$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Глобализация

Спасательный круг ОПЕК и угроза «нефтяного маневра»

30.09.2016

Представляя проекты бюджета и планов развития на следующий год, правительство Беларуси чистосердечно признается, что отечественная экономика полностью зависит от цен на нефть и конъюнктуры российского рынка. А потому в Минске напряженно ждут, о чем договорятся страны – экспортеры нефти на встрече в Алжире 28 сентября и отважится ли Москва совершить новый «налоговый маневр».

В среду страны ОПЕК на переговорах в Алжире договорились об ограничении добычи нефти с 33,24 до 32,5 млн. баррелей в день, сообщает агентство Reuters. Теперь участники картеля намерены обратиться к другим странам с предложением присоединиться к соглашению, которое вступит в силу в ноябре.

Эта новость тут же привела к росту цен на нефть марки Brent на 4,88%: в среду вечером на бирже ICE она торговалась по 48,79 USD/барр. Аналитики предполагают, что соглашение может приподнять цены на нефть до 50 USD или немного выше, но ненадолго. Соблюдение подобных договоренностей сложно гарантировать, а нарушения членами картеля устанавливаемых им квот давно стали обычным явлением.

Такой поворот ожидали немногие. На конференции «Рынок нефтепродуктов Республики Беларусь», прошедшей в Минске на прошлой неделе, старший редактор Platts Ник Коулмэн припомнил, что страны ОПЕК с 2008 г. не предпринимали никаких скоординированных действий, чтобы сократить или хотя бы заморозить добычу нефти. Еще меньше взаимопонимания между лидерами нефтедобычи – Россией, США и Саудовской Аравией. У каждой из этих стран свои цели и возможности. Ужесточение конкуренции не дает традиционным экспортерам договориться: каждый из них боится потерять свою нишу. Это подрывает влияние ОПЕК. В придачу снижение цен на руку производителям сланцевой нефти и газа из США. При ценах свыше 50 USD/барр. они будут наращивать добычу, что приведет к увеличению количества нефти на мировом рынке и новому витку снижения цен. Между тем спрос на углеводороды не растет.

Интересно, что, требуя уступок от коллег, большинство стран-экспортеров сами их под разными предлогами делать не желают. Иран намерен увеличивать добычу, чтобы наверстать упущенное после санкций, Ирак и Ливия – после войн. Венесуэла более года пыталась уговорить всех сократить добычу, надеясь, что рост цен на нефть позволит воскресить убитую социалистическими экспериментами экономику. В этом хоре почти неслышной осталась реплика премьер-министра Беларуси Андрея Кобякова, объяснявшего очередной спад отечественного ВВП тем, что Россия недодала нам нефти.

В такой обстановке мало кто рискует назвать справедливую цену на нефть или делать хотя бы среднесрочные прогнозы. Международные агентства то и дело переносят срок наступления сбалансированности рынка. Но некоторые эксперты полагают, что во II полугодии 2017 г. нефть может стоить выше 50 USD/барр. Однако пока спрос остается неэластичным и на нефтяные цены больше влияют «словесные интервенции» и политические факторы.

Политика трубы

Тем временем Россия, ни на кого не глядя, продолжает наращивать добычу и экспорт. По данным Н. Коулмена, поставки из российских портов за последние 8 месяцев выросли в среднем на 10%. Это тоже способствует падению цен и делает невыгодной модернизацию НПЗ. В свою очередь, страны Центральной Европы, оставаясь главными потребителями российской нефти, пытаются диверсифицировать поставки. Например, польская группа Lotos сделала пробные закупки иранской нефти и рассматривает возможность заключения долгосрочного контракта.

При этом россияне меняют географию и структуру своих поставок. Как сообщила гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА» Тамара Сафонова, за 7 месяцев т.г. экспорт российской нефти достиг 148,5 млн. т, на переработку поступило 162,6 млн. т. Индекс диверсификации направлений экспорта (отношение объемов перевалки в восточном и западном направлении) снизился на 6%, а отношение объемов перевалки нефтепродуктов и нефти также снизилось – на 5%. В РФ готовятся к запуску новые трубопроводы (Заполярье–Пурпе, Куюмба–Тайшет, мощностью 15 млн. и 7 млн. т), растет экспорт нефтепродуктов через морские терминалы Козьмино, Новороссийск (на 0,5 млн. т каждый), Приморск (на 3,4 млн. т), Усть-Луга (на 1,6 млн. т). Заметим, что эти объемы вполне коррелируют со снижением поставок российской нефти в Беларусь. К сожалению, участники конференции никак не прокомментировали это совпадение.

Из-за «налогового маневра» производство бензинов в РФ выросло на 2%, тогда как дизтоплива сократилось на 2%, мазута – на 24%, авиационного керосина – на 37%. С очередным раундом «налогового маневра» стимулов для нефтепереработки может стать еще больше, а для поставок в Беларусь – меньше.

Качаем как можем

Однако для нашей страны нефтепродукты остаются одной из важнейших статей экспорта. Как рассказал заместитель гендиректора ЗАО «Белорусская нефтяная компания» Сергей Гриб, в I полугодии БНК увеличила поставки за рубеж на 11,7%, до 8,6 млн. т. Транзит нефтепродуктов через порты Литвы вырос в 2,2 раза, до 2,2 млн. т., через Латвию остался на уровне прошлого года (2,7 млн. т), а через Украину практически прекращен (300 т против 1,1 млн. т в I полугодии 2015 г.), хотя экспорт в данную страну вырос вдвое, до 2,2 млн. т. При этом доля БНК в импорте бензина и дизтоплива Украины достигла 68%. В странах Балтии продажи выросли на 12%, до 573 тыс. т. Доля БНК в импорте дизтоплива в Латвию и Литву пока сохраняется на уровне 33%, а реактивного топлива – 72–74%.

Поставки нефтепродуктов в Польшу и страны Восточной Европы выросли в 2,4 раза, до 355 тыс. т, а в Россию снизились на 28%, до 154 тыс.

Изменения условий поставок нефти заметно отразились на финансировании модернизации белорусских НПЗ. Им все больше приходится прибегать к кредитам. Тем не менее начатые проекты не останавливаются. Так, программа технического развития Мозырьского НПЗ должна позволить диверсифицировать сырьевую базу, принимать на переработку мазут и другие темные продукты, рассказал заместитель гендиректора МНПЗ Владимир Сизов. Ввод в эксплуатацию комплекса высокооктановых компонентов бензина позволяет отказаться от закупки импортных добавок. Продолжается строительство комплекса гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков мощностью 3 млн. т и стоимостью 1,4 млрд. USD. При этом переработка закупленной нефти выросла с 3,6 млн. т за январь–август 2015 г. до 6,5 млн. т, тогда как переработка давальческого сырья сократилась. В то же время экспорт нефтепродуктов в натуральном выражении вырос с 5,1 млн. т до 6,043 млн. т, а в стоимостном – сократился с 2,5 млрд. USD до 1,5 млрд. USD. Стоимость корзины нефтепродуктов снизилась с 417 до 299 USD.

Старается сохранить свое место на мировом и внутреннем рынке ПО «Белоруснефть». Как рассказал на конференции заместитель гендиректора Сергей Каморников, компания пытается компенсировать потери от низких цен на углеводороды предложением сервисных услуг и инжиниринга.

Покушение

на прибыль

Главной угрозой для белорусских НПЗ сегодня являются мировые цены на нефть и нефтепродукты и неопределенность с условиями поставок российского сырья.

Первая проблема является всеобщей. По мнению вице-президента Argus Media по нефти и нефтепродуктам в России, СНГ и Балтии Виктора Парно, маржа производства у европейских переработчиков сократилась за последние 2 года на треть – с 15 до 10 USD/барр. В значительной мере это связано с увеличением предложения и вводом новых перерабатывающих мощностей на Ближнем Востоке. Дефицита нефтепродуктов в мире нет, напротив, их запасы оказались на небывало высоком уровне. Сохраняется относительно высокий спрос только на авиакеросин.

Ответа на второй вопрос пока нет. Очевидно, что в рамках «налогового маневра» Россия отменит пошлины на нефть и нефтепродукты в следующем или 2018 г. Это лишит белорусский бюджет и наши НПЗ существенной субсидии. Кроме того, изменится и формула внутреннего налогообложения. «Налоговый маневр» в нефтяной отрасли заключается в повышении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) при снижении экспортной пошлины – до 30% с нынешних 42%, а с 2018 г. – до нуля. По расчетам Минфина РФ, в 2017–2018 гг. это может дать российскому бюджету дополнительно по 200 млрд. RUB, а в 2019 г. – 317 млрд. По одной из версий предлагается диверсификация дополнительных изъятий через акцизы при росте цен на топливо в пределах инфляции. Однако в любом случае Беларусь окажется в проигрыше. Цены на импортируемую из РФ нефть вырастут, а маржа переработки упадет. При этом средства для компенсации потерь НПЗ в белорусском бюджете найти будет трудно, а увеличение цен на бензин способно сорвать планы снижения инфляции. К сожалению, в отличие от соседних стран, в т.ч. Польши и Балтии, возможности диверсификации импорта нефти у Беларуси ограничены.

Остается надеяться, что цены на нефть окажутся выше «консервативно-пессимистического» сценария, на котором строится бюджет Беларуси на 2017 г. Это приведет к укреплению российского рубля и улучшит положение отечественных экспортеров.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА