$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

СЕКРЕТЫ ШВЕЙНОГО ДЕЛА:©

18.08.2015

иметь желание и завоевывать доверие

Белорусским производителям нужна поддержка государства не столько в финансировании, сколько в преодолении тарифных и нетарифных барьеров на внешних рынках. Не помешают и стимулирующие меры, например, внедрение механизма возврата экспортерам таможенных пошлин на сырье пропорционально поставке изготовленной из него продукции. Такие идеи в интервью «ЭГ» высказал директор ОАО «Дзержинская фабрика «Элиз» Андрей ЖУК.

— Андрей Валерьевич, удалось ли вашему предприятию наращивать производство и продажи в I полугодии текущего года?

— За январь–июнь объем производства в фактических ценах вырос на 14% к прошлому году, в сопоставимых — сократился на 6,8%. Это неплохо, учитывая, что некоторые швейные предприятия сокращают производство вдвое. Например, за 6 месяцев 2015 г. выпуск в фактических ценах в среднем по швейной отрасли (среди 20 предприятий концерна «Беллегпром») сократился на 29,4%, а выручка упала на 25,1%. У нас же выручка от реализации увеличилась на 10,6%.

Большинство проблем связано с сокращением спроса на основном рынке сбыта продукции белорусского легпрома — в России. Многие компании потеряли клиентов, оставшиеся сами испытывают трудности с реализацией и, соответственно, с оплатой белорусским партнерам. Это коснулось и нас — в декабре 2014 г. и первые месяцы текущего года реализация и поступления на российском направлении уменьшились в 1,5–2 раза. В таких условиях некоторые белорусские предприятия даже отказывались от участия в традиционных выставках в Москве. Мы же приняли противоположное решение и не ошиблись. Февральские выставки оказались самыми результативными за последние 2 года. Более того, мы поучаствовали и в выставке в Польше, предварительно объехав нескольких клиентов лично. Все это дает свои результаты. Несмотря на все сложности, мы сумели «выжить», не переходили на 4-дневку, практически сохранили объем производства и продаж, не увольняя персонал.

Таким образом, динамика производства и продаж положительная, а теперь наступил летний сезон. Для нас это пик реализации и наибольшее количество заказов от клиентов.

— Понадобилось ли вам менять производственную программу в текущем году?

— Изначально бизнес-план, а вместе с ним и производственная программа на 2015 г. формировались в IV квартале 2014 г. Первоначальный прогноз был более оптимистичным, и, естественно, его пришлось корректировать в начале текущего года в сторону уменьшения производства. Это было логичным и очевидным решением. Обновленный план в основном выполняется.

— Как все это отразилось на финансовых результатах и эффективности работы «Элиз»?

— Они улучшились: рентабельность реализованной продукции выросла с 11,2% в I полугодии прошлого года до 17,35% в январе–июне т.г., рентабельность продаж — с 8,9 до 12,85%.

— Какие изменения происходят сейчас на рынке одежды и что может измениться в ближайшем будущем?

— В России ощущается значительное улучшение, объем наших поставок туда за июль 2015 г. оказался вдвое выше, чем год назад. Однако говорить о полном восстановлении не приходится. Делать прогнозы тоже сложно, в т.ч. из-за значительных колебаний курса российского рубля. Это сказалось на настроениях компаний в России: они не уверены в завтрашнем дне и стараются минимизировать риски, в т.ч. уменьшая объем заказов. В любом случае мы подстраховались, заместив половину оборотного кредита в долларах кредитом в российских рублях и выпустив в них же облигации. Судя по нынешним тенденциям, будет сокращаться и внутренний рынок — потребление все более замедляется, растет дебиторская задолженность торговли. Поэтому мы ожидаем, что период с ноября по апрель, и так всегда являющийся самым сложным в году, будет еще более трудным.

— Изменяете ли вы в связи с такими тенденциями стратегию продаж?

— Мы ежемесячно отслеживаем ситуацию во всех каналах реализации, а также по топ-20 нашим клиентам отдельно. Это позволяет быстро реагировать и вносить необходимые коррективы. Однозначно планируем развивать собственную розничную сеть. В ближайшее время будут открыты новые магазины в Минске. В разработке также два собственных интернет-проекта, направленных на расширение каналов сбыта, но подробно рассказывать о них пока рано.

На внешних рынках мы стараемся максимально привязать наши цены к долларам или евро. Российские клиенты поначалу воспринимали такие предложения чуть ли ни как оскорбление, но теперь привыкли. Мы также всеми силами стараемся привлечь европейских партнеров, причем не только по пошиву мужских сорочек или женских блузок, на которых специализируемся. В настоящее время у нас в работе два таких проекта. По одному из них уже были первые поставки. Но тут тоже не хочу забегать вперед и рассказывать детали — все-таки у нас есть конкуренты.

— Рассматривали ли вы возможность создания франчайзинговой сети?

— Мы пока приняли решение развивать розничную сеть самостоятельно.

— Вы все время говорили о российском рынке. Но в Евразийском экономическом союзе есть и другие страны-участницы…

— Конечно. Доля поставок на Казахстан выросла к прошлому году примерно на 30%, но ее можно увеличить в разы — здесь есть хороший потенциал. Больше, к сожалению, сказать ничего не могу, так как не хочу раскрывать каналы сбыта в этой стране.

— Ощущаете ли вы проблемы с приобретением сырья для разработки и пошива новой коллекции?

— Проблемы в этой области, я думаю, ощущают сегодня все без исключения. Однако до сих пор нам удавалось приобретать все, что планировалось. С кем-то из поставщиков приходилось договариваться о более длинных отсрочках, они идут навстречу, т.к. находятся в одной производственной цепочке с нами и зависимость здесь взаимная. Кроме того, если мы просим увеличить сроки оплаты, то держим слово и рассчитываемся в оговоренный период. Некоторые поставщики отпускали нам сырье под честное слово, и мы выполнили свои обещания.

— Как в этом году развиваются отношения с корпоративными заказчиками?

— Количество корпоративных заказов в денежном выражении уменьшилось примерно вдвое: с 9,29% в I полугодии 2014 г. в структуре белорусских каналов сбыта до 4,55% по итогам 6 месяцев т.г. Но такая потеря легко восполняется всего одним крупным контрактом. Сроки закупок не всегда одинаковы, поэтому реальную картину можно будет увидеть по окончании года.

— Нужна ли отечественной легкой промышленности поддержка государства? Если да, то какой она должна быть?

— Я сторонник решения государством глобальных вопросов и принятия им мер, направленных прежде всего на стимулирование экспорта. На местном рынке завоевать доверие покупателя — это вопрос самого производителя. Ведь никакие административные меры не заставят человека купить то, что он не хочет. Изготовитель должен не сидеть на месте и постоянно просить помощи государства, а «шевелиться». Пока это не осознано, нет желания и воли изменить свое нынешнее положение, любая помощь позволит лишь «латать дыры», а не развиваться.

Основными причинами неконкурентоспособности продукции легкой промышленности на внешних рынках, на мой взгляд, являются: во-первых, более высокие платежи за ввоз сырья (ткани), чем за ввоз готового изделия в Евразийском союзе, во-вторых — тарифные барьеры при экспорте продукции в страны ЕС, в третьих — дорогие кредитные ресурсы.

Система тарифного регулирования не позволяет белорусам на равных конкурировать с производителями других стран в ЕС. Например, турецкие компании имеют там свободный доступ — их продукция не облагается пошлинами, а нам приходится платить дважды: во-первых, 10–15% при ввозе ткани в Беларусь, а второй — 12% при поставках в ЕС. В придачу в цену готового изделия, помимо пошлин, заложена стоимость кредитов. В результате сорочка белорусского производства неконкурентоспособна на европейском рынке. А ведь клиенты торгуются даже за несколько центов.

Более того, если таможенная пошлина на материалы выше, чем на изделие при отсутствии качественных белорусских тканей для производства сорочек, китайские и турецкие компании получают конкурентные преимущества на нашем собственном внутреннем рынке.

Стимулом экспорта в ЕС и другие страны дальнего зарубежья мог бы стать механизм возврата производителям оплаченных ими таможенных пошлин на сырье пропорционально последующему объему поставок. Это подталкивало бы отечественные предприятия к поиску новых рынков сбыта и уравнивало возможности с иностранными компаниями. Также значительно помогло бы возвращение Беларуси в Генеральную систему преференций Евросоюза, что повлекло бы отмену таможенных преград. К примеру, услуги по переработке из давальческого сырья в Украине в настоящее время не облагаются таможенной пошлиной, в то время как на аналогичные услуги белорусских швейников европейский заказчик оплачивает 12-процентную пошлину. В начале 2014 г. в связи с конфликтом на Украине отмечался всплеск интереса со стороны компаний из ЕС к Беларуси, но ненадолго — из-за отсутствия таможенных пошлин и значительно более низких расходов на оплату труда наши предприятия не выдержали конкуренции с украинскими.

Высокая стоимость кредитов уже набила оскомину, и не хочется в очередной раз ее обсуждать. Отмечу лишь, что здесь поддержка государства существует. Например, мы, пройдя сложную и длительную процедуру, в феврале–марте все же получили экспортный кредит по Указу от 25.08.2006 № 534 «О содействии развитию экспорта товаров (работ, услуг)». Есть и другие возможности получения господдержки, в т.ч. и для частных компаний, нужно лишь желание, чтобы ими воспользоваться.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА