$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

СОМНИТЕЛЬНЫЕ ДОЛГИ©

29.08.2014

и фактические потери

Методология исчисления налога на прибыль все больше беспокоит менеджеров белорусских предприятий. «ЭГ» уже обращала внимание читателей на эту проблему (см. № 56 за 1.08.2014 г.). Тем, от кого зависит ее решение, пора вернуться к судьбе резервов по сомнительным долгам и штрафов «по начислению», считает экономист Ирина БАТЮКОВА.

При переходе на единый метод учета выручки «по начислению» совершенно обоснованно было предусмотрено создание резервов по сомнительным долгам. Ведь поступления средств находятся в прямой зависимости от предпринимательского риска, а уровень и влияние дебиторской задолженности — от общих экономических условий. Однако с 2014 г. в связи с исключением из ст. 129 Налогового кодекса (далее — НК) подп. 3.20 суммы этих резервов не входят в состав внереализационных расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль. В результате организации, с которыми покупатели не рассчитались в срок, вынуждены платить налог на прибыль за счет дебиторской задолженности.

Это происходит в то время, когда просроченная дебиторская задолженность на предприятиях республики достигла почти 35,7 трлн. Br — сумма, почти на треть превышающая их чистую прибыль. Именно в таком объеме существует сомнительная задолженность, наличие которой требует создания резервов в порядке, установленном Инструкцией по бухгалтерском учету доходов и расходов, утв. постановлением Минфина от 30.09.2011 № 102. Практика показывает, что значительная часть такой задолженности является нереальной к взысканию.

Если организация предоставляет покупателю отсрочку платежа, который не погашается до 22-го числа, следующего за отчетным кварталом, то налог на прибыль придется платить за счет средств, фактически полученных от другой реализации, или брать кредит в банке. В любом случае появляются потери, покрывать которые можно лишь за счет увеличения цен. Кроме того, если срок оплаты, установленный договором, нарушен, то организации придется искать дополнительные средства для уплаты налога на прибыль.

Наибольшую «маржу безопасности» предприятия вынуждены закладывать в цену товара при поставках сельхозорганизациям, ЖКХ и бюджетным организациям — т.е. субъектам, в работе с которыми риск неплатежей наиболее высок, а вероятность взыскания долга — наиболее низкая. Сколько кредитов необходимо для покрытия долгов и уплаты налогов, каковы будут затраты на выплату процентов, тем более что разговор идет о долгосрочном кредитовании?

РАЗУМЕЕТСЯ, мало кто из предприятий-поставщиков желает мириться с отсутствием оплаты за отгруженный товар. Большинство стремится бороться за свои деньги и прилагает все усилия для их возврата в досудебном и судебном порядке. К сожалению, это требует увеличения цен, чтобы обеспечить наличие средств на покрытие судебных издержек (их возмещение — отдельная тема). Кроме того, возникают дополнительные расходы на уплату налога на прибыль с присужденных судом санкций, которые с 1.01.2014 г. облагаются налогом на прибыль (п. 2 и подп. 3.6 ст. 128 НК) до того, как они фактически получены. Но и сумма основного долга, и присужденные штрафные санкции могут никогда не вернуться. Получается, что налог придется уплачивать с сумм, которые фактически не являются и никогда не будут экономической выгодой предприятия, а напротив, составляют потенциальный убыток. Вероятность вернуть задолженность через судебную систему чаще всего сводится к нулю, т.к. имущество неплатежеспособных организаций (включая оборотные активы) либо уже давно в залоге у банков, либо приобретено по лизингу — таковы реалии. В придачу с 21 июля т.г. взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на наиболее ликвидные активы АПК.

Только после получения акта судебного исполнителя о невозможности взыскания по причине отсутствия денежных средств или иного имущества организация сможет учесть эту дебиторскую задолженность при исчислении налога на прибыль по подп. 3.22 ст. 129 НК, а также восстановить соответствие бухгалтерского и налогового учета прибыли.

ОДНАКО даже после признания долга невозможным к взысканию вернуть налог на прибыль можно только в рамках прибыли текущего года. Если сумма убытков от списания задолженности ее превышает, то часть налога не вернется никогда. Учет для целей налогообложения резервов сомнительных долгов позволил бы решать подобные проблемы. Кстати, в мировой практике допускается отнесение убытков на два года назад, т.е. возврат из бюджета налогов, уплаченных в предыдущие налоговые периоды, в случае, если у предприятия в текущем налоговом периоде есть риски убытков.

Заметим, что возможности учитывать резервы по сомнительным долгам при исчислении налога на прибыль лишены почему-то лишь предприятия реального сектора экономики. В отличие от них банки вправе включать в состав внереализационных расходов для целей налогообложения специальный резерв на покрытие возможных убытков по активам, подверженным кредитному риску (подп. 3.1.1 ст. 133 НК). Но классификация в банках активов, подверженных кредитному риску, и оценка кредитных рисков в зависимости от способности должника исполнить свои обязательства вряд ли проще, чем порядок создания резервов сомнительных долгов по Инструкции № 102. На наш взгляд, это явная дискриминация. Ведь реализация товаров и услуг с отсрочкой или рассрочкой по своему экономическому и правовому содержанию тоже является кредитованием. Соответственно, экономическая природа просроченной дебиторской задолженности одинакова при денежном и товарном кредите, как одинаковы и причины ее возникновения.

ЕЩЕ ОДИН немаловажный аспект: возможность учитывать в 2013 г. при исчислении налога на прибыль резервы по сомнительным долгам не только позволяла организациям не платить налог на прибыль с несуществующего источника, но и соответствовала подходам МСФО. Теперь же создаваемые в бухгалтерском учете резервы, как и ранее, влияют на показатели бухгалтерской отчетности, где показывается реально существующая прибыль. А вот в налоговой декларации по налогу на прибыль отражается сумма незаработанной прибыли, с которой, тем не менее, нужно уплатить налог. Это не только ухудшает фактические финансовые результаты предприятий, но и создает дополнительные затруднения при трансформации отчетности в формат МСФО.

Между тем определить однозначный порядок налогового учета резервов несложно. К примеру, в российском законодательстве допускается возможность учитывать резервы при исчислении налога на прибыль по сомнительной задолженности со сроком возникновения свыше 90 календарных дней — в полной сумме выявленной на основании инвентаризации задолженности, со сроком возникновения от 45 до 90 календарных дней (включительно) — 50% от суммы задолженности, со сроком возникновения до 45 дней — резерв не создается.

РАЗЛИЧИЯ в вопросах признания резервов для целей налогообложения в налоговом законодательстве России и Беларуси ставит отечественных производителей в неравные условия как по уровню фискальной нагрузки, так и по ценообразованию. Кроме того, полагаем, что исключение резервов сомнительных долгов из состава внереализационных расходов, учитываемых при налогообложении, влечет увеличение числа убыточных организаций, вплоть до банкротства некоторых из них, сокращение и потерю рабочих мест, рост затрат, цен и очередную раскрутку инфляционной спирали, увеличение потребности в кредитных ресурсах и их подорожание, а также грозит образованием недоимок по платежам в бюджет. К тому же ухудшается конкурентоспособность белорусских товаров как на внутреннем, так и на внешних рынках, особенно российском, а также конкурентоспособность отечественных предприятий и экономики в целом.

В связи с изложенным предлагаем вернуть в Налоговый кодекс норму об участии сумм резервов по сомнительным долгам в составе внереализационных расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, прописав четкий механизм создания резерва в НК (возможно, аналогично НК РФ), включать в налогооблагаемую базу сумму присужденных санкций по мере фактического поступления денежных средств, а также «заморозить» созданные до 2014 г. резервы и отражать поступления из этих резервов для целей налога на прибыль по мере оплаты задолженности.