$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

С ОГЛЯДКОЙ НА КРИЗИС И МЕЧТАМИ О РЕФОРМАХ

19.10.2010

Этот год, проходящий под знаком восстановления мировой экономики, ослабил негативное давление на белорусский экспорт и позволил улучшить производственно-финансовые показатели народно-хозяйственного комплекса страны. Между тем замедление восстановительных процессов, отмеченное в ряде ключевых регионов планеты в III квартале, сигнализирует о том, что нам не стоит рассчитывать на быстрый рост мировых рынков в краткосрочной перспективе. Дать оценку текущей ситуации мы попросили экс-министра экономики, председателя Бизнес-союза им. М.Кунявского Георгия БАДЕЯ.

— Георгий Петрович, дно кризиса пройдено и это помогает оптимистичнее смотреть в будущее, однако можем ли мы с уверенностью сказать, что проблемы остались позади и мы вновь на пути роста?

— Я бы не спешил с однозначными выводами. С одной стороны, немногие страны могут сегодня похвалиться тем, что у них темпы роста ВВП сопоставими с белорусскими. Но, с другой, учитывая, что наша экономика носит открытый характер и внешнеэкономические связи во многом определяют конечные результаты, я бы обратил внимание на показатели экспорта. В январе–августе объем экспорта товаров и услуг к аналогичному периоду 2009 г. увеличился на 19,3%. Весьма впечатляющий результат, если бы не одно «но». Годом ранее к аналогичному периоду 2008 г. показатель упал на 42,3%. В итоге с начала года экономика получила 18,3 млрд. USD экспортной выручки против 26,5 млрд. USD в январе–августе 2008 г. Так что пока можно говорить лишь о восстановлении, причем далеко неполном, но никак не о росте. Следует также учесть, что средние цены экспорта с начала этого года добавили 17,6%, сформировав более 90% всего экспортного прироста. Налицо конъюнктурная динамика, поскольку в физическом выражении мы плюсовали не так уж и много.

БСПН им М.Кунявского регулярно рассчитывает баланс основных текущих финансовых активов и пассивов. В рамках данного исследования мы делаем вывод о том, что их усилившаяся диспропорция во многом и определила успехи белорусской экономики в этом году. Отрицательное сальдо активов и пассивов по состоянию на 1 августа достигло 37,2 трлн. Br, увеличившись по сравнению с 1.01.2010 г. на 18,2%, в годовом исчислении — на 35,4%. С начала года пассивы выросли на 10,4%, а активы — лишь на 6,5%, при том что часть активов, таких, как дебиторская задолженность, добавившая 10,6%, или товарные запасы в розничной торговле (+13,2%) свидетельствуют об экстенсивном росте. Да, склады предприятий удалось разгрузить, но не за счет роста спроса на продукцию, а благодаря продажам с отсрочкой платежей, которые, не секрет, зачастую осуществляются без учета реальной платежеспособности контрагента. На этом фоне такой вид активов, как денежные средства предприятий на счетах в банках по сравнению с началом года сократились на 10,2%, до 10,3 трлн. Br.

Зато задолженность субъектов хозяйствования по кредитам банков (составляющая пассивов) бьет все рекорды. На 1 августа она достигла 55,5 трлн. Br, на 35,4% увеличившись к показателю годичной давности. Динамика кредитования в 6 раз превысила темп роста ВВП. Это, безусловно, оживило экономику, но одновременно повысило долговые риски.

— Стоит ли нам, на ваш взгляд, опасаться нынешнего замедления темпов роста в ряде регионов планеты? Скажем, так ли страшны нам проблемы США, если на их долю приходится лишь 0,3% белорусского экспорта?

— Да, эта страна не является ключевым торгово-экономическим партнером Беларуси. Но стоит учитывать, что на долю Америки приходится порядка 40% мирового потребления, и пока Штаты будут потреблять меньше, чем когда-то, миру не стоит рассчитывать на быстрое посткризисное восстановление. Так что замедление темпов экономики США, ЕС, Великобритании и некоторых других регионов грозит сказаться и на наших традиционных рынках, к примеру, СНГ.

Если учесть, что Беларусь занимает очень незначительное место в общих объемах мирового производства, то в теории можно предположить, что при любом глобальном раскладе мы могли бы кого-то потеснить на внешних рынках, обеспечив свой рост. Но нам объективно трудно будет это сделать со своей нереформированной экономикой.

На этом фоне целевые параметры прогноза социально-экономического развития нашей республики выглядят явно завышенными. А между тем на их основе формировался бюджет 2011 г., к ним привязываются планы будущей пятилетки. По моим подсчетам, чтобы достичь высоких плановых показателей этого года, в сентябре-декабре стране необходимо будет обеспечить темп роста ВВП к аналогичному периоду 2009 г. на уровне 120,8-126,8%. По продукции промышленности показатель должен составить 110,4—116,4%, инвестициям в основной капитал — 156,4—162,4%, экспорту (в августе-декабре) — 133,7—136,1%.

— Георгий Петрович, вы сказали «нереформированная экономика». Но ведь последние 2 года проходят под знаком активной либерализации условий хозяйствования…

— Когда начинают перечислять решения, принятые правительством, то сам перечень действительно впечатляет — по количеству. Достигнуто ли новое качество? К сожалению, приходится констатировать, что существенного изменения для субъектов хозяйствования не произошло. Возможно, несколько подешевел входной билет на рынок, но работать там легче не стало.

Например, упростили регистрацию новых предприятий, но какая от этого выгода уже действовавшим? Реформировали законодательство об административной ответственности — может быть, чуть-чуть сократилось количество проверок. Хотя сама система контроля не изменилась. К тому же не уменьшилось вмешательство в деятельность бизнеса со стороны местных органов власти. Они как вызывали директоров на различного рода совещания, так и вызывают, зачастую лишь отвлекая их от работы. Не выполнено и обещание правительства Всемирному банку отказаться от практики доведения прогнозных показателей до негосударственных предприятий. Да, появился Указ № 450, сокративший число лицензируемых видов деятельности. Но над его проектом работали два года, к тому же он вступит в действие только с 1 января. Спрашивается, почему так долго согласовывали документ и зачем надо откладывать его введение теперь? Большие надежды связывали с принятием Директивы № 4. Уже прошло почти полгода, а воз и ныне там — директивы нет.

К тому же следует понимать, что не только изменение условий хозяйствования определяют реформы в экономике. У нас до сих пор не произошло полноценного разгосударствления. Приватизация как один из инструментов реформирования попросту проигнорирована. Весьма показателен провал недавней попытки продать 5 госпредприятий. Что, это какие-то лидеры? Успешные заводы? Мне кажется, их предложили инвесторам чисто формально, чтобы выполнить обещание, данное когда-то международным организациям в обмен на финансовую поддержку. К слову, это уже не первая попытка государства продать достаточно проблемные активы да еще за приличные деньги.

Что-то конечно время от времени распродается из «неприкосновенного запаса». Причем делается это почти исключительно из фискальных соображений - пополнить казну. И, как мне кажется, правительство не планирует существенно менять свою тактику.

- То есть, единственной движущей силой приватизации, по вашему прогнозу, будет потребность страны в валюте, а не желание провести какие-то реальные структурные реформы?

- Я в этом убежден. С одной стороны, правительство не отказывается от точечной приватизации, но это не есть осознанный поворот к рынку. Едва ли не единственным фактором, подталкивающим к разгосударствлению активов являются тающие золотовалютные резервы, которые над пополнять.

Тут уместно напомнить, что другие страны, проводя приватизацию, руководствовались не желанием получить как можно больше денег здесь и сейчас, а стремлением передать предприятия наиболее эффективному собственнику, чтобы он обеспечил его нормальную работу и повысил конкурентоспособность продукции. Да, порой можно получить неплохие средства от продажи активов, но для экономики лучше, если они вернутся позже в виде налогов и растущих зарплат.

Так что пока рано говорить о каких-то кардинальных изменениях в белорусской экономике. Они присутствуют только в риторике. И встречам и провожаем кризис мы примерно с одинаковыми структурными проблемами

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях