Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
151.87
Серебро:
2.01
Платина:
86.6
Палладий:
171.72
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

С 1 апреля УДПБ "сядет на рыбу"

Это не шутка. Как уже сообщалось, А.Лукашенко принял решение передать вконец расстроенное прудовое хозяйство под опеку Минсельхозпрода, а все внешнеторговые операции по закупке и переработке рыбы и морепродуктов -- в эксклюзивное ведение Управления делами Президента Беларуси (УДПБ)...
Это не шутка. Как уже сообщалось, А.Лукашенко принял решение передать вконец расстроенное прудовое хозяйство под опеку Минсельхозпрода, а все внешнеторговые операции по закупке и переработке рыбы и морепродуктов -- в эксклюзивное ведение Управления делами Президента Беларуси (УДПБ). Параллельно с рыбного рынка страны указано "убрать" всех частных конкурентов новообразованной монополии. Срок исполнения -- до 1 апреля.

Примечательно, что загодя УДПБ уже подготовило проект указа Президента "О совершенствовании внешнеторговой деятельности", согласно которому право на импорт-экспорт сахара, табачных изделий, угля, рыбы и морепродуктов должно быть передано в "исключительную" собственность ГПТУП "Белая Русь", РУП "Белвнешторгинвест" и ГТПУП "Белрыба" Управления делами. Определив "Белрыбу" единственным поставщиком рыбы и морепродуктов, государство тем самым, словами Президента, начинает "жестко" ставить под контроль "материальные и особенно финансовые потоки. Наведя порядок, мы получим нормальные доходы в бюджет и будем воздействовать на цены, формируемые в государстве". Заодно и население почувствует себя защищенным от недоброкачественной рыбы, особенно жители пострадавших от Чернобыля районов, которые "жить не могут без потребления морепродуктов".

Вся такая противоречивая. Реформа

Однако принятые решения прямо противоречат самим себе. С одной стороны, ставится задача устранить неразбериху среди курирующих отрасль Минсельхозпрода, Минторга, Минприроды, Белкоопсоюза, функции которых, признает Президент, "часто пересекаются и дублируются, что создает условия для ведомственности, неэффективного управления, потерь бюджета и теневого оборота рыбы и морепродуктов". И тут же отвергается проект Совмина создать единый орган управления рыбной отраслью в лице Комитета рыбного хозяйства (на базе уже существующего объединения "Госрыбхоз") как единого органа управления отраслью и упорядочения рынка, в т.ч. посредством лицензирования. Более того, такая схема, оказывается, "может привести к разрушению существующей системы управления".

Подобное желание изменить систему ничего не меняя вылилось в возврат к советской модели, когда "мы были морской державой и составляющей большой страны". Но ведь сегодня "мы оказались отрезанными от морей, не имеем доступа к морским ресурсам". Зачем возрождать "схему", которая привела к обвальному падению как производства и переработки рыбопродуктов, так и потребления ее населением? За 1990--1995гг. завоз рыбы упал со 180 тыс.т до 60 тыс.т, внутреннее производство -- с 20 тыс.т до 4 тыс.т, общее потребление -- с 210 тыс.т до 70 тыс.т. И наоборот, либерализация рынка в середине 90-х гг. привела к тому, что потребление рыбы на душу населения в стране увеличилось с 7 кг в 1995г. до 17 кг в 2002г. До медицински обоснованной нормы в 18 кг и фактического уровня в 20 кг, достигнутого в 1990г., осталось рукой подать. Конкуренция на рынке морепродуктов сделала свое дело и оставалось лишь упорядочить лицензирование и систему контроля, что и является прямой обязанностью чиновников профильного ведомства.

Однако решено было "уйти от бюрократии" и отдать рынок "занятому реальным делом" УДПБ. Считается, что у этой структуры достаточно финансовых средств и менеджерского потенциала, чтобы заменить сотни работающих на рынке фирм и при этом, не "наживаясь за счет населения", обеспечить низкий уровень цен хотя бы при том разнообразии товара, который имеется на сегодня.

Без труда рыбка из пруда

В прошлом году, по данным главы Минсельхозпрода Михаила Русого, рыбхозы (в основном гос-или колхозной собственности) произвели 10 тыс.т прудовой и озерно-речной рыбы, что вдвое меньше показателя 1990г., но вдвое больше, чем в середине 90-х, когда спасение отрасли специалисты министерства видели лишь в ее тотальной приватизации (был даже разработан план). Однако, по признанию Русого, при установленном уровне продуктивности прудового хозяйства в 14 ц/га реально на выходе -- 4 ц/га. Продуктивность естественных водоемов сократилась за 12 лет в 2--3,5 раза. Для достижения в 2003г. уровня 20 тыс.т (в дальнейшем 30 тыс.т), необходимы масштабные инвестиции в техперевооружение, зарыбление водоемов, селекцию и т.д.

В то же время из 11 млн.USD, запланированных отраслевой программой, из бюджета выделено всего 10%. Где взять деньги на двукратный рост производства? Административный ресурс экстенсивного развития отрасли исчерпан. И если переданное в коммунальную собственность Мингорисполкома ОАО "Рыбокомплекс" ("ради сохранения конкуренции") может еще рассчитывать на средства столичного бюджета, то на что надеяться остальным? Как полагает гендиректор "Госрыбхоза" Алексей Степаненко, проблему решить можно, лишь обязав банки выдавать рыбхозам льготные кредиты. И вообще, рыбная отрасль должна обрести такой же социальный статус, как и АПК. Учитывая, что агросектор одной Брестской области заработал в прошлом году 300 млрд.руб. при задолженности в 280 млрд.руб., легко догадаться, чем обернется очередной национальный приоритет.

Минсельхозпрод и облисполкомы, заинтересованные в источнике дохода местных бюджетов, давно ратуют за передачу рыбхозов в коммунальную собственность с последующим привлечением инвесторов. Тем более что все, кто знаком со спецификой прудовых и озерно-речных хозяйств, говорят о решающем значении здесь личной инициативы.

Как бы то ни было, но после принятого решения все разговоры о приватизации отрасли заканчиваются.

Критически морская держава

Предполагается, что средства для рыбхоза доставит госмонополия на импорт морепродуктов. Сейчас 90% всей потребляемой в РБ рыбы поставляют 140 фирм, еще 250 занимается переработкой рыбы и морепродуктов. 90% из них -- частные. Ассортимент, качество и цена предложенного частниками товара на фоне "аналогов" госторга бесспорно предпочтительнее для конечного потребителя. О сервисе и речи нет -- конкуренция. Менеджмент и режим работы лидирующих на рынке компаний "Виталюр", "Фрэйлиэйс", производителя ассорти из Новогрудка и других фирм наглядно доказывает: эффективно конкурировать с ними госпредприятия не в состоянии.

Всего в 2002г. в РБ ввезли 140 тыс.т рыбы и морепродуктов, из них "Белрыба" и "Госрыбхоз" -- по 3--4 тыс. По оценке специалистов, для поставки заданных 200 тыс.т в 2003г. необходимо 200 млн. USD. Они есть у УДПБ? Тем более что его предприятие "Белвнешторгинвест" уже умудрилось попасть в европейский "черный список" компаний, не расплатившихся за поставленную рыбу. Чьи средства будут "мобилизованы" для решения поставленной задачи -- промышленности, банков, индивидуальных предпринимателей?

Таким образом, если исходить из продекларированной цели защиты здоровья и кошелька граждан, руководству страны логичнее было бы, наоборот, еще больше усилить конкуренцию на рынке морепродуктов, параллельно создав четкие критерии и правила для "игроков". Естественно, что в этом случае никто бы не возразил и против эффективной системы контроля (как за хозсубъектами, так и за чиновниками), и даже против повышения зарплаты контролерам. Ведь при всем желании сложно заподозрить руководство страны в незнании реальной динамики рыбного рынка (что следует хотя бы из предложений Совмина) и непонимании последствий принятых в январе решений.

"А что тут комментировать?"

Почему же проекту Совмина предпочли предложения УДПБ? Комментируя ситуацию, отраслевые специалисты, во-первых, говорят о предстоящих изменениях как о чем-то далеком и нереальном. Во-вторых, высказывается предположение о предстоящей "пакетной" приватизации отрасли. При этом указывают на последовательный курс государства (четко сформулированный прошлым летом, аккурат на старте битвы за урожай и после "котлетного" охлаждения отношений с Россией) на монополизацию собственности всех мало-мальски привлекательных для российского и иного капитала отраслей, прежде всего сферы "критического импорта-экспорта". Хотя, с другой стороны, маловероятно, что власть всерьез надеется повторить "чудо запуска" крупных предприятий середины 90-х гг. "Белтрансгаз", предприятия "Белнефтехима" и другой прежде неприкосновенный запас государства уже официально выставлены на продажу. Как подчеркнул на недавних слушаниях в парламенте вице-премьер А.Кобяков, не о том спор, продавать этот НЗ или нет, а лишь -- за сколько. И чем тогда хуже других рыбная отрасль с ее "наваром" в 1--3 USD на 1 кг рыбы?

Так что если высказанные участниками рынка предположения верны, то дело сводится к банальной борьбе ведомственных интересов. Тогда и логика заинтересованных сторон более понятна: даже если не обнаружится наплыв крупных российских инвесторов и "пакетный" вариант не пройдет, в любой момент можно будет объявить поголовное повторное лицензирование для прежних 140 участников рыбного рынка. Вопрос лишь в том, правительственный "Госрыбхоз" или фирмы УДПБ станут контролировать процесс и распределять ресурсы, квоты и кредиты на закупку сырья, инвестиции в науку, приобретение оборудования для модернизации отраслевых предприятий и т.д. Ведь однозначно никто так и не ответил, напрямую в госбюджет или в казну УДПБ отправятся налоговые, лицензионные и прочие отчисления эксклюзивного или нескольких участников рынка. Поэтому вполне логично, что глава государства сделал выбор в пользу структур УДПБ, считая их более прозрачными, управляемыми, компетентными и ответственными. Ведь если прежним правительствам не удалось отрегулировать рынок административными методами, то, быть может, это получится у УДПБ? Время покажет.