$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

САНКЦИИ ДЛЯ НЕВИНОВНЫХ

27.09.2013

Несмотря на приведение главы 14 КоАП РБ в соответствие с Таможенным кодексом Таможенного Союза, определенные проблемы при рассмотрении дел об административных таможенных правонарушениях все же остались. Их обсудили участники IV Международной конференции «Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации: современность и перспективы развития в контексте формирования Единого экономического пространства», состоявшейся 19—20 сентября 2013 г. в Минске.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро Евгения Малиновского, особое достижение произошедших изменений заключается в исключении основы квалификации действий, когда, с одной стороны, факт нарушения выявляется таможенным органом в месте назначения, например, в Минской региональной таможне, при помещении товара под процедуру внутреннего потребления. В то же время правонарушение выявляется и на стадии помещения товара под процедуру таможенного транзита, например, в Брестской или Ошмянской таможне, и виновным здесь определялся не декларант, а перевозчик. Действия в таком случае квалифицировались как заявление недостоверных сведений о товаре на стадии помещения товара под процедуру таможенного транзита применительно к ранее действовавшей редакции состава правонарушения (ч. 5 ст. 14-1 КоАП). Теперь эти действия определены как недостоверное декларирование товаров (ч. 5 ст. 14.5 КоАП) и согласуются с аналогичными нормами российского законодательства.

Исходя из конструкции ч. 3 ст. 14.5 КоАП теперь при таможенном декларировании товаров указание неверного классификационного кода ТН ВЭД ТС прямо исключены действия, которые могут образовывать состав административного правонарушения. Это позволяет избежать различных толкований и жестких мер со стороны таможенных органов в части оценки заявленных в таможенных декларациях сведений.

Еще одна прогрессивная норма — возможность освобождения от административной ответственности юридического лица, в т.ч. за совершение правонарушений в сфере порядка таможенного регулирования, если они не связаны с получением юрлицом выгоды имущественного характера.

Вместе с тем, отмечает Е.Малиновский, в вопросах процедуры рассмотрения дел об административных правонарушениях имеются существенные различия. Так, законодательство ТС относит вопросы ведения административного процесса к компетенции внутреннего национального законодательства.

Но тогда требуется сформировать единые принципы и стандарты процедурных вопросов. В процессуальном законодательстве Беларуси имеются различия в правовом регулировании процедур. Так, согласно ст. 10.26 ПИКоАП допускается после проведения разбирательства (подготовки) по делу об административном правонарушении прекратить дело не только по основанию регрессирующего характера, но и в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к административной ответственности. В Казахстане аналогичных норм нет. Например, бывают случаи, когда таможенные документы представляет перевозчик, которого таможенный орган не признает субъектом правонарушения, хотя основания к этому вполне могут быть, и товар изымается в доход государства. Процессуального механизма оспаривания таких решений не существует. По данным Е.Малиновского, в прошлом году по Минску было рассмотрено 186 таких материалов и отказано в обращении товара в доход в государства только в 3 случаях, в I полугодии 2013 г. из 62 рассмотренных материалов отказано в одном случае. Беларуси следует упразднить этот институт, введенный 20 лет назад, полагает адвокат.