$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СОЮЗ СВОБОДНЫХ КОНКУРЕНТОВ

23.11.2010

В Таможенном союзе завершается разработка наднационального законодательства в сфере регулирования конкурентных отношений. Предлагаемые в них нормы могут весьма серьезно изменить привычный уклад работы белорусских предприятий. Правда, пока непонятно, решат они проблему торговых войн между странами или усугубят ее.

В числе документов, размещенных на сайте Минэкономразвития РФ, имеется проект соглашения о единых принципах и правилах конкуренции, которое, согласно планам по формированию Единого экономического пространства, должно быть подписано до конца этого года, а введено в действие с 1.07.2011 г. Документ, в частности, предполагает, что функции контроля за исполнением общих правил конкуренции будут переданы Комиссии ТС. Планируется, что решения этого органа, в т.ч. о применении санкций к нарушителям, будут обязательными для исполнения. Обжаловать их можно будет лишь в суде ЕврАзЭС. Сфера контроля со стороны комиссии обозначена достаточно широко — от деятельности естественных монополий и расследования отдельных проявлений монополизма до экономической политики государств — членов Таможенного союза. Комиссия сможет даже отменять решения органа госуправления, касающиеся ценообразования, если сочтет, что оно приводит к ограничению конкуренции, создает барьеры по выходу на рынок или сокращает число его участников.

Под запретом окажутся т.н. «горизонтальные соглашения» между конкурирующими субъектами хозяйствования трех стран, касающиеся установления или поддержания цен и тарифов, по разделу товарных рынков, сокращению или прекращению производства, отказу от заключения договоров с определенными контрагентами. Субъектам, занимающим доминирующее положение на товарных рынках, будет запрещено устанавливать монопольно низкие или высокие цены, изымать товары из обращения, если это повлечет рост цен, навязывать необоснованные условия договора. При этом комиссия ТС сама, исходя из собственных методик, будет определять, кто из компаний занимает доминирующее положение.

Согласно проекту признание факта нарушения правил конкуренции повлечет наложение штрафа на должностных лиц в размере от 20 до 50 тыс. RUB или их дисквалификацию на срок до 3 лет, а юридическое лицо оштрафуют на сумму от 1% до 15% от суммы выручки, но не менее чем на 100 тыс. RUB.

Недобросовестная конкуренция, под которой предложено понимать распространение ложных или неточных сведений, способных причинить убытки или ущерб репутации субъекта хозяйствования, некорректное сравнение товаров конкурента со своими и т.п., повлечет штраф от 12 до 20 тыс. RUB на должностных лиц и от 100 до 500 тыс. RUB на юрлиц.

Основанием для разбирательства и последующего наказания будут являться направленные в комиссию ТС письменные жалобы как со стороны органов госуправления, так и от субъектов хозяйствования и граждан. А потому, надо полагать, без работы этот наднациональный орган не останется, и многим компаниям придется учитывать новые риски в своей деятельности.

Еще больше сюрпризов сулит проект соглашения о единых правилах предоставления промышленных субсидий, содержащий запрет на многие из ныне практикующихся в нашей стране преференций. К примеру, вне закона могут оказаться программы, освобождающие экспортера от обязательной продажи государству части валютной выручки или допускающие применение множественного курса отдельных валют через частичное обесценение национальной валюты, что дает экспортеру преимущества за счет курсовой разницы. Запретить предлагают продажу экспортерам на льготных условиях товаров и предоставление услуг, в т.ч. по транспортировке грузов, уменьшение или возврат импортных пошлин на сырье и материалы, налоговые льготы и снижение тарифов на электроэнергию, предоставление экспортных кредитов по заниженным процентным ставкам и т.д.

Проект также содержит порядок проведения расследований по запрещенным субсидиям. С этим, к слову, не согласна белорусская сторона, настаивающая на том, чтобы здесь использовалось национальное законодательство. Предполагается, что на основании заявлений потерпевших субъектов хозяйствования ответственный орган госуправления страны, где они зарегистрированы, в 30-дневный срок будет принимать решение о начале расследования, а представители стороны, осуществлявшей субсидирование, будут обязаны предоставить всю необходимую информацию по данному разбирательству. В случае, если компетентный орган в ходе расследования докажет факт предоставления запрещенной субсидии и что эта субсидия наносит вред другой стране, сторона-виновница обязана будет ввести компенсационные меры. Они подразумевают полное изъятие у получателя субсидии ранее предоставленной поддержки и перечисление потерпевшей стране полуторной суммы ущерба. Если же компенсационные меры не будут исполнены, у потерпевшей страны появится право ввести ответные меры — временно прекратить обязательства по действующим договорам торгово-экономического сотрудничества.

Россия и Казахстан зарезервировали в проекте отдельные субсидии, на которые не будут распространяться запреты в течение переходного периода. В РФ, к примеру, — это поддержка инвестиционных проектов в сфере сборки моторных транспортных средств и компонентов к ним, льготы для Калининградской и Магаданской особых экономических зон, субсидии пароходствам, транспортным компаниям, организациям рыбохозяйственного комплекса и некоторые другие. Казахстан не намерен в ближайшее время отказываться от субсидирования процентной ставки по кредитам для экспортоориентированных производств, вошедших в Дорожную карту бизнеса–2020, от льготного лизинга технологического оборудования для субъектов АПК и налоговых преференций программы «Свободный склад», согласно которой отдельные производители освобождаются от уплаты НДС. Белорусская сторона, по информации Минэкономразвития РФ, не запрашивала переходные периоды для отдельных промышленных субсидий.

Кроме того, предлагается до 2017 г. разработать и утвердить протокол, обязывающий страны согласовывать с комиссией ТС применение специфических промышленных субсидий, под которыми понимается избирательная господдержка отдельных предприятий отраслей независимо от того, являются они экспортерами или нет.

Уменьшения объемов государственного финансирования в случае вхождения в ЕЭП следует ожидать и белорусским аграриям. Проект соглашения о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства предусматривает сокращение помощи, оказывающей искажающее влияние на торговлю между странами ТС, до 10% к валовой стоимости произведенных сельхозтоваров. Максимум уступок, на которые может рассчитывать Беларусь, — установление для нее 6-летнего переходного периода, в течение которого господдержку сократят до обозначенных пределов. Но сразу после подписания соглашения придется отказаться от ряда видов поддержки, включая прямые государственные выплаты производителям за вывезенный на экспорт товар, поставку некоммерческих запасов продовольствия по ценам ниже, чем для внутреннего рынка, компенсацию расходов на маркетинг и продвижение товара, включая затраты на погрузочно-разгрузочные работы, переработку, повышение качества продукции и т.д.

Подготовленные Минэкономразвития РФ проекты призваны устранить перекосы во взаимной торговле и обеспечить равные условия конкуренции. Собственно, ТС и ЕЭП для того и создаются. Однако для Беларуси интеграция на таких принципах может оказаться весьма болезненной. Ведь некоторые принятые в Беларуси способы госрегулирования цен прямо противоречат нормам соглашений. Как быть, если монополии в сфере транспорта и энергетики, объявленные у нас естественными, не покажутся таковыми нашим партнерам по ТС? Ведь их судьбу будет решать наднациональный орган. Что произойдет, когда жалобы российских производителей на белорусских конкурентов, до сих пор адресованные Кремлю, хлынут в комиссию ТС, а ее решения нам придется исполнять? Удастся ли оправдать нынешние дотации селу, без которых белорусское продовольствие неконкурентоспособно не только на внешних, но и на внутреннем рынке? И не приведут ли новые институты разрешения споров к очередному витку торговых войн между странами? В прежние годы, решая проблемы на межправительственном уровне, ссылались на добрососедство, братство и т.п. Теперь же все будет измеряться исключительно финансовой стороной вопроса. В рыночной экономике нет места сантиментам.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях