$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ:ЛОЗУНГ ИЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ©

19.04.2013

В числе мер по обеспечению развития малого и среднего предпринимательства, утвержденных постановлением Совмина от 30.03.2013 № 241, вторым пунктом значится формирование правовых условий для передачи отдельных функций государственных органов саморегулируемым организациям, повышение их роли в развитии предпринимательской деятельности. Эта норма почти совпала по времени с публикацией в «ЭГ» (№ 19 от 15.03.2013) статьи о перспективах создания нормативной базы института саморегулирования в Беларуси. Своим мнением о том, каким путем пойдет решение этого вопроса, делится заместитель председателя Ассоциации аудиторских организаций Евгений ГЕРШТЕЙН.

Вопрос саморегулирования профессиональной деятельности актуален для всех постсоветских стран, хотя в каждой из них его решение находится на разной стадии. Если саморегулирование в Евросоюзе, США и Канаде существует уже длительное время, то в странах СНГ саморегулирование только лишь внедряется. Россия первая в странах СНГ приняла рамочный закон о саморегулируемых организациях (СРО) и внедрила данный механизм во многих сферах деятельности. В Украине и Казахстане в этом направлении предпринимаются активные шаги. В нашей стране система саморегулирования тоже существует не только в адвокатуре, как говорилось в упомянутой статье, но и в других сферах, в частности в аудите, правда, она носит достаточно разрозненный и не всегда законченный характер. Как правило, в мире саморегулирование осуществляется через создание специализированных организаций — негосударственных некоммерческих партнерств, объединяющих на добровольной основе субъектов предпринимательской деятельности по признаку единства отрасли, рынка производимых товаров (работ, услуг) или одного вида деятельности. В Беларуси уже существует целый ряд таких организаций, ставящих своей целью защиту интересов определенных профессий. При этом большинство из них ограничивается некоторыми исследованиями и попытками лоббирования интересов своих членов. Это не упрек: действующее законодательство оставляет общественным организациям минимум возможностей для влияния. Однако реальное саморегулирование означает передачу государством таким структурам вполне серьезных полномочий по регулированию рынков.

Например, Ассоциация аудиторских организаций (далее — Ассоциация) инициировала создание системы определения и проверки качества аудита. Мы проводим сертификацию с выдачей официального документа, подтверждающего на основе тестирования уровень квалификации персонала компании и соблюдения ею правил аудиторской деятельности. Это и есть ключевой элемент системы саморегулирования: участники профессионального сообщества — члены Ассоциации делегируют ей право на оценку качества их работы. Однако в данном случае сертификация (как и членство в Ассоциации) является добровольным, а потому участие в ней не служит необходимым «пропуском» на рынок. Поэтому нельзя сказать, что Ассоциация как-то управляет аудиторскими компаниями.

Подлинное саморегулирование осуществляется в гораздо более жесткой форме: когда членство в соответствующей организации является обязательным условием осуществления той или иной деятельности.

Элементы саморегулирования и его развития заложены в проекте закона «Об аудиторской деятельности». В нем предусмотрено, что аудиторские организации и (или) аудиторы — индивидуальные предприниматели в целях координации своей деятельности, а также представления и защиты своих имущественных интересов могут создавать в соответствии с законодательством аудиторские объединения. Эти структуры получат право представлять интересы своих членов в государственных, общественных и международных организациях, устанавливать обязательные для соблюдения своими членами внутренние правила аудиторской деятельности, а также кодекс профессиональной этики аудиторов, вносить предложения о совершенствовании порядка аттестации на соответствие квалификационным требованиям лиц, претендующих на получение квалификационного аттестата аудитора, участвовать через своих представителей в работе методологического совета по аудиторской деятельности, обобщать опыт работы аудиторов, разрабатывать рекомендации по выполнению правил аудиторской деятельности и иным вопросам, связанным с осуществлением такой деятельности. Один из ключевых вопросов — право осуществлять внешний контроль качества работы своих членов в соответствии с уставом и внутренними правилами аудиторской деятельности аудиторского объединения. По нашему мнению, вполне достаточно для того, чтобы в партнерстве с государственными органами регулировать деятельность аудиторских организаций.

Впрочем, идеи саморегулирования, на наш взгляд, нельзя возводить в фетиш обязательного массового наличия общественного управления именно в виде СРО. Например, под этим статусом в России сегодня регулируется деятельность не только аудиторов и оценщиков, но и строителей, проектировщиков, геодезистов, коммунальщиков и т.д. и т.п. Но все они подотчетны и подконтрольны государственным регулирующим органам. Так что если СРО и делегируются полномочия допуска на рынок, контроля качества, разрешения конфликтов, то общественное регулирование и сертификация сочетаются с государственным контролем и судебной практикой.

При этом большинство проблем института саморегулирования лежит не столько в сугубо юридической плоскости, сколько в практической. Специальное законодательство о СРО позволяет определять систему взаимоотношений между общественными объединениями и их членами, государством и третьими лицами. Однако в то же время существует ряд смежных вопросов, без решения которых деятельность таких структур не будет эффективной. Это наделение законодательной инициативой, представительство интересов своих членов в суде, распределение ответственности, а также ясное и однозначное решение широкого круга финансовых вопросов: уплата членских взносов, создание гарантийных фондов, учет и контроль их использования, оплата сертификации и других услуг СРО, связанные с этим правовые, бухгалтерские и налоговые особенности.

Но главное — это готовность участников рынка к саморегулированию (чтобы оно не превратилось в «междусобойчик» узкого круга лиц) и готовность государства и общества наделить общественные организации функциями, до сих пор находившимися в исключительной компетенции госорганов или структур, которые лишь формально можно считать саморегулируемыми. Пока степень этой готовности не определена, вряд ли окажется успешным возведение конструкции, которая может оказаться в наших условиях искусственной.