Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

СМАК С ГОРЧИНКОЙ

(Поучительная история мытарств одного СП)
(Поучительная история мытарств одного СП)

Известно, что из макарон можно приготовить десятки таких блюд, что пальчики оближешь. Смак, да и только. И, вроде, не должно тут быть никакой горчинки. Тем не менее в истории, о которой речь пойдет ниже, она есть. И очень даже неприятная.
 
Одно витебское предприятие -- оно так и называется "СМАК" -- выпускает макароны. По итальянской технологии. Не макароны -- объеденье. Производство налажено (хотя пока работает не на полную мощность), спрос растет, перспективы отличные. Что, кажется, еще надо таким благополучным субъектам частного бизнеса для закрепления успеха на рынке?
 
Прежде всего надо, чтобы в товарищах было согласие. А когда его нет, на лад, известно, дело не идет. Идет оно в глубокий, затяжной конфликт. В него, как правило, оказываются вовлеченными и государственные контрольные органы. Так вот, своеобразие и исключительность нашей истории в том, что и они, стражи Его величества закона, трактуя его по-разному, вошли между собой как бы в параллельное основной канве событий противоречие. С одной стороны, и, может быть, главной, это хорошо, так как истина не знает предпочтений. А с другой, она не так уж глубоко лежала, чтобы не обнаружить ее с самого начала, уже первыми уполномоченными на то организациями -- управлением Государственного комитета финансовых расследований по Витебской области и налоговой инспекцией. Что весьма недешево обошлось государству как в материальном, так и моральном плане. Но обо всем по порядку.

В ноябре 2000г. из состава учредителей витебского СП "СМАК", успешно нашедшей свою нишу на рынке производства макаронных изделий, решает выйти белорусский участник ПКФ "Лабков и К". Как водится в этих случаях, учредители принимают решение об аудиторской проверке для выделения доли выбывшего и проведения с ним расчетов. Но вместо аудиторов на предприятие неожиданно приходят из управления Государственного комитета финансовых расследований по Витебской области и из налоговой инспекции. Выяснилось, что М.П.Лабков, уходя, решил хлопнуть дверью. Его жалобу о неправильном порядке формирования уставного фонда ООО СП "СМАК", в котором, кстати, г-н Лабков сам же принимал участие, решили проверить незамедлительно.

Бывший учредитель знал, что делал. Выводы по результатам проверки для предприятия оказываются неутешительными: уставный фонд сформирован неправильно, так как иностранный участник СП, гражданин Израиля Д.Чистяков представил (заключение проверявших) недостоверные сведения для проведения экспертной оценки технологического оборудования. Выявлены также нарушения кассовой дисциплины. СП предлагается доплатить в бюджет государства более 29 млн.ВYR.

Приостанавливаются все его расходные операции. В том числе в части уплаты налогов и выплаты зарплаты работникам, а их более шестидесяти человек. В качестве платежного средства идут макароны. Слава богу, их можно есть -- не елки, все-таки, или, скажем, удобрения. История бизнеса знает и такие случаи.

Генеральный директор предприятия пишет возражения на акт комплексной налоговой проверки. Среди них ключевое: оснований сомневаться в недостоверности оценки стоимости неденежного вклада нет, так как она проводилась уполномоченным на то лицом и организация, осуществляющая экспертизу, несет ответственность за ее результаты. Дается ссылка на регламентирующий этот вид деятельности документ.

Тем временем следственным отделом УГКФР по Витебской области возбуждается уголовное дело -- за сокрытие прибыли и иных объектов налогообложения. Предприятие не работает. Оно защищается. И довольно грамотно. Оно напоминает, что в соответствии с Законом "Об иностранных инвестициях на территории Республики Беларусь" освобождено от уплаты налога на прибыль до декабря 2002г.

Аргумент корректный, но в УГКФР готов свой: для того чтобы предприятие с иностранными инвестициями было освобождено от прибыли, доля инвестора в уставном фонде должна быть свыше 30%. А в данном случае уставной фонд сформирован (цитирую) "по подложным документам".

Рабочие пишут душераздирающие письма в облисполком и прокуратуру: не дают нормально работать, не платят зарплату -- счет арестован, предприятие парализовано.

Это убеждает. Прокуратура области по поручению облисполкома обращается в УГКРФ (начальник В.Н. Кузнецов) с указанием незамедлительно решить вопрос положительно. Что делает ведомство последнего? Дает распоряжение ИГНК по г.Витебску списать 29275597 ВYR со счетов предприятия и лишь после этого разрешить ими пользоваться. Зато в тот же день накладывается арест на все имущество "СМАКа" -- машины, оргтехнику и пр., хотя стоимость всего этого, как разъяснила прокуратура В.Н.Кузнецову, в несколько раз превышает сумму якобы причиненного государству ущерба.

ООО СП "Смак" налаживает второе после макарон и лапши производство -- производство жалоб, объяснений, встречных исков и прочей вынужденной бюрократии. Наконец, в конце тоннеля брезжит свет, и это не встречный паровоз. Хозяйственный суд Витебской области приостанавливает списание сумм экономических санкций. Более того, он обязывает ИГНК по г. Витебску возвратить необоснованно изъятые суммы. Налоговики сопротивляются, они тоже не лыком шиты. Они пытаются защитить честь мундира в кассационной и надзорной инстанциях. Увы, без удовлетворения. Тем не менее деньги возвращать не спешат -- "в связи с обжалованием решения суда от 2001-06-28г."

Забегая вперед, скажем: смак окажется с горчинкой. Деньги возвратят. И даже выплатят пени -- 3 086 892 ВYR. Не из своего кармана, конечно, -- из государственного, и лишь после возбуждения исполнительного производства. Должностные лица будут привлечены к дисциплинарной ответственности за грубые нарушения законодательства. Будут сняты неприкосновенные печати с имущества.

Закончилась ли на этом тяжба? Нет, УГКФР так просто не сдается. В день, когда деньги перечисляются-таки на счет СП "СМАК", последнее получает предписание... о приостановлении всех расходных операций по счетам! Снова вмешивается хозяйственный суд и вновь встает на сторону предприятия. Тогда УГКФР назначает новую проверку деятельности строптивца. Предвзятость настолько очевидна, что распоряжением Комитета государственного контроля Республики Беларусь проверка отменяется. Высокой инстанцией указывается на недопустимость создания препятствий для работы предприятия.

Но даже после этого интрига, образно говоря, бодания теленка и дуба не заканчивается. В ходе налоговой проверки, с которой началась эта история, был составлен также акт в отношении иностранного учредителя Д. Чистякова, не уплатившего согласно акту подоходный налог в полном объеме. Против него возбуждается уголовное дело. Не будем вдаваться в подробности этой параллельно развивающейся сюжетной линии. Ограничимся констатацией одного лишь факта: дважды, разными следователями уголовное дело прекращалось за отсутствием состава преступления. Но до сих пор оно тлеет, как головешка под золой.

Посмотрим на этот конфликт с разных углов зрения. Около трех лет ООО СП "Смак" борется за свое выживание. Оно так и не смогло из-за этого выйти на плановые мощности: вместо 400 тонн месячной продукции, которые обеспечивает итальянская технология производства макарон, выпускается где-то чуть больше 100. Что в разы меньше спроса. Сколько же налоговых отчислений могло быть перечислено в бюджет, если даже в условиях вынужденных простоев предприятие с 1999г. заплатило в казну около 600 млн.ВYR! Легко прикинуть, чего лишилось государство, воспитай оно у своих чиновников умение иногда поступаться ведомственным самолюбием ради пользы дела.

Что такое сто тонн макарон в месяц при возможных четырехстах? Это без пяти минут убыточное предприятие. Значит, еще ноль целых и сколько-то десятых процента вот-вот будут прибавлены к 47,4% хозяйств республики, потерявших надежду стать экономически устойчивыми. Это значит, что те шестьдесят человек, не получавших несколько месяцев зарплату в СП "СМАК", считай уже пополнили ряды скрытой безработицы, царящей на всех убыточных предприятиях, но никогда не попадающей в официальную статистику.

Но прибегнем к официальной. Согласно оной сегодня в Беларуси насчитывается 3,2% безработных -- 141 тыс. человек. А самый высокий уровень безработицы зафиксирован как раз в Витебской области -- 4,5%. Причин этому, очевидно, много. Есть и объективные. Но одна из них -- эта детективная история с витебским СП. Ведь она в глазах горожан, наблюдавших за ее развитием, не прибавила авторитета частному бизнесу, в котором человек даже в перспективных предприятиях обречен на неопределенность и отсутствие перспективы. Поэтому прозвучавшее в прессе февральское (этого года) заявление начальника управления Витебской областной службы занятости населения Николая Глушонка о планах открыть новые рабочие места в малом, среднем и частном бизнесе оптимизма не прибавляет.

Пристально наблюдали за ситуацией с СП "СМАК" и руководители других совместных и иностранных предприятий, зарегистрированных в Витебской области (всего таких 142). Чему она их учит? Избегать ссор с ИГНК. Но что это, если не мостик в коррупцию? Сегодня не ссориться, завтра -- подружиться. Директора фирм подумают и об усилении юридического обеспечения бизнеса. На всякий случай. И то правда -- не будь хорошего юриста в СП "СМАК", неизвестно, как бы еще закончилась трехлетняя тяжба. (К слову, в Минске, например, резко снизилось количество рассматриваемых в суде споров о возмещении убытков -- всего 0,3% в общей массе имущественных исков. Что это -- слабая квалификация "фирменных" юристов, дороговизна услуг или неверие в благополучный исход дела?).

Не будем столь легкомысленными, чтобы предполагать, будто о подобных, как в Витебске, конфликтах предприятий с властями не знают и потенциальные иностранные инвесторы. И что это знание никак не влияет на их отвагу вложить деньги даже в выгодные проекты. Где же взять тогда полтора миллиарда долларов инвестиций, намеченных в этом году, чтобы разогнать по жилам застоявшуюся кровь отечественной экономики? Пока удалось "насобирать" в пять раз меньше. До конца года остался фактически один квартал.

Зададимся и таким вопросом: типично ли то, что случилось в Витебске, в масштабах республики? В том плане, что контрольные органы "трясут" предприятия частыми проверкам?.. Да, типично. Но как ни тряси яблоню, на которой нет плодов, сыпаться будут только листья. Плоды вначале надо вырастить. Уповать же на сверхприбыльность налоговых инспекций означает увеличивать те самые 47,4% убыточных предприятий.

Стоит, наконец, посмотреть на этот конфликт и с точки зрения главного защитника чистоты ведения бизнеса -- УГКФР. Ведь, преследуя СП "СМАК" (теперь ИЧУПП "Смак"), его эксперты, очевидно, были искренне убеждены в том, что предприятие допустило ряд существенных нарушений финансовой дисциплины и заслуживает наказания. И руководствовались при этом законодательством. Почему же в итоге они оказались в ответчиках? Почему другие государственные организации, вовлеченные в конфликт (облисполком, прокуратура, хозяйственный суд), встали на сторону СП, руководствуясь тем же законом? Что, в нашем законодательстве есть такие положения, которые можно истолковывать по-разному в зависимости от ситуации? Или недостаточность доказательной базы, поспешность, игнорирование, казалось бы, мелочей в процедуре финансовых расследований -- а все это имело место в витебском противостоянии -- слишком уж выдавали желание контрольных органов быстрее закончить дело в свою пользу? Скорее всего, второе.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений