директору завода оставалось лишь помечтать о том, как этот "зависший" 1 млн.USD (в пересчете) мог бы повысить ему отчетные показатели и какие проекты удалось бы реализовать. Однако взыскать эти средства не удается даже при том, что все судебные иски ЛВЗ выиграл. На что президент концерна возразил: "У вас свои магазины есть? Нет. Так что мешает забрать магазины у торговли? Даже если вы не можете найти им достойное применение, так хоть продадите. Причем вам следует поспешить. Скоро на эти магазины-банкроты найдется масса претендентов и без вас". Кстати, отраслевые лидеры реализуют через фирменные магазины не менее 10% продукции, соответственно, оставляя себе и торговую наценку.

Фактически вся сеть магазинов потребкооперации -- банкрот. Но любопытно при этом, что каждое предприятие потребкооперации имеет субсчета, запрещенные для ЛВЗ указом главы государства от 10 января т.г. В итоге кооператоры-банкроты имеют возможность на законном основании "крутить" деньги, даже по суду предназначенные ЛВЗ. Единственное, что может предпринять в этой ситуации концерн -- лишать должников лицензии на торговлю алкогольной продукцией. Но потребкооперация взывает к социальной значимости водки и иной алкогольной продукции. Парадокс, но в нашей стране водка входит в обязательную потребительскую корзину даже грудных младенцев. Изъятия своей продукции из потребительской корзины как раз намерены жестко потребовать руководители отраслевых предприятий. Если уж от них ожидают прозрачности и доходности, то и отрасль должна иметь легальную возможность эффективно работать в заявленных рыночных условиях.

Таким образом, констатировалось на совещании, государство, какими бы благими намерениями ни оправдывалось "изыскание" или "взыскание" малейших свободных средств предприятий, не должно ставить отрасль в безвыходное положение. Хороший завод -- работающий завод. Тем более что на содержание каждого ЛВЗ стараются "повесить" максимум социально значимых объектов и функций -- от платежей за отопление до спонсорства хоккейной команды. Но вот от банкрота уже нечего будет взять ни МНС, ни Минэкономики, ни Минфину, ни банкам, ни местным властям.