$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

«Социальное партнерство присутствует только формально»

29.04.2008

Об отношениях власти и бизнеса, а также сегодняшней роли и возможностях бизнес-ассоциаций «ЭГ» поговорила с председателем правления БСПН Георгием БАДЕЕМ.

— Георгий Петрович, как вы считаете, изменилось ли что-то в отношениях власти и бизнеса?

— Полагаю, что да. Государство осознало, что без частного бизнеса невозможно поддерживать высокие темпы экономического роста, и делает шаги навстречу, устанавливая более либеральные условия хозяйствования. Условия ведения бизнеса в малых и средних городах приближены к имеющимся в СЭЗ; отменена «золотая акция» и мораторий на движение акций, приобретенных в ходе приватизации. Это сделано для того, чтобы могла проявить себя частная инициатива. Конечно, этого еще мало. К сожалению, мы пока не отказались от командной экономики — директивное прогнозирование остается бичом для многих предприятий. Тем не менее сдвиги происходят, и этого нельзя не заметить.

— Отражаются ли как-то эти изменения на положении бизнес-ассоциаций?

— На положении бизнес-ассоциаций это пока никак не сказывается. Во всяком случае, некогда разработанный нами закон «Об объединениях нанимателей» так и не принят, и речь о возвращении к нему, насколько мне известно, не идет. С другой стороны, бизнес-ассоциации приглашаются для участия в различного рода комиссиях, советах, рабочих группах. БСПН, например, представлен почти во всех рабочих группах. Я не могу сказать, что государство полностью игнорирует мнение бизнес-ассоциаций. Если предложения подаются грамотно и аргументировано, а не декларативно, то к ним вынуждены прислушиваться. Наглядный тому пример — наше предложение не повышать ставку НДС. Против него было и правительство, и Минфин. Меня убеждали в том, что решение это уже принято и незачем стучаться в закрытую дверь, но в конце концов наша точка зрения победила.

Правда, надо признать, что зачастую нам не хватает сил, средств, специалистов, чтобы работать на том уровне, на котором хотелось бы.

— Почему, как вы полагаете, бизнес-ассоциации не стали реальной силой, которая способна лоббировать интересы бизнеса?

— Главная причина в том, что в стране не созданы механизмы демократического управления, когда решения принимаются на основе консенсуса. Социальное партнерство в большей мере присутствует формально. К примеру, есть у нас Генеральное соглашение между правительством, нанимателями и профсоюзами. В нем записано, что стороны принимают решения по социально-трудовым вопросам после консультаций с партнерами. В то же время, когда принимались изменения в Трудовой кодекс, они не были обсуждены даже на заседании Национального совета по социально-трудовым вопросам. Если с нами не обсуждают важные вопросы, то значит, нам не доверяют. Это недоверие в свою очередь порождает недоверие к бизнес-ассоциациям. Приходится констатировать, что нет пока и среди предпринимателей понимания, что для лоббирования своих интересов надо объединяться.

Есть, конечно, и вина самих ассоциаций. Мы не смогли научиться работать вместе, хотя попытки такие были. Мы пытались создать консультативно-координационное совещание, чтобы можно было рационально распределить усилия между бизнес-ассоциациями, но из этого так ничего и не вышло.

Я думаю, что рано или поздно осознание важности бизнес-ассоциаций как инструмента лоббизма придет. Как на уровне государства, так и на уровне предприятий.

Беседовала Валентина ВЕШТОРТ