$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Спасение чистой прибыли©

30.10.2015

Белорусские предприятия получили возможность скрыть убытки последней девальвации. Для этого Указом от 26.10.2015 № 441 внесены изменения в Указ от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств». Если бы документ появился дней на 10 раньше, многие предприятия успели бы представить в налоговые органы гораздо более позитивную квартальную отчетность и не корпели бы над составлением объяснительных по поводу убыточной деятельности.

Ранее согласно Указу № 103 коммерческим организациям (за исключением банков, небанковских кредитно-финансовых организаций) было дано право относить разницы, образовавшиеся с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г. при пересчете выраженной в иностранной валюте стоимости активов и обязательств в белорусские рубли (кроме обязательств, возникающих при осуществлении вложений в объекты незавершенного строительства, основных средств), на доходы (расходы) будущих периодов. Теперь в аналогичном порядке можно списать и курсовые разницы, образовавшиеся с 1 по 31 августа 2015 г. Поскольку Указ № 441, вступив в силу после официального опубликования (т.е. с 28 октября), распространяет свое действие на отношения, возникшие с 1.08.2015 г., предприятия смогут отсторнировать уже признанные убытки и прибыль (если она у кого-то появилась) от курсовых разниц и перенести их, соответственно, на счета 97 «Расходы будущих периодов» и 98 «Доходы будущих периодов» до лучших времен. А самые прилежные – даже представить уточненные декларации за III квартал (что прямо не предусмотрено Указом № 441).

В дальнейшем как январские, так и августовские курсовые разницы Указ № 103 позволяет списывать на доходы (расходы) по финансовой деятельности и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31 декабря 2016 г.

Таким образом, субъекты хозяйствования смогут спрятать убытки августовской девальвации в глубине своих балансов. Списывать их на финансовые результаты все равно придется, но не сейчас, а до конца следующего года. Прибегая в очередной раз к такому нехитрому приему, власти надеются, что за это время предприятия накопят достаточно прибыли, чтобы компенсировать потери от обвала рубля. К сожалению, чем чаще случаются подобные казусы, тем труднее делать вид, что стабильная работа организаций обеспечена. Поэтому, вероятно, нормотворцам не стоит ограничивать сроки манипуляций прибылью, а сделать их постоянными. Бухгалтеры хотя бы смогут избежать хлопот по внесению правок в учете и составлению уточненных расчетов, а заодно не будут задаваться риторическим вопросом: чем курсовые разницы периода плавной девальвации так уж отличаются от таких же разниц единовременного обвала, что их приходится учитывать по-разному?

Цена вопроса

Решение не облагать сразу налогами девальвационные прибыли и временно не отражать в налоговом учете соответствующие убытки вполне логично – не стоит усугублять и без того шаткое положение предприятий (хотя во многих странах это делают). Но в бухучете во всем мире принято признавать курсовые разницы в финансовом результате сразу. Дело не только в приверженности МСФО и соблюдении принципа соответствия доходов и расходов, закрепленного в ст. 3 Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности», а в экономическом здравом смысле. Раздутые непризнанным убытком активы не улучшают платежеспособность предприятий и их обеспеченность оборотными средствами, а завышенная прибыль не является реальным источником, за счет которого можно инвестировать и платить дивиденды. Это хорошо знают банки и зарубежные инвесторы, которые всегда учитывают курсовой фактор, принимая решения о финансировании в Беларуси. Однако руководители наших предприятий могут по своему усмотрению «играть» прибылью, предъявляя собственникам и налоговым органам такой конечный финансовый результат, который сочтут нужным. Благо, Указ № 103 и постановление Совмина от 16.02.2015 № 102 создали для этого все условия.

Как январская, так и августовская девальвации дорого обошлись белорусскому бизнесу. В январе каждый доллар кредиторской задолженности принес 3500 Br убытка, из которых «отыграть» за полгода удалось всего 152 Br. В августе добавился еще 2291 Br потерь на 1 USD. Обладатели валютных активов (в т.ч. дебиторской задолженности в СКВ) столько же выиграли, но они, судя по всему, в меньшинстве. По итогам 8 месяцев прибыль организаций до налогообложения составила всего 28,5 трлн. Br – на 40,2% меньше, чем в январе–августе 2014 г., а чистая прибыль – 16,7 трлн. – на 55,5% меньше, тогда как еще месяц назад они в текущих ценах были почти равны. Сумма чистого убытка убыточных организаций выросла в 4,2 раза по сравнению с 8 месяцами 2014 г., причем за август – в 2,3 раза. Это далеко не предел: в январе т.г. убытки были в 25 раз больше, чем в начале 2014 г., но в феврале, благодаря Указу № 103, они волшебным образом компенсировались (см. диаграмму). Но не успели на предприятиях «размазать» спрятанные в феврале убытки, как появились новые.

Теперь же итоги 9 месяцев наверняка столь же радикально исправятся. К сожалению, Указ № 441 несколько опоздал – предприятия сдали квартальную отчетность на прошлой неделе, а с некоторых инспекции МНС или исполкомы уже затребовали объяснительные о причинах убыточности. Знали бы заранее, так и писали – «допустили, потому как нормативная помощь вовремя не подоспела»…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях