$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СЛОВА О ДЕЛЕ

11.01.2011

Главным событием прошедшего года, безусловно, стало подписание 31 декабря Директивы Президента № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» (см. Информбанк, с. 2–5). Давно уже в республике не появлялось столь ожидаемого документа, вокруг которого было бы столько споров, обещаний и предложений. Он должен был стать программным документом, знаменующим кардинальное изменение отношений власти и частного бизнеса. Некоторые считают, что так и произошло, другие куда сдержаннее в своих оценках. Что принесла Директива отечественным предпринимателям на самом деле?

В последние два года много говорилось о создании благоприятных условий для бизнеса, либерализации, устранении необоснованных административных барьеров и излишнего вмешательства государственных органов в деятельность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Предпринимательство вдруг оказалось одним из основных стратегических факторов устойчивого социально-экономического развития республики на ближайшую пятилетку. По сути — это признание того, что административно-командные методы и курс на абсолютное доминирование государства в экономике исчерпали себя. Мировой кризис ясно показал уязвимость и слабую конкурентоспособность отечественной экономики. Необходимость привлечения инвестиций, внедрения новых технологий, удержания традиционных и освоения новых рынков, увеличения налоговых поступлений и повышения уровня жизни населения вынуждают власть поступиться прежними принципами ради нового: «конкуренция — везде, где возможно, государственное регулирование — там, где необходимо», чтобы получить доступ к до сих пор мало востребованному ресурсу — деловой инициативе и творческому потенциалу граждан. Потребность в таком повороте назрела давно. Издержки, создаваемые бюрократическими барьерами, более невозможно компенсировать разницей между мировыми ценами на энергоносители и теми, по которым их получает Беларусь. К тому же подобные барьеры стали неэффективны. Скажем, ограничения в сфере ценообразования стали ненужным анахронизмом, который не только не мешает инфляции, но и стимулирует увеличение себестоимости — ради «экономического обоснования» цен, отсутствие которого грозит немалым штрафом. А административные наказания являются скорее способами устрашения бизнеса и давления на него, чем возмездием для виновников реальных нарушений, наносящих ущерб обществу.

Государство собралось наконец озаботиться подъемом роли предпринимательства, повышением его вклада в экономику и обеспечением ее эффективности за счет частной инициативы. При этом абстрактные показатели, вроде мест в различных рейтингах, приходится дополнять конкретными шагами по улучшению делового климата и повышению инвестиционной привлекательности страны. Среди этих шагов — снижение налоговой нагрузки и штрафов, свобода ценообразования и формирования зарплаты, реформа бухучета и контроля, упрощение документооборота и стабилизация хозяйственного законодательства, гарантия прав собственности.

ЮРИСТЫ не зря обращают внимание, что Директива Президента согласно ст. 2 Закона от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» — Указ программного характера, издаваемый главой государства в целях системного решения вопросов, имеющих приоритетное политическое, социальное и экономическое значение. Если бы Директиве было придано прямое действие, то в соответствии со ст. 10 Закона в качестве последнего из изданных указов она бы имела более высокую юридическую силу, чем любой указ, декрет или закон. Большинство норм Директивы № 4 лишь призывает «обеспечить», «предусмотреть», «предпринять», «создать», «законодательно закрепить» и т.п. Неудивительно, что, выступая на брифинге 4 января, замминистра экономики Андрей Тур признал, что Директива № 4 — в большей степени политический документ, т.к. определяет стратегическое направление развития страны.

А.Тур убежден, что серьезным стимулом для поощрения частной инициативы станут заложенные в Директиве идея всестороннего развития конкуренции на основе свободного ценообразования и запрет на конфискацию собственности у добросовестных субъектов предпринимательской деятельности. Кроме того, Директива № 4 будет способствовать массовой передаче принадлежащей государству недвижимости в частную собственность предпринимателям. В результате институт аренды исчезнет в сфере производственного бизнеса, сохранившись лишь на вторичном рынке жилья, считает А.Тур.

ВИДИМО, способствовать этому должны нормы Директивы № 4, призывающие обеспечить отчуждение инвесторам неиспользуемых более 2 лет принадлежащих государству объектов за 1 базовую величину, предоставление тем, кто арендует госимущество не менее трех лет, права его преимущественного приобретения с рассрочкой платежа на 5 лет, а также уменьшение цены продажи на затраты, понесенные арендатором на улучшение состояния и потребительских качеств такого объекта. Еще больше стимулируют приобретение недвижимости обещания защиты прав собственности, если они воплотятся в жизнь. Быть может, Директивой удастся обеспечить то, что уже давно гарантировано Конституцией. В этом отношении весьма показательно выглядит оговорка в пункте о гарантиях необратимости приватизации — «при условии соблюдения субъектом приватизации требований законодательства». Легко ли в столь сложном деле ничего не нарушить? А ведь прямая национализация и конфискация — не единственные опасности, грозящие частнику. Пример холдинга «Пинскдрев» показывает, что государство может взять под свой контроль частную собственность и не изымая ее. Был бы подходящий предлог.

ИМЕННО вопрос о собственности является ключевым в судьбе Директивы № 4. Если процесс приватизации действительно станет массовым и необратимым, это повлечет за собой решение остальных вопросов и прежде всего — проблемы монополизма, ведь подавляющее большинство монополистов — госпредприятия. Если же масштаб контроля государства над собственностью существенно не изменится, то большая часть норм Директивы № 4 останется на бумаге.

Директива сулит перемены и самому Закону № 361-З. Наверно, именно в нем должно быть закреплено обещание вводить в силу нормативные правовые акты не ранее чем через 3 месяца со дня их официального опубликования, а не «в ночь с 31 на первое» или задним числом. Правда, и тут в Директиве имеются оговорки, допускающие исключение из этого правила. Можно приветствовать распространение закрепленного в ст. 3 НК и п. 15 Указа от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» тезиса о том, что в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства решения должны приниматься в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан — теперь уже не только на налоговые и контрольные отношения, но и на деятельность судов и других госорганов. Но по-прежнему непонятно, откуда вообще берутся эти неясности и нечеткости, если Закон № 361-З требует их не допускать в процессе нормотворчества? К тому же то, что кажется неясным бизнесу, для проверяющих и судей может выглядеть вполне однозначно: понимание — дело субъективное. С другой стороны, Директива предписывает проводить общественное обсуждение проектов актов законодательства, существенно влияющих на условия осуществления предпринимательской деятельности, в т.ч. путем создания при госорганах общественно-консультативных и (или) экспертных советов с участием представителей бизнеса, их объединений, а также размещения указанных проектов на сайтах госорганов и в СМИ. Остается надеяться, что чиновники услышат мнение предпринимателей, а тем для защиты своих интересов хватит дарованного им права совещательного голоса. Ведь окончательное решение по-прежнему будет приниматься в ведомственных кабинетах.

В САМОЙ Директиве ничего не сказано о том, в какие сроки будут реализованы ее нормы. Не назвал конкретных дат и представитель Минэкономики. Известно лишь, что правительству совместно с Нацбанком, облисполкомами и Мингорисполкомом предписывается в 3-месячный срок разработать и утвердить план мероприятий по реализации положений Директивы. В какие сроки этот план будет воплощен в жизнь — остается неизвестным. Например, замминистра не смог однозначно ответить на вопрос корреспондента «ЭГ»: следует ли в этом году ожидать изменений в налоговом законодательстве, как того требует Директива № 4, или их отложат на начало следующего финансового года? Действительно, Закон от 15.10.2010 № 174-З «О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Республики Беларусь», вступивший в силу с 1 января, не предусматривает ни увеличения почти вчетверо лимита выручки, позволяющего применять УСН, как говорится в Директиве, ни иных упомянутых в ней мер по изменению налоговой системы. Нет следов норм Директивы и в Законе от 30.11.2010 № 198-З, которым внесены очередные коррективы в КоАП и ПиКоАП, вступающем в силу в январе. Стало быть, потребуется принятие новых изменений в эти и многие другие законы, принятие новых указов, декретов и постановлений.

Так что, похоже, самим чиновникам еще необходимо разобраться в нормах Директивы. «Поскольку она только вышла, идет ее осознание, думаю, мы еще не раз будем обсуждать отдельные ее срезы», — заявил А.Тур. Минэкономики намерено собрать экспертный совет из представителей бизнес-сообщества, чтобы услышать их оценку Директивы № 4. В свою очередь, чиновникам придется в рамках программ повышения квалификации осваивать непривычное дело: учиться стимулировать предпринимательскую и иную инициативную деятельность граждан во всех сферах экономики страны, решать множество сложных и непривычных задач, вроде защиты права руководителей на деловой риск.

* * *

Подписанный 31 декабря документ поразительно напоминает другой, принятый без малого 90 лет назад, — Декрет ВЦИК от 21.03.1921 «О замене продразверстки продналогом», знаменовавший смену «военного коммунизма» новой экономической политикой, допускавшей в определенных рамках частную собственность и инициативу, свободную торговлю и т.п. Это был единственный выход восстановить разрушенную революциями и войнами экономику советской России. Подписывая декрет, В.И. Ленин провозгласил, что НЭП — это «всерьез и надолго». Правда, спустя всего 7–8 лет у диктатуры пролетариата возобладали иные приоритеты — коллективизация и индустриализация, а нэпманам пришлось туго. Но ведь истории не обязательно повторяться во всех деталях.

Леонид ФРИДКИН,
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях