$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

СИНДРОМ «ИЗВЕСТНЫХ ПРИЧИН»©

05.11.2013

 

Проблемы и перспективы макроэкономической стабильности Беларуси обсудили участники очередного заседания Республиканского клуба директоров при Белорусском союзе предпринимателей и нанимателей им. М.С. Кунявского.

Любой из участников заседания не понаслышке знает о реальном состоянии экономики страны — слишком явно оно отражается на финансовом положении каждого предприятия. Любой директор может многое рассказать об усилении конкуренции, росте затрат по продвижению товаров на рынках, увеличении стоимости кредитных ресурсов и рабочей силы. Все вместе эти проблемы формируют ту динамику макроэкономических показателей, которая сегодня так заботит правительство. В свою очередь, бизнесменов и менеджеров огорчают иные последствия изменения таможенного, налогового и иного регулирования, влекущие за собой значительные издержки для компаний. Например, в связи с переходом в 2013 г. на уплату НДС по отгрузке, по расчетам специалистов БСПН, потери предприятий оцениваются примерно в 3,5 трлн. Br, или 10% чистой прибыли.

Одна из основных претензий директоров — недоступность кредитования. При имеющейся рентабельности невозможно «отбить» кредиты под 45–50% годовых, валютные кредиты не то чтобы запрещены, но весьма ограничены, а ресурсы для обеспечения текущей деятельности и инвестиций нужны постоянно. Можно понять Нацбанк, которому приходится продолжать жесткую денежно-кредитную политику, чтобы не допустить падения рубля и роста инфляции. Вряд ли стоит пенять самим банкам, которые закладывают в маржу многочисленные риски и обязаны резервировать значительные суммы для их хеджирования. Одной из причин дороговизны кредитных ресурсов считается высокая стоимость депозитов. Действительно, ставки по ним — единственная возможность «связать» избыточные деньги населения и одновременно обеспечить банки ресурсами, которые они вынуждены предлагать под еще более высокий процент. Так возникла «ресурсная ловушка»: население несет деньги в банки не от избытка доверия к ним, а лишь ради дохода, недоступного для других инструментов инвестирования.

Тем временем отдельные предприятия, в основном государственные, по-прежнему получают льготные кредиты или же проценты им компенсируются из бюджета. Только отказ от такой практики мог бы помочь снижению ставок. До 40% кредитного портфеля банков составляют госпрограммы, которые лишь теперь собираются пересматривать и сокращать. Не случайно среди топ-менеджеров все чаще можно услышать мнение, что шумно объявленная модернизация оказалась очередной кампанией по переводу денег в проекты, от которых можно не дождаться отдачи. Впрочем, белорусской экономике не привыкать к такому повороту. На протяжении многих лет государство перекачивало средства налогоплательщиков, и прежде всего зарабатываемые промышленностью, в сферы, объявленные приоритетными, — сельское хозяйство, строительство жилья и спортивных сооружений, инфраструктурные проекты и создание производств, некоторые из которых вряд ли окупятся. Складывается впечатление, что в республике строилась стандартная кейнсианская модель, согласно которой увеличение государственных расходов должно повышать совокупный спрос и рост экономики. Но мировой опыт не раз подтверждал, что в реальности такие стимулы не обеспечивают ни спроса, ни роста ВВП. Причин тому много, а при избытке административно-командных методов — это низкая эффективность расходов и неблагоприятная институциональная среда. Пока страна получала значительную ренту от торговли нефтепродуктами и калийными удобрениями, все выглядело относительно благополучно, но не могло продолжаться вечно.

Например, в текущем году, по оценкам специалистов, потери от сокращения экспорта нефтепродуктов оцениваются примерно в 1 млрд. USD, а калийных удобрений — 450 млн., что в совокупности уменьшило рост ВВП на 6,5 процентных пункта. Почти весь рост произошел за счет внутреннего спроса, который в свою очередь расширялся за счет кредитов. Доцент Полесского государственного университета Александр Матяс отметил в своем выступлении, что при значительном ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры в 2009–2010 гг. осуществлялось чрезмерное стимулирование внутреннего инвестиционного и потребительского спроса посредством жилищного строительства и возведения непроизводственных объектов, реализации масштабных госпрограмм, в т.ч. в сфере АПК, развития лизинговых схем на приобретение отечественной машиностроительной продукции, роста складских запасов и зарплат. В 2012–2013-м все это повторяется «на бис». Получается, что дисбалансы в экономике, с которыми сегодня приходится бороться, — порождение той самой «особой» социально-экономической модели, которой так гордятся власти.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ситуация сегодня напоминает предкризисные периоды 2009 и 2011 гг., отмечает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик: те же директивное кредитование экономики ради стимулирования внутреннего спроса и ухудшение внешнеторговой конъюнктуры. Но старые уроки не идут государству впрок: при первых же признаках улучшения объявляется победа над кризисом, необходимость реформ игнорируется, вновь задаются непомерно завышенные планы роста. В ответ общество, которое усваивает уроки куда лучше, делает выводы: «что-то давно у нас не было девальвации». Оснований для такой «ностальгии» достаточно: дефицит текущего счета поразительно похож на тот, который имелся накануне кризиса 2009-го, доверие к белорусскому рублю еще меньше, чем тогда, да и вообще он, по-видимому, переоценен, отток средств на погашение внешнего долга резко вырос, валютные резервы состоят из одних заимствований, спрос на импорт растет, а темп роста ВВП упал до минимума, отметил А.Чубрик основные признаки текущего момента. Выход он видит в замене макроэкономической политики на ту, которая позволит перейти к «стратегии вовлекающего роста».

В таких условиях бизнес не в состоянии выходить на сколько-нибудь длительные горизонты планирования и ждет от государства структурных реформ, изменения экономической политики, отказа от нереальных целевых показателей прогноза, выполнения хотя бы части благих намерений, которыми переполнены многочисленные программы, где нужные и полезные меры из года в год откладываются. Но нужны-то они были еще вчера. Например, пока власти и бизнес обсуждают возможность предоставления арендаторам права выкупить арендуемое имущество, оно уже продается иными арендодателями — ОАО с 100-процентной долей государства — совершенно другим лицам, рассказал один из участников клуба. Избавление от ненужных активов в условиях нехватки денег становится трудноконтролируемым процессом: таким ОАО срочно нужны деньги и им недосуг ждать, пока появятся указания свыше. Арендаторы же узнают о таких сделках слишком поздно, и порой это ставит под угрозу весь их бизнес.

СЕГОДНЯ предприятия, чтобы продать свою продукцию, не могут требовать предоплату, напротив, вынуждены предоставлять покупателям значительные отсрочки платежа. По итогам 8 месяцев дебиторская задолженность предприятий республики выросла на 21,6% с начала года, до 188,6 трлн. Br (почти в 5,5 раза больше совокупной чистой прибыли, сократившейся на 37,7% по сравнению с январем–августом 2012 г.), а кредиторская — на 21,4%, до 221,7 трлн. Br, в т.ч. просроченная — на 45,7% и 47%, до 25 и 22 трлн. Br соответственно. Задолженность по кредитам и займам достигла 260 трлн., увеличившись на 20,7%, а ее просроченная часть — на 82,8%. Создается замкнутый круг: чтобы сохранить платежеспособность, предприятия вынуждены требовать предоплату, но это отпугивает покупателей, снижает реализацию и увеличивает складские запасы. Да и как будет конкурентоспособной продукция, если предприятия вынуждены покупать газ по цене в 2,5 раза превышающую ту, по которой его покупает республика, а электроэнергия едва ли не самая дорогая в Европе? Множество нареканий вызывает политика компаний розничной торговли, которые требуют максимальных отсрочек и скидок. По мнению директоров, назревает очередной кризис неплатежей. Возможно, помогло бы создание правовой базы для развития коллекторских услуг, возвращение векселей и иных инструментов, принятие закона о торговле, в котором обещалось установить нормативные сроки оплаты за поставленную продукцию. Но это дело долгое, а пока проблему расчетов усугубляет привилегированное положение некоторых должников, например, имеющих высокопоставленных «кураторов». Покровительство больших чиновников позволяет получать в приоритетном порядке ресурсы и платежи, прежде всего из бюджета, за счет остальных.

На заседании припомнили, как исполкомы и налоговики «трясли» директоров, требуя, несмотря ни на что, повышения зарплат (даешь 500 USD, 600!) — тех самых, темпы роста которых так оторвались от производительности труда (рост которой обусловлен лишь снижением числа занятых). Теперь мы героически боремся с этим дисбалансом, порожденным чиновничьими фантазиями, ищем способы связывания «лишних» денег населения, собираемся вводить ограничения в виде дополнительного налога на прибыль, подобно существовавшему 20 лет назад, и т.п. А ведь можно было изначально не вмешиваться в работу предприятий, не сочинять ненужных показателей и не требовать отчетов по ним, для составления которых приходится держать целый штат «белых воротничков».

НЕУДИВИТЕЛЬНО, что руководители и бизнесмены сегодня столь болезненно и внимательно следят за прогнозами. Уже очевидно, как дорого обходятся ошибки в макроэкономическом планировании и как они неотвратимо переходят на микроуровень. Например, кредитование осуществляется исходя из планируемого роста экономики, оказавшегося почти в 8 раз выше фактического. В результате образовался избыток заемного финансирования, которое теперь приходится замедлять — что ощутили на себе все, кто не имеет особых привилегий. Правда, первый заместитель директора НИЭИ Минэкономики Виктор Пинигин заверил участников клуба, что прогнозы создаются на основе моделей, учитывающих существенные внешние и внутренние факторы. Но он так и не объяснил, почему все последние годы прогнозы в разы отличаются от реальности и правительство не пересматривает их даже тогда, когда несбыточность планов очевидна всем. Остается удовлетвориться заверением, что на то есть «известные причины», которые не стоит поминать вслух…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях