Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Семь миллионов долларов — месячная норма налогов. Но это не все, что вносят калийщики в общий котел

На вопросы нашего корреспондента отвечает Андрей Николаевич Башура, генеральный директор производственного объединения "Беларускалий".
На вопросы нашего корреспондента отвечает Андрей Николаевич Башура,  генеральный директор производственного объединения "Беларускалий".

Если раньше модно было говорить о предприятиях, подчеркивая их масштаб, как о градообразующих, то недавно вошло в обиход и сочетание "странообразующие предприятия". Для солигорских горняков любой подобный эпитет не будет лишним. Но значимость объединения часто служит плохую службу. Объединение "Беларуськалий" для некоторых руководителей представляется чем-то вроде коровы, которую можно доить и доить, ничего не давая взамен.

В Солигорске от местных журналистов услышал рассказ о том, как в преддверии приезда премьер-министра красят бордюры, проводят прочие коммунально-косметические операции. В стремлении навести порядок в городе нет ничего плохого, но его пытаются достичь каждый раз за счет коллектива горняков.

Генеральный директор во вступительной беседе о руководителях города Солигорска сказал лишь, что они вполне созрели для выдвижения на более высокие посты. Похвалил, словом. Но чувствовалось, что тема чрезмерного выдаивания средств, вне налогов, вне бюджета, волнует его, хотя он и не склонен выносить ее на широкую публику.

-- Что больше всего беспокоит вас, Андрей Николаевич, как руководителя одного из крупнейших предприятий страны?

-- Думаю, как работать дальше, как выжить в этих тяжелых условиях. Но это не означает, что все думы замыкаются только на сегодняшнем дне. Попробуй, остановись, забудь о перспективе, сразу окажешься в хвосте событий. А вопросов, которые необходимо решать сегодня и на перспективу, много, и все сложные.

-- Андрей Николаевич, но среди множества проблем, наверное, есть и самая главная?

-- Да есть. Это необходимость восстановления рудной базы. У нас выбывают вторые горизонты на двух рудоуправлениях, первом и втором. Это равносильно потере через четыре года целого рудоуправления. Построить новый комбинат с рудниками, обогатительной фабрикой, котельной, со всеми вспомогательными цехами не под силу не только объединению, но и стране в целом. Поэтому в прошлом году было принято решение приступить к строительству Краснослободского рудника. Уже много сделано. Подготовлена вся техническая документация по проекту, проработан отвод земли, завершена геологическая разведка. Освоено более 5 млрд. руб. Построены дороги для завоза оборудования, пробурили центральную скважину в устье ствола. До конца года освоим еще около 5 млн. USD.

Средства используем собственные. Берем кредит в Международной калийной компании под устраивающий нас процент, меньший, кстати, чем в любом белорусском банке.

Программа поддержки "Беларуськалия" рассчитана до 2010 года, и первоначально сумма этой поддержки оценивалась в 1,5 млрд. USD, но в настоящий момент она урезана до 1,16 млрд. USD. Программа еще согласовывается в различных ведомствах. Но есть уверенность, что с ней согласятся все заинтересованные стороны.

-- Андрей Николаевич, вы рассчитываете на помощь государства, но оно не меньше рассчитывает на вас. Ваша доля в бюджете велика?

-- Во время отчета у Президента страны А.Г.Лукашенко деятельность "Беларуськалия" получила хорошую оценку.

Производственные мощности за полугодие освоены на 98,8%. Даже если бы эта цифра равнялась 70%, мы бы выглядели на мировом уровне более чем достойно. Этим самым хочу сказать, что удалось выжать из ресурсов все возможное.

-- А какой вам видится помощь государства?

-- Отчитываясь перед Президентом страны, я поставил несколько вопросов, два из них, можно сказать, насущные.

Необходимо повысить цену на калийные удобрения на внутреннем рынке. Наше пожелание: довести ее хотя бы до уровня себестоимости, и мы надеемся на положительный результат.

Нынешним руководителям аграрной отрасли надо понять, что за все нужно платить. Мы разбаловали председателей колхозов и директоров совхозов, пусть не обижаются. Объединение продавало им свой товар по 10, доходило и до 6 USD за тонну. Нас пока устраивает вариант: заплатите за удобрения с нулевой рентабельностью. Что-то же должно измениться в сельском хозяйстве.

Вторая проблема связана с экологическим налогом.

Объединение потратит на природоохранные мероприятия в нынешнем году около 26 млрд. руб. И в то же время мы платим существенные суммы в виде экологического налога, в прошлом году он составил 5,4 млрд. руб. Получается двойная нагрузка. Из бюджета на экологические нужды нам возвращается смехотворно малая сумма, около 100 млн. руб. в год. Казалось бы, все должно исчерпываться выплатой налога. Увы, полный расчет не избавляет объединение от расходов на рекультивацию земель, ремонт поврежденных зданий, постройки колодцев. Хотелось, чтобы власть упростила эту ситуацию. Мы просим, чтобы экологический налог оставался в нашем районе.

-- Выходит, Андрей Николаевич, что до сих пор на внутреннем рынке свою продукцию продаете с убытком для объединения? И вы вынуждены латать прорехи экспортом?

-- С 1993 года объем экспорта калийных удобрений увеличен более чем в два раза. В прошлом году поставлено 5 млн. 470 тыс. тонн. Это хорошо или плохо? Хорошо! Поступление валютной выручки по сравнению с тем же 1993 годом выросло в три раза. Не буду вдаваться в подробности.

Но было и такое время, когда любой колхоз, любая фирма торговали нашей продукцией, возили ее в Польшу, другие страны. Результат -- мы потеряли европейский рынок. В торговле нам хотелось бы быть монополистами. Правда, нам удалось вытеснить из Китая, Индии канадские и немецкие фирмы. Мы живем за счет экспорта, за прошлый год (он был одним из самых удачных в истории объединения) заработано 463 млн. USD. Но уповать лишь на внешний рынок было бы ошибкой. В мире сегодня перепроизводство калийных удобрений, около 30% их оказываются лишними, невостребованными. На этом рынке у нас свои сложности, противоречия, победы и поражения.

Например, мы поставляли в Польшу в лучшие годы до 600 тыс. тонн удобрений. Очень удобный был партнер, транспортные расходы невелики, хочешь -- отправляй железной дорогой, хочешь -- морским путем через Клайпеду. Но сегодня в лучшем случае Польша купит у нас 450 тыс. тонн, снижение резкое.

Тут у нас жестким конкурентом выступил "Уралкалий", мы потеряли из-за него в цене также в Турции, Бразилии.

Строительство Краснослободского рудника позволяет нам продлить существование объединения на 45 лет. Мы не будем строить там обогатительную фабрику. А проложим конвейер длиной 8,5 км на действующую фабрику.

-- Проблема жизнедеятельности, получения прибыли связана с сокращением затрат. Ведь перед промышленностью и другими отраслями народного хозяйства поставлена задача снизить себестоимость на 20%. Есть ли у калийщиков такая возможность?

-- К сожалению, эта задача для нас сверхтрудная. Мы уходим от центра шахтного поля на так называемые крылья.

Приходится монтировать дополнительные транспортные пути, сливки, как говорится, сняты до нас. Сооружается сейчас и газопровод длиной 18 км на четвертое рудоуправление. В будущем отказ от мазута принесет нам экономию, но пока существенные суммы съедает стройка.

У нас катастрофическая нехватка складских помещений, мы можем положить под крышу порядка 320 тыс. тонн, но этого мало. Почему мало? Потому что у нас властвует сезонный спрос. В ближайших планах ввод складов на 30 и 50 тыс. тонн. Для фабрик -- это большое подспорье. Канадские производители, например, располагают складами на миллион тонн продукции. Они наполняют их и дают по всему миру информацию, что они простаивают со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Нас иногда упрекают за большие складские остатки. Я говорю контролирующим органам: "Товарищи дорогие, у нас по технологии гранулы должны отлежаться, а спрос они найдут, продукция полностью востребована. Мы руководствуемся в работе совершенно другими критериями".

-- Вы уже упомянули о шероховатостях в налоговом плане. Но не все трудности, видимо, исчерпываются экологической составляющей?

-- В бюджет идут значительные суммы. В среднем в месяц объединение платит около 7 млн. USD налогов. Нас нельзя прижимать и требовать выполнения каких-то показателей, нам не надо мешать. Мы умеем считать. На социальные нужды калийное объединение тратит 16,4 млрд. руб., что больше налогов. В Минской области даже колхозы передали детсады и прочие подобные объекты сельским Советам. У нас этот процесс затягивается. Никто не хочет переходить на меньшую зарплату, по-человечески это понятно. В Солигорске 11 детских садов городских и 19 наших. Я люблю детей, но я ратую за справедливость. Если в городском саду заведующая получает 180 тыс. руб., то в нашем -- только оклад 300 тыс. руб.

По моему глубокому убеждению, социальной сферой должны заниматься местные власти за счет наших налогов. Приказ я подписал, и мы будем потихоньку вести передачу, обсудим дополнительную защиту тем, кто теряет в зарплате. Все это требует обсуждения и взвшенных решений, криком здесь ничего не возьмешь.

Профсоюза химиков сопротивляется, ему на этом фронте легче заработать авторитет, но мы не можем дальше нести такие огромные затраты на социальную сферу.

При объединении есть и ряд других объектов, руководители которых плохо заботятся о прибыли, думая, что за счет основного производства "Беларуськалий" вытянет и все остальное.

Тяжелым бременем становятся тепличное хозяйство, подсобное хозяйство со свинофермой на 2300 голов. Не делитесь с нами доходами, хотя бы заработайте деньги на свое существование. А мясоперерабатывающий комплекс за полугодие принес 311 млн. руб. убытков. Убыточна и фирма "Сервис", которую создавали с сетью многочисленных магазинов в период дефицита товаров. Пивбары везде дают прибыль, а у нас от него убытки. Работники названных подразделений имеют стабильную зарплату, все льготы -- и у них, как говорится, голова не болит.

-- Словом, вы готовы отдавать все положенное в бюджет, а остальными заработанными средствами хотели бы распоряжаться сами?

-- Я сказал все, что хотел сказать.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений