Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Спасибо, все свободны!

Положение о порядке выплаты вознаграждения управляющему в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), утвержденное постановлением Совета Министров N 213 от 2003-02-20г., вызвало шок в среде кризис-менеджеров: столь неуклюжее регулирование правительством размера вознаграждения лишает экономического смысла их профессиональную деятельность и напоминает атаки на частные нотариат, адвокатуру, аудит...
Положение о порядке выплаты вознаграждения управляющему в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), утвержденное постановлением Совета Министров N 213 от 2003-02-20г., вызвало шок в среде кризис-менеджеров: столь неуклюжее регулирование правительством размера вознаграждения лишает экономического смысла их профессиональную деятельность и напоминает атаки на частные нотариат, адвокатуру, аудит. Складывается впечатление, что государство раздражает конкуренция в любом сегменте рынка. А иных чиновников -- доходы в любом, несобственном кармане. Собравшись на прошлой неделе на внеочередную конференцию, специалисты по антикризисному управлению пришли к выводу: государству не нужен институт антикризисного управления, не нужна процедура банкротства. Может потому, что нужна потемкинская, показушная экономика?

Когда правительство принимало постановление N 213, оно, конечно, знало, что в производстве находится полторы тысячи дел, возбужденных в отношении экономически несостоятельных субъектов, и что работающих управляющих, которые ведут эти дела, -- всего 114 человек. Тем не менее оно поставило кризис-менеджеров в условия, при которых последние вынуждены отказываться от дел. Прецедент уже создан: в Бресте управляющий отказался от ведения дела в т.ч. из-за условий оплаты труда, вводимых постановлением N 213. Управляющий оставил строительное предприятие с численностью работающих более 300 человек, и это сразу стало проблемой для хозяйственного суда и местной власти.

Теперь пусть кто-либо из авторов названного документа, рассуждали участники конференции, заменит того менеджера и возьмет на себя управление банкротом, отстоящим на 300 км от места жительства. Пусть он, не будучи опрометчивым, подсчитает лишь затраты на проезд, а затем, вычтя налоги, -- соотнесет сумму с размером вознаграждения, которое назначается управляющему в соответствии с постановлением. Будет ли в итоге этот горемыка гордиться своей зарплатой? Скорее всего, чтобы нормально питаться, он возьмет подработку -- производство еще нескольких дел. И вот тут, конечно, обнаружит страшную несправедливость: несмотря на исключительно добросовестное оздоровление или ликвидацию банкротов, суд назначит ему вознаграждение за второе дело на 15% ниже минимально установленного размера, за третье -- на четверть меньшее, за четвертое и каждое последующее -- только 50% минимального вознаграждения. Не покажутся ли ему такие условия работы страшным сном -- работаешь на все сто, а получаешь..?

Нигде в мире в банкротных процессах производство искусственно не делится на ликвидацию или оздоровление, т.к. сама процедура банкротства требует осуществления множества сложных мероприятий, выполняемых специалистами по антикризисному управлению. Они выбирают конкретный инструмент (санацию или ликвидацию) только по показаниям. Существующее мнение, что хозяйственные суды сами в силах "поставить на поток" ликвидацию по упрощенной процедуре -- достаточно опасно. Эффективно провести ликвидацию (как и санацию) может только специалист. Без него реальный сектор не справится с реструктуризацией, а правительство -- с проведением экономической политики, убежден президент Белорусского общественного объединения специалистов по антикризисному управлению (БООСАУ) Владимир Бирюк.

"Сегодня контролирующие и надзорные органы (годами наблюдавшие, как "тонуло" конкретное предприятие) хотят, чтобы пришел "волшебник" и спас его, не понимая, что ликвидация предприятия как юрлица в ряде случаев -- тоже благо, -- настаивает кризис-менеджер Галина Дворцова и поясняет, -- имущественный комплекс при этом остается, новый собственник будет вынужден использовать его по назначению, пусть и с меньшей первоначальной численностью. Чиновники этого или не понимают или не хотят рисковать, поэтому они хотят санации... А что такое санация? Это деньги и другое лицо! Но мы пока не привлекательны для инвестора в большинстве случаев... Чиновники же ждали, что мы придем и в одночасье оздоровим экономику, в то время как мы ее на данном этапе просто расчищаем... А все ждут волшебства..."

Вероятно, устав ждать, правительство решило отомстить управляющим, издав безграмотное -- отмечают юристы -- постановление N 213. Законом "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" определено, что вознаграждение управляющим устанавливается судом по представлению кредиторов или в иных случаях, установленных законом. Минимальный размер вознаграждения устанавливается законодательными актами, например, постановлением Совмина. Но правительство не имеет права фиксировать его максимальный размер. Установив ограничительные ставки, оно нарушило закон.

Кроме того, в данной ситуации перепутано регулирование трудовых отношений и предпринимательской деятельности. Установленная зависимость результатов предпринимательской деятельности от фактических затрат рабочего времени субъектов хозяйствования противоречит экономическому смыслу и общим началам законодательства о предпринимательской деятельности, отмечают эксперты БООСАУ. Выполняя услуги по управлению предприятием в процедуре банкротства, управляющий как субъект хозяйствования осуществляет предпринимательскую деятельность, а не трудовые функции, и стоимость его услуг должна зависеть прежде всего от результатов этой деятельности, а не затрат рабочего времени, направленных на достижение результатов.

Эффективность деятельности управляющего должны оценивать кредиторы предприятия, а не суд или другой государственный орган, т.к. в конечном итоге именно кредиторы убыточного предприятия определяют его судьбу.

Несмотря на то что постановление правительства еще не вступило в силу, судьи уже применяют его нормы в отношении управляющих, требуя представления отчетов о затратах рабочего времени за прошлый год (!), чтобы пересмотреть размер вознаграждения на новых условиях. Для специалистов по антикризисному управлению нависшее изменение условий труда столь существенно, что не позволяет осуществлять расходы, каких требует ведение дел. Правительство намерено самолично вытаскивать банкротов из долговых ям?
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений