$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Социальное обслуживание: перестройка поневоле

09.12.2016

Ситуация в экономике заставляет власти пересматривать подходы к решению социальных проблем. Свидетельство тому – поступивший в ноябре в Палату представителей проект закона о внесении изменений и дополнений в Закон от 22.05.2000 № 395-З «О социальном обслуживании». В нем делается попытка создать условия для привлечения бизнеса к оказанию социальных услуг.

Сегодня в Беларуси оказанием социальных услуг в основном занимаются государственные структуры. Хотя действующий закон допускает здесь участие частного сектора, но его вклад в основном ограничивается использованием на отдельных малых предприятиях труда инвалидов или производства для них каких-нибудь товаров. Исключения носят единичный характер. Например, ЧУП «Семейный причал» создало в Минской области частный дом-интернат для престарелых и инвалидов.

Теперь ухудшение ситуации в экономике и дефицит бюджетных ресурсов заставляют искать пути коммерциализации социальной сферы, т.е. увеличения числа платных услуг. Предлагается расширить поле деятельности для «третьего сектора» – негосударственных некоммерческих общественных объединений, выполняющих государственный социальный заказ (ГСЗ). Пока их в Беларуси немного, особенно в регионах. В таких организациях, за редким исключением, мало наемных работников – в основном используется труд волонтеров. По мнению специалистов, подобные организации борются не столько за потребителя социальных услуг, сколько за внимание грантодателей, особенно иностранных.

Можно выделить лишь «Белорусское общество Красного Креста» (БОКК), которое, имея обширную сеть в регионах, доминирует в сфере социального обслуживания и чаще всего претендует на получение госзаказов. Но чтобы конкурс признавался состоявшимся, нужно участие еще хотя бы одного общественного объединения, пусть даже заранее обреченного на проигрыш. Чтобы облегчить жизнь таким структурам, как БОКК, проектом предлагается изменить процедуру размещения ГСЗ. В случае если конкурс признают несостоявшимся из-за наличия лишь одного участника, комиссия рассмотрит его конкурсное предложение и даст заключение о его соответствии условиям конкурса. При положительном решении с ним заключается договор на выполнение ГСЗ.

Местные исполнительные и распорядительные органы обычно заключают договоры на выполнение ГСЗ на финансовый год. Проект допускает возможность заключения его до 5 лет в пределах срока реализации госпрограмм. Еще одно новшество – возможность заключать трехсторонний договор, поскольку часто социальную услугу оплачивает не сам получатель, а третье лицо.

Предлагается разрешить местным властям дополнительно устанавливать иные категории граждан, имеющих право на получение социальных услуг, а также другие виды социальных услуг, кроме перечисленных в проекте. Понятно, что речь идет, прежде всего, об увеличении доли платных услуг.

В районах сегодня пытаются внедрять новые виды услуг, которые могут быть окупаемыми и даже прибыльными. Так, в Минске недавно завершился эксперимент по оказанию социальных услуг на основании договора пожизненного содержания с иждивением. Договор заключается с минчанами, достигшими 70-летнего возраста, не имеющими в столице родственников, обязанных по закону их содержать. Пенсионер может проживать как дома, так и в стационарном соцучреждении, он сохраняет за собой право на пенсию и ежемесячно получает рентные платежи, которые устанавливаются Мингорисполкомом в сумме до 3 базовых величин в зависимости от условий договора и стоимости передаваемого жилья.

В правительстве надеялись, что такая услуга окажется востребованной. Однако из 2 тыс. одиноких пожилых минчан, имеющих в собственности жилье, заключили такие договоры на конец 2015 г. лишь 19. Возможно, причина столь низкой активности в недоверии к государству или в узком спектре и не лучшем качестве услуг. К тому же обнаружились нестыковки с законодательством. Согласно ст. 573 ГК плательщик ренты обязан обеспечивать потребности получателя ренты в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья гражданина, то и уход за ним. Периодические платежи здесь не предусмотрены, но в рамках минского эксперимента они производились. Кроме того, само определение термина социальная услуга исключает выплату материальной помощи.

Довольно спорно выглядит вопрос, может ли государственный орган, в частности Мингорисполком, вообще быть стороной такого договора – плательщиком ренты? Правда, ГК не ограничивает субъектов этой сделки – ими могут быть физическое лицо, в т.ч. индивидуальный предприниматель, государственный орган, коммерческая или некоммерческая организация. Но, к примеру, в России из-за невозможности обеспечить необходимый контроль за деятельностью коммерческих организаций предлагают исключить из числа плательщиков ренты по договорам пожизненного содержания с иждивением коммерческие организации, признав таковыми только физических лиц, в т.ч. ИП, и некоммерческие организации. Соответствующий законопроект уже внесен правительством в Госдуму.

У нас плательщиками по подобным договорам, как правило, выступают физические лица. Теперь им предлагают использовать и другой вариант: создание замещающей семьи для совершеннолетних нетрудоспособных граждан. Речь идет о совместном с ними проживании и ведении общего хозяйства. Детали будут регламентироваться постановлением Совмина. Можно предположить, что такая социальная услуга не найдет широкого применения из-за тотального контроля проверяющих органов. К тому же здесь, по сути, предполагается отказ от принципа неприкосновенности частной жизни. Не исключено, что пожилых людей будут заставлять искать замещающую семью, ссылаясь на нехватку мест в домах-интернатах.

Ряд услуг по своей правовой природе являются медицинскими, хотя учреждения, их предоставляющие (больницы сестринского ухода и хосписы), включены проектом в перечень организаций, оказывающих социальные услуги.

Автор публикации: Наталья ЧЕРНОРУЦКАЯ, юрист