$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

СЛЕДСТВИЯ ОДНОЙ ПРИЧИНЫ©

25.05.2012

Главным результатом валютного кризиса 2011 г. стало сокращение реальных доходов населения Беларуси из-за высоких темпов инфляции. В среднем они снизились в IV квартале на 15% по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. При этом больше всех пострадали средний класс и пенсионеры. Такие результаты исследования представила недавно сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра Beroc Екатерина БОРНУКОВА.

По ее оценке, в прошлом году спад в доходах начался со II квартала, а «дна» реальные зарплаты достигли в октябре–ноябре, упав на 14% по сравнению с январем 2011-го. При этом сильнее других пострадали бюджетники. Еще более удручающей была динамика реальных пенсий: спад к октябрю достиг в среднем 29%, и, несмотря на положительную динамику в ноябре–декабре, в конце года средние пенсии в реальном выражении все равно были на 22% ниже, чем в январе.

Анализ данных выборочного обследования домохозяйств (ВОД) по уровню жизни свидетельствует о неравномерности инфляции и ее влияния.

Так, в I квартале 2011 г. цены выросли всего на 3,9%, во втором — на 24,2%, в третьем — на 56,4%, в четвертом — на 100,5%. При этом цены на отдельные товары выросли втрое, а на другие почти не изменились. Например, высокий рост цен на продовольствие (в 2,25 раза при общем индексе потребительских цен в 208%) позволяет предположить, что инфляция ударила в первую очередь по самым бедным. С другой стороны, административный контроль за социально значимыми товарами и услугами мог сгладить этот эффект. Например, индекс цен на жилищно-коммунальные услуги составил «всего» 142,5%. Поэтому инфляция по-разному влияла на граждан. Например, те, у кого расходы на мясо были выше, чем расходы на молоко, сильнее ощутили рост цен.

Чтобы сконструировать индивидуальные показатели инфляции для всех домохозяйств, аналитики Beroc применили два критерия — профили расходов по товарным группам для всех домохозяйств из ВОД и индексы цен на соответствующие товарные группы, по данным Белстата. Для этого были проанализированы 48 групп потребительских товаров и услуг, в т.ч. 26 — продовольственных. Оказалось, что индивидуальная инфляция (рассчитанная на базе индивидуальных структур потребления домохозяйств) была очень неравномерной. Если в целом в декабре 2011 г. к декабрю 2010 г. она составила 107%, то для 20% населения — была меньше 99,4%, а еще для 10% — более 117,5%.

По мнению авторов исследования, малообеспеченные белорусы пострадали от инфляции больше, чем более состоятельные: для 10% самых бедных уровень инфляции в прошлом году достиг 107,9% (немногим выше среднего по стране), а для 20% наиболее обеспеченных — 106,8%. Среди пенсионеров средний показатель индивидуальной инфляции — 107,9%, одиноких пенсионеров — 105,1%, для семей с детьми до 5 лет — 106,6%.

Воздействие инфляции на малообеспеченные и уязвимые группы было смягчено административным регулированием цен на социально значимые товары и услуги. Однако аналитики Beroc полагают, что это лишь отложило удар на время. Так, в 2012 г. мы уже наблюдаем эффект «догоняющей» инфляции: когда главные страсти улеглись, правительство начало повышать административно регулируемые цены.

Что осталось от доходов...

В IV квартале прошлого года средний реальный доход упал до уровня I квартала 2010 г. Но если реальные доходы 10% беднейшего населения существенно увеличились к концу года, то у 10% наиболее состоятельных — сократились на 30%. Подобное перераспределение доходов в результате девальвации наблюдалось и в России в 1998 г. Дело в том, что индексация минимальной зарплаты (темпы которой опережали инфляцию) позволяла расти реальным доходам низкооплачиваемых граждан, которые, кроме того, получают доходы от продажи сельхозпродукции и т.п.

Отмечено, что реальные доходы людей с высшим образованием в IV квартале сократились на 19% по сравнению с первым, а вот людей с общим средним или общим базовым образованием — всего на 9%.

Пенсионеры стали главной жертвой кризиса — в среднем их реальные доходы снизились на 16,7% (IV квартал к I кварталу 2011 г.), что помещает их в группу социального риска. Реальные доходы домохозяйств с детьми уменьшились всего на 6%, а одиноких родителей — на 1%. Таким образом, наиболее пострадавшим от кризиса оказался средний класс — люди с относительно высокими доходами и высоким уровнем образования.

... и куда ушли расходы

Обычно расходы населения — основной ориентир для измерения качества жизни. Однако в прошлом году, особенно во II квартале, он в большей степени отражал панические настроения в ожидании девальвации. Так, если в IV квартале по сравнению с первым доходы сократились на 10,9%, то расходы — на 11,7%. Существенно изменилась и структура расходов. Так, доля затрат на питание резко выросла: с 29,7% в I квартале до 35,4% в IV (в развитых странах — 15–20% бюджетов домохозяйств). В 2012 г. можно ожидать «догоняющий» рост непродовольственных цен, который, возможно, вновь снизит долю расходов на питание.

В результате снижения реальных доходов в стране усилилась бедность. Абсолютная бедность (процент населения, живущий на доход ниже официально установленного прожиточного минимума) возросла с 4,7% в I квартале до 10,1% в IV, а субъективная — оценка своих доходов членами домохозяйств — тоже расширилась. «Совершенно не удовлетворены уровнем доходов» были 14,75% респондентов в I квартале и 22,08% — в IV.

По мнению младшего научного сотрудника исследовательского центра Beroc Екатерины Борнуковой, ныне действующий механизм индексации зарплат успешно справился с защитой от инфляции граждан с низкими доходами. Тем не менее при значительных темпах инфляции индексация минимальной заработной платы ведет к значительному перераспределению доходов. Поэтому нужен иной механизм индексации, предусматривающий адресную социальную помощь, прежде всего — для пенсионеров.

Оксана КУЗНЕЦОВА