$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

СЕМЕЙНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО:©

03.04.2012

форма или философия бизнеса?

Относительно короткая история развития частного бизнеса Беларуси, насчитывающая чуть более двух десятков лет, пока еще не позволила сформироваться семейному предпринимательству в том виде, в каком оно существует на Западе. Однако это никак не умаляет его потенциала и возможности использования для укрепления национальной экономики.

В Германии порядка 95% малых и средних фирм являются семейными. Они формируют половину ВВП и на них трудится порядка 60% занятых этой страны. Такие фирмы часто переходят по наследству из поколения в поколение, и некоторым удалось дорасти до крупных транснациональных корпораций, таких как Claas, Knauf или Herrenknecht. Ответственное отношение к бизнесу (будучи собственником, топ-менеджер радеет за свое детище куда больше, чем наемный работник) повышает устойчивость таких компаний. Особо заметно это проявилось в кризис 2009–2010 гг., когда именно семейные фирмы сохранили наилучшие производственные и финансовые показатели по сравнению с остальными предприятиями Германии. Еще одна важная особенность семейного бизнеса — его децентрализация и частое размещение активов в регионах, что помимо прочего выполняет социальную функцию. Об этом рассказывали немецкие гости на недавнем круглом столе, организованном Советом по развитию предпринимательства Беларуси.

Семейный бизнес получил широкое развитие и в других развитых странах. К примеру, в США насчитывается порядка 15 млн. таких фирм. Как правило, они создаются в целях экономии средств на зарплате сотрудников, т.к. стоимость наемного труда в странах Европы и Америки часто оказывается неподъемной для вновь открываемых организаций.

Семейный бизнес на Западе можно условно разделить на две категории. Первая — бизнес одной семьи, где трудятся только ближайшие родственники. В таких компаниях часто нет четкого должностного разделения, структуры подчинения и иерархических ступеней. Скажем, в небольшом магазине отец — руководитель и одновременно водитель, жена — бухгалтер и снабженец, дочь — продавец и маркетолог.

Вторая категория — совместное дело нескольких родственных семей. Это, как правило, уже окрепшие компании с четкой структурой подчинения, где одна часть родственников становится управленцами, а вторая — починенными. В случае успешного преодоления внутрисемейных и психологических противоречий такие компании способны перерасти в огромные семейные корпорации и холдинги с мировым именем. Классический пример —- французская компания «Пежо», где в настоящий момент трудятся около 200 тыс. работников.

В Беларуси пока представлена только первая категория семейного предпринимательства. Приобретет ли она более развитые формы и как скоро это произойдет, зависит от целого ряда институциональных факторов. Пока, по мнению советника посольства ФРГ в Беларуси Петера Деттмара, Директива № 4, направленная на стимулирование деловой активности, не получила реализации в полном объеме, чтобы говорить о некой структурной реформе в стране, трансформации экономики и ее адаптации к современным вызовам.

При этом почему-то именно малые формы хозяйствования чаще других заявляют о своей дискриминации на уровне законодательства. Указ Президента от 18.06.2005 № 285, ограничивающий ИП в правах найма тремя работниками из числа близких родственников, один из бизнесменов — участников встречи иронично назвал «огрызком семейного законодательства». Еще одна форма семейного предпринимательства — крестьянское фермерское хозяйство — ограничена только сельским хозяйством. Предложения бизнес-союза им. М.Кунявского ввести в Закон от 1.07.2010 № 148-З «О поддержке малого и среднего предпринимательства» главу, посвященную семейному бизнесу, были проигнорированы законодателями. Председатель БСПН Георгий Бадей убежден, что семейное предпринимательство должно приобрести более благоприятное правовое поле, хотя бы потому, что ему сложно соблюдать многие требования законодательства, предъявляемые к средним и крупным предприятиям.

За изменение условий работы семейного бизнеса выступают и сами предприниматели. Среди предложений круглого стола — расширить возможности найма, предоставить налоговые льготы и перейти на уплату налогов (в т.ч. социального) с бизнеса, а не с каждого члена семьи в отдельности.

По мнению председателя Международного арбитражного суда при БелТПП Яна Функа, рассуждая о правовом поле семейного предпринимательства, следует помнить и о таком его аспекте, как раздел супругами совместно нажитого имущества в случае развода. «Супруги, создавая бизнес, забывают о том, что завтра они могут стать друг другу чужими людьми. И каким образом этот бизнес разделить на практике, суд не знает. Наши судьи очень неплохо делят телевизоры и холодильники пополам, но абсолютно не умеют делить предпринимательские комплексы», — отметил он. В качестве иллюстрации приведем случай, когда судья вынесла решение выкопать из земли трубы, находящиеся на балансе ООО, и разделить их между супругами. Я.Функ сомневается в целесообразности выделения какой-то особой организационно-правовой формы для семейного бизнеса. Наша правовая система уже предусматривает 11 форм коммерческой деятельности. Для сравнения: в англо-американской правовой системе, считающейся одной из наиболее либеральных в мире, их значительно меньше, что не мешает успешно развиваться предпринимательству, в т.ч. семейному.

К слову, в Германии также нет специального законодательства для семейного бизнеса, хотя их бизнес-союзы настаивают на его появлении. Существует лишь методология определения и учета таких фирм. Тем не менее семейные компании успешно развиваются и даже стали своеобразным стержнем национальной экономики. Видимо, это доказывает утверждение, что для успешного становления предпринимательства нужна не столько форма, сколько содержание — деловая инициатива в сочетании с семейными ценностями и традициями.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО