$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Валютный рынок

Рубль пошел на снижение

11.07.2017

В июне на белорусском валютном рынке наблюдается ослабление курса рубля. При этом во всех сегментах рынка сохраняется относительное равновесие: предложение валюты опережает спрос. Но давление внешних факторов оказалось сильнее внут­ренней стабильности.

Общий оборот валютного рынка со­ставил в январе–июне т.г. 29524,1 млн. USD, в т.ч. на ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа» – 4587,9 млн., на внебиржевом валютном рынке – 19 326,6 млн., а на рынке наличных валют – 5609,7 млн. USD.

При этом субъекты хозяйствования – резиденты РБ за 6 месяцев купили на валютном рынке 8932,7 млн. USD, а продали – 8814,2 млн. (в т.ч. в июне – 1742 млн. и 1670,3 млн. соот­ветственно). Таким образом, спрос и предложение находятся в относительном равновесии: чистая покупка валюты в этом сегменте составила только 118,5 млн. USD, из которых 71,7 млн. – июньский результат. Обязательная продажа валюты составила за январь–июнь т.г. лишь 2450,7 млн. USD, в т.ч. в июне – 460,8 млн. (всего на 0,45% меньше, чем в мае).

Вполне тихо вели себя и нерезиденты. Они купили в I полугодии т.г. валюты всего на 69,2 млн. USD, а продали – 250,4 млн., в т.ч. в июне – на 5,7 млн. и 43 млн. USD. Таким образом, чистая продажа валюты в этом сегменте составила 181,2 млн. USD.

Население тоже не пыталось раскачать валютную лодку. За 6 месяцев т.г. граждане купили валюты на 2826,4 млн. USD, а продали – 3960,1 млн. Правда, в июне физлица прикупили валюты на 14,7% больше, чем в мае, – на 568,3 млн. USD, но продали ее на 750,4 млн. Так что традиция чистого предложения осталась несокрушимой с февраля 2016 г. Всего же чистая продажа по физлицам достигла за январь–июнь 1133,7 млн. USD. Таким образом, в банковскую систему за 6 месяцев перетекло более 1,1 млрд. USD валютных сбережений населения.

Тем не менее за июнь курс доллара к белорусскому рублю вырос с 1,8673 до 1,9336 USD/BYN, евро – с 2,0881 до 2,2088 EUR/BYN. Этим дело не ограничилось: в июле белорусский рубль продолжает слабеть к данным валютам: до 1,9731 USD/BYN и 2,2532 EUR/BYN. В то же время курс российского рубля опу­с­тился с 3,2936 до 3,2737 за 100 RUB/BYN, но затем, одумавшись, белорусская валюта по отношению к российскому руб­лю вернулась в первой декаде июля к значениям начала июня.

Волатильность биржевого курса дол­лара в июне составила 4,17%, евро – 5,83% (т.е. почти вдвое больше, чем в мае), а российского рубля – 2,87% (в мае – 1,87%)

Таким образом, если к корзине валют за месяц белорусский рубль укрепился на 1,8% (с 0,2536 до 0,2584), то к доллару за месяц состоялась девальвация на 3,5%, а за 40 дней – на 5,7%. Впрочем, по сути, курс доллара вернулся к уровню, близкому к значениям декабря прошлого года (см. график).

Что же произошло? Теоретически укрепление рубля не слишком выгодно для отечественных экспортеров и бю­джета, но ситуация на валютном рынке не позволяла считать, что власти пойдут на какие-либо шаги по ослаблению национальной валюты. Напротив, рост экспорта и слабый спрос на внутреннем рынке все I полугодие обеспечивали чистое предложение на валютном рынке, особенно со стороны населения, что представители Нацбанка регулярно подчеркивали. Такие «вербальные ин­тервенции» в сочетании с мерами по дедолларизации экономики должны были окончательно разрушить остатки девальвационных ожиданий у бизнеса и населения. Однако роль главного скуп­щика валюты взяли на себя Минфин и некоторые компании, активно выпускавшие облигации в долларах. Но их усилия не поколебали спрос и предложение на валютном рынке. Его показатели не дают оснований считать, что на курс влияли еще какие-либо внутренние факторы. Напротив, чистое предложение валюты продолжало расти, увеличивались экспорт и международные резервы (хотя и за счет заимствований).

Гораздо хуже обстоят дела с внешними факторами. Цены на нефть не демонстрируют устойчивого роста, а ралли в диапазоне 45–49 USD/барр. только расшатывает курсы валют стран-­экс­портеров. Увеличение ключевых ставок ФРС США и Банка России, усиление санкционного режима против РФ, отток иностранного капитала, выплата дивидендов нерезидентам и действия собст­венных и зарубежных спекулянтов оказывают давление на российский рубль, а следом – и на белорусский.

В июне российский рубль ослабел к доллару США почти на 5%. На этом фоне белорусский рубль укреплялся к российскому с достаточно широким диапазоном. В складывающейся ситуации при ценах на нефть на уровне 45– 50 USD/барр. продолжение сложившихся в июне – начале июля тенденций вполне вероятно: белорусский рубль будет плавно дешеветь к доллару, несколько быстрее – к евро и «играть в поддавки» с российским рублем в надежде на сохранение конкурентного паритета на главном экспортном направлении. В целом годовым ориентиром остается уровень около 2 USD/BYN, что вполне соответствует ожиданиям правительства, заложенным в бюджет и прогнозу социально-экономического раз­вития на текущий год.

В проигрыше окажутся валютные заемщики и рублевые вкладчики. В июне эффект девальвации ощутимо ударил по инвестиционной привлекательности белорусского рубля. Так, если средние ставки по новым рублевым депозитам для физических и юридических лиц находились в диапазоне 6–12% годовых (т.е. 0,5–1% в месяц), то валютные могли предложить доходность не более 2,4% годовых (до 0,2% в месяц). Отняв от рублевой доходности 3,5% девальвации, получим -3 – -2,5% эффективной доходности за месяц. Привлекательность минимальных ставок рублевых депозитов существенно снизилась: июньское падение рубля почти перекрыло 4-месячный доход по ним.

За прошедшие 12 месяцев рубль укрепился к доллару всего на 3,2%, а самая высокая доходность принесла бы чистый эффект почти в 6 раз выше эквивалентного валютного депозита, хотя доллар в июне 2016 г. уже почти на 10% отступил от годовых максимумов 2,2 USD/BYN. Рублевый депозит за год принес его владельцу около 18–20%, а валютный – -3,2% из-за курсовых колебаний и +3–4% за счет процентной ставки. Таким образом, доходность рублевых вкладов была на 20% выше, чем валютных. Но июньское падение курса может вновь обо­стрить девальвационные ожидания и спровоцировать недоверие к монетарной политике властей.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях