$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

САНКЦИЯ НА ДРУЖБУ©

13.09.2013

«Калийный» конфликт между Беларусью и Россией не перестает радовать публику неожиданными поворотами. Пока российский бизнес ожидал, когда Кремль всерьез встанет на защиту его корпоративных интересов и начнет добиваться освобождения арестованного в Минске главы «Уралкалия» Владислава Баумгертнера, глава «Роснефти» Игорь Сечин взялся полностью обеспечить нашу страну нефтью, а заодно расширить сотрудничество в других сферах.

Совсем недавно вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил об ограничении поставок нефти в Беларусь. В ответ белорусские власти остановили поставку в Россию нефтепродуктов. На этом фоне полной неожиданностью оказался визит в Минск Игоря Сечина и его встреча с Президентом Беларуси Александром Лукашенко и председателем концерна «Белнефтехим» Игорем Жилиным. Московский гость пообещал белорусам обеспечить поставки нефти в необходимых объемах. Как успела измениться позиция российских властей и почему ее озвучивает не министр энергетики РФ или курирующий в правительстве топливно-энергетический комплекс А.Дворкович, а глава одной из компаний, вроде бы входящих в этот комплекс, — вопрос весьма интересный.

Дело в том, что «Роснефть» и ее руководитель занимают особое положение в российском бизнесе. Это одна из крупнейших в мире компаний нефтяного сектора. По объему добычи и запасам сырья она уступает только Saudi Aramco (Саудовская Аравия) и делит 2 место с National Iranian Oil Company (Иран). Надо отметить, что эти достижения получены в результате поглощения основных активов ЮКОСа, а позднее — покупки ТНК-ВР и ряда других компаний помельче. Не менее значима личность самого г-на Сечина. Он считается в России едва ли не самой влиятельной фигурой в политике и бизнесе благодаря близости к президенту РФ. Их объединяет многое: оба родились в Ленинграде, в начале 90-х И.Сечин был начальником секретариата Путина в петербургской мэрии, затем — канцелярии премьера, потом — президента Путина. После «рокировки» Сечин стал вице-премьером, курирующим ТЭК, а по возвращении В.Путина в Кремль возглавил «Роснефть». Но это не снизило его влияния.

Во-первых, «Роснефть» фактически находится вне правительственной юрисдикции и подконтрольна лично президенту РФ. Во-вторых, помимо руководимой А.Дворковичем правительственной комиссии по ТЭК в России существует еще и президентская комиссия по стратегическому развитию ТЭК, главой которой является лично В.Путин, а ответственным секретарем — И.Сечин. Хотя формально оперативные вопросы должна решать первая комиссия, в реальности обе структуры функционально дублируют друг друга и соперничают по ключевым позициям. Если А.Дворкович является принципиальным сторонником приватизации, в т.ч. в энергетике, то И.Сечин считается убежденным ее противником. Он уверен, что государство способно быть эффективным собственником, а крупный бизнес должен быть государственным. Если с первым не слишком получается, то второе воплощается на практике — именно И.Сечину приписывается идея разгрома ЮКОСА, обломки которого стали основой «империи» «Роснефти». К тому же в российских политических кругах уверены, что все действия И.Сечина всегда инициированы или, как минимум, санкционированы В.Путиным.

Неудивительно, что в правительстве РФ никто не рискнет опровергнуть право главы компании делать заявления, дезавуирующие позицию куратора ТЭК. Результаты такого противостояния сегодня играют на руку Минску. Вряд ли переговоры по поставкам на IV квартал, которые должны были обсуждаться в четверг между вице-премьерами В.Семашко и А.Дворковичем, оказались бы успешными для белорусской стороны.

ВПРОЧЕМ, каждый нефтяной «витамин», поступающий в нашу страну, достанется недаром. «Роснефть» намерена занять центральное место на отечественном рынке. По данным газеты «КоммерсантЪ», И.Сечин предлагает сделать возглавляемую им компанию единственным поставщиком нефти в Беларусь и наделить ее статусом специмпортера. Если пока в текущем году «Роснефть» поставляет 800–850 тыс. т нефти в месяц на Мозырский и Новополоцкий НПЗ, то теперь, возможно, остальные компании — «Газпром нефть», ЛУКОЙЛ, «Башнефть», «Русснефть», «Русьвьетпетро», «Сургутнефтегаз» и «Татнефть» — потеряют доступ к нефтепереработке в Беларуси. При этом неясной остается судьба их розничных сетей. Так, ЛУКОЙЛ имеет в республике 81 АЗС, 5 нефтебаз и 3 газонаполнительные станции, «Газпром нефть» — 40 АЗС, «Татнефть» — 8. Пока можно только гадать, заменит ли их монополия «Роснефти»?

Планы будущих партнеров не ограничиваются нефтью. Президент Беларуси заявил о готовности обеспечивать «огромную империю» Сечина всем необходимым — от продуктов питания до техники. Главное — чтобы «при равных возможностях мы имели преимущество в поставках той продукции и товаров, которые вам будут нужны для производства и обеспечения функционирования компании», сказал А.Лукашенко. Глава «Роснефти» благосклонно отнесся к этому предложению. «Безусловно, поставки материально-технических ресурсов и продуктов питания — это тоже одно из направлений возможного сотрудничества, — заявил он. — И мы приглашаем белорусских производителей участвовать в тендерах, которые проводит наша компания. По той номенклатуре, которая производится в Беларуси, мы будем рады видеть и оборудование, и продукты. Мы достаточно много закупаем для наших сотрудников».

Вероятно, есть и более масштабные планы. «КоммерсантЪ» высказывает предположение, что И.Сечин намерен стать «неформальным куратором российско-белорусского делового сотрудничества по широкому кругу вопросов», включая приватизацию МАЗа, БелАЗа, «Гродноазота» и других. Если так, то усилия белорусских властей сохранить контроль над крупными предприятими подвергнутся серьезному испытанию: наш очередной стратегический партнер обладает немалым опытом принудительных поглощений, которые иные считают государственным рейдерством.

Судя по официальным сообщениям, конфликт вокруг «Уралкалия», арест его гендиректора, угрозы в адрес его топ-менеджеров и основного владельца Сулеймана Керимова на встрече белорусского Президента и главы «Роснефти» даже не поднимался. Однако после визита И.Сечина в Минск упорно циркулирующие слухи о продаже С.Керимовым акций «Уралкалия» кому-либо из близких к Путину бизнесменов приобретают новый оттенок. Как известно, А.Лукашенко считает главным условием примирения на «калийном фронте» смену собственника российской компании. Не исключено, что это пожелание сбудется. Но у новых владельцев «Уралкалия» и их покровителей могут оказаться встречные условия возобновления картеля — например, блокирующий пакет акций «Беларуськалия» по сходной цене. И если это предложение сделает не один из многих российских миллиардеров, а единственный специмпортер нефти в республику и одновременно эксклюзивный покупатель нашей продукции, отказать ему будет очень непросто...

Леонид ФРИДКИН