$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

РЫНОК НЕ ПРЕДЛАГАТЬ©

15.11.2011

Стремление правительства страны провести массовую приватизацию и проводить жесткую денежно-кредитную политику ценой отказа от запланированного на пятилетку роста вызвало резкую критику главы государства.

Выступая в четверг на совещании, Президент Александр Лукашенко заявил, что его очень беспокоит, как используется государственное имущество, созданное несколькими поколениями белорусов. Если статус «сборочного цеха» СССР в современных условиях удержать не удается, то надо выделить перспективные направления имеющегося производственного арсенала, считает глава государства. При этом А.Лукашенко призвал не возлагать чрезмерных надежд на зарубежный капитал — надо самим «рационально и эффективно использовать то, что имеем, приумножая, развивая и укрепляя нашу собственность». «Очень важно, чтобы государственное имущество работало в полную мощь, приносило доходы, иными словами — использовалось максимально эффективно», — сказал глава государства.

Между тем на сегодня в стране не используется более 2 тыс. государственных объектов недвижимости общей площадью 840 тыс. м2. По мнению Президента, это является преступной бесхозяйственностью, а работа по вовлечению в хозяйственный оборот неиспользуемого государственного имущества носит бессистемный характер, насквозь пронизана формализмом и безответственностью. Так, около половины неиспользуемых объектов списаны либо законсервированы. Много недостатков в арендной сфере — инвентаризация проводится формально, а перечисление в бюджет средств, полученных от аренды, слабо контролируется. Органы, на которые возложены функции владельческого надзора по управлению принадлежащими государству акциями и долями в уставных фондах субъектов хозяйствования, не справляются со своими обязанностями.

Вину за это Президент возлагает на чиновников, погрязших в формализме и волоките, стремящихся только переложить ответственность за принятие любых решений на другие органы. Однако стремление правительства решить вопрос с неэффективно используемым госимуществом за счет приватизации не устраивает Президента. Он потребовал установить уровень компетенции властей по отчуждению госсобственности, определить конкретный срок, показатели по вовлечению ее в оборот и персональную ответственность за их исполнение. При этом, по мнению главы государства, нужно разделять неиспользуемое имущество, с которым можно расстаться, и такое, которое используется неэффективно. «Одно дело, когда там работает трудовой коллектив, но работает плохо. Надо спросить с этих людей, прежде чем продавать, почему плохо работает, и организовать нормальную работу. А просто с себя сбагрить — это проще», — заметил Президент. По его мнению, не стоит идеализировать частника, который вместо того, чтобы взять предприятие и начать рентабельно работать, «навяжет еще ряд претензий, условий и породит много-много проблем, прежде всего социальных: давайте это сократим, это уберем».

Президент поставил задачу в следующем году разобраться с неиспользуемым и неэффективно используемым имуществом. Он предложил создать для местных властей дополнительный стимул продавать республиканскую собственность как можно дороже, например, делить прибыль пополам между республиканским и местным бюджетами. При этом приватизация предприятий должна проводиться с учетом мнения руководителей регионов. С другой стороны, правительству в очередной раз напомнили, что приватизация у нас огульной, как у соседей, не будет, а останется точечной — никто эту концептуальную вещь не отменял. Столь же незыблемым должно быть, по мнению Президента, воплощение в жизнь всех решений Всебелорусского народного собрания.

Однако планы роста ВВП на уровне 162–168% за пятилетие, а его объема на душу населения по паритету покупательной способности до 28,6–29,8 тыс. USD, увеличения объема инвестиций в основной капитал в 1,9–1,97 раза, в т.ч. за счет прямых иностранных инвестиций на чистой основе в объеме не менее 7–7,5 млрд. USD, а реальных располагаемых денежных доходов населения в 1,7–1,76 раза, можно было считать выполнимыми при исключительно благоприятных условиях.

На них-то авторы прогнозов и надеялись, полагая, что в 2011– 2015 гг. мировая экономика перейдет в стадию бурного посткризисного роста. К сожалению, бурным оказалось продолжение глобальной рецессии. Специалисты дают сегодня весьма пессимистичные прогнозы роста мировой экономики на ближайшие 5–10 лет, которые глава МВФ Кристин Лагард окрестила «потерянным десятилетием». Но внешний фон лишь усугубляет наши внутренние дисбалансы, порожденные макроэкономическими просчетами прошлых лет. Так что попытки настаивать на запланированном росте ВВП чреваты серьезными проблемами — если оставить в качестве его главного источника печатный станок, то не удастся остановить гиперинфляцию, которая «съест» все достижения. С другой стороны, низкий рост ВВП не позволит властям продолжать прежнюю политику социальной поддержки населения, что чревато ростом недовольства (хотя бы теоретического). А этого тоже хочется избежать.

Разумеется, если правительство обратится за помощью и советом к пролетариату и крестьянству, то получит ценные указания по борьбе с инфляцией, управлению денежной эмиссией, процентными ставками, внешним долгом и прочим макроэкономическим вопросам. А заодно оценит реакцию народа на действия властей: на Таможенный союз — массовым ввозом автомобилей, на девальвацию — скупкой валюты и вывозом товаров, на инфляцию — ажиотажным спросом, на снижение реальной зарплаты — миграцией и «левыми» заработками. Еще через 6 месяцев появятся новые впечатления: сюрпризы первого года пятилетки могут показаться «цветочками», если не скорректировать планы с учетом внешних и внутренних реалий.

Свою лепту критики внес посол России Александр Суриков, заявивший, что белорусское правительство увлеклось рыночными реформами, вместо того чтобы радеть об улучшении жизни народа. По его мнению, нужны не только шоковые методы, но и антишоковые. «Проводя реформу, надо не забывать о людях, — заверил посол. — Рост цен нельзя стимулировать, с ним надо бороться».

Если бы помимо подобных советов Россия поторопилась со вторым траншем кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС и пресловутой интеграционной скидкой на газ, антишоковые меры было бы куда легче проводить. Но пока тут выходит заминка, посол сравнивает предложенные правительством Беларуси меры с вариантом Гайдара 91-го года, «когда мы зимой сначала были в брюках, а потом оказались в шортах». Впрочем, с белорусами в мае–октябре текущего года произошло то же самое. Кстати, российские реформы действительно привели к значительному социальному расслоению населения (которое только усиливается: индекс Джини у наших соседей вырос с 0,402 в 2000 г. до 0,437 в 2011-м). Но именно благодаря реформам Гайдара страна, которую представляет в Минске г-н Суриков, существенно, хоть и не сразу, обновила свой гардероб, войдя в число мировых лидеров по числу долларовых миллионеров и миллиардеров — тех самых, которые сегодня считаются главными претендентами на покупку белорусских предприятий. Разумеется, им ни к чему конкуренты из числа местных предпринимателей, которым названные Совмином во вторник цены как раз по карману.

В правительстве понимают: лучше продать предприятие за 1 базовую величину, чем продолжать тратить деньги на поддержку неэффективного и демотивированного персонала. Выгоднее передать эту проблему новому собственнику — тот, желая получить доход, вынужден будет платить людям зарплату, а государству — налоги. Это не слишком радикальные реформы, но и они ставятся в упрек нынешнему Совмину. И поделом: снижение доли государства в экономике породит критическую массу частных собственников, которые предъявят спрос на экономические реформы и рыночные институты, а в них нет места всевластию бюрократии. Неудивительно, что она забеспокоилась о сохранении нынешнего статус-кво — даже ценой экономической стагнации. Поэтому вполне предсказуемо выглядит предостережение правительства от увлечения «рыночными выкрутасами». Так что суета иных бизнес-союзов в надежде на очередную порцию послаблений ограничивается хождением по кругу в десяток-другой шагов.

Например, предприниматели давно добиваются возможности выкупа на льготных условиях арендуемых помещений с зачетом своих вложений в его улучшение. Соответствующие меры упоминаются и в подп. 2.6 Директивы № 4, где обещается предоставить право преимущественного приобретения находящегося в государственной собственности имущества (кроме земельных участков) субъектам предпринимательской деятельности, арендующим данное имущество не менее 3 лет, с рассрочкой платежа на 5 лет, причем стоимость такого объекта при продаже должна быть уменьшена на затраты, понесенные арендатором на улучшение состояния и потребительских качеств такого объекта, если указанные улучшения учтены при определении оценочной стоимости и арендатору не возмещались эти затраты.

Однако разработанный в Госкомимуществе проект указа серьезно разочаровал экспертов бизнес-союзов. По нему арендатор получает лишь право преимущественного приобретения собственности в рассрочку. При этом продажа предполагается по рыночной, а не оценочной стоимости (впрочем, оценка как раз может быть и рыночной). Отсутствие четких критериев целесообразности продажи объектов госсобственности и предоставления права на рассрочку позволяет оставить решение на усмотрение чиновников. Но они-то меньше всего заинтересованы в продаже собственности частникам: вдруг завтра это вновь будет рассматриваться как разбазаривание народного, поколениями создававшегося добра? Лучше получить легкий нагоняй за то, что объекты не используются.

А до тех пор, пока мы не верим в рынок, он не верит в нас…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях