$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

РИСКУЕМ ПО-СОСЕДСКИ

30.08.2011

Проект стратегии–2020 РФ «Новая модель роста — новая социальная политика», разработанный Минэкономразвития России совместно с заинтересованными институтами, следует изучить как белорусским политикам, выстраивающим политико-экономический союз с этой страной, так и бизнесменам, вкладывающим деньги в совместные проекты. Этот документ прежде всего интересен подробным описанием современных макроэкономических рисков нашей соседки.

Глобальный кризис показал, что в значительной степени исчерпаны возможности прежней модели роста российской экономики, опиравшейся на быстрое расширение внутреннего спроса, отмечается в концепции. После впечатляющих успехов в 2000–2007 гг., когда ВВП России прибавлял в среднем 6,9% в год, показатель за короткий срок продемонстрировал рекордное среди крупных экономик мира сокращение (–7,8%).

Причиной столь существенных колебаний явились не только неблагоприятные внешние факторы, но и ряд серьезных внутренних дисбалансов. Один из них — то, что потребление существенно опережало производство. В 2000–2008 гг. при средних ежегодных темпах роста производства в 5,7% рост реальных доходов населения составлял 10,8% в год. Спрос в реальном выражении рос вдвое быстрее внутренних поставок. Такое несоответствие вкупе с активным увеличением агрегата денежной массы поддерживало высокой инфляцию (в пределах 10–12% в год) и стимулировало импорт. Экспансионистская монетарная политика и укрепление рубля вызвали приток дешевых эмиссионных денег и краткосрочного зарубежного капитала (в структуре иностранных инвестиций на долю ПИИ приходилось в среднем лишь 24%), в результате экономика вошла в состояние «перегрева».

Пока мировые цены на сырьевые и энергетические товары оставались высокими, Россия могла себе позволить сглаживать подобные дисбалансы. Однако в августе–сентябре 2008 г. котировки на черное золото рухнули, а вслед за ними и российское благополучие.

Относительно быстрое выздоровление мировой экономики в 2010 г. и возобновившийся рост цен на товарных рынках дал нашей восточной соседке надежду на конъюнктурное восстановление. Однако в этом году перспективы активного роста мировой экономики оказались под сомнением, и как следствие, цены на нефть марки WTI упали с примерно 115 USD за баррель прошлой зимой до 80–85 USD этим летом.

Все большее число экспертов склоняются к мысли, что в ближайшие годы цены на сырьевые и энергетические товары будут подвержены повышенным колебаниям, причем не только в сторону роста. Из-за ужесточения кредитно-денежной политики в развитых странах повысится и стоимость капитала. Для России это грозит замедлением экономического роста, а для нас — снижением темпов экспорта в эту страну. Если учесть, что основная номенклатура белорусских товаров направляется именно в РФ, нашим предприятиям следовало бы позаботиться о диверсификации своих поставок.

По оценкам авторов стратегии, для устойчивого развития России необходимо выйти на ежегодный прирост ВВП на уровне не менее 5%. Между тем в 2010 г. посткризисное восстановление оказалось не столь активным, как ожидалось, — лишь 4%. Для сравнения: в СНГ (без учета России) средний показатель составил 5,6%. Ситуацию усложняет неблагоприятный демографический тренд. По прогнозам, к 2025 г. в результате естественной убыли население России сократится на 10 млн. жителей. Поскольку человечество не знает прецедентов устойчивого роста экономики на фоне депопуляции населения страны, есть риск, что ежегодный прирост российского ВВП упадет до 2,5%. Для поддержания численности трудоспособного населения нашим соседям необходимо ежегодно привлекать от 700 тыс. до 1 млн. трудовых мигрантов. Уже сегодня этот процесс идет полным ходом, за длинным рублем туда едут гастарбайтеры из Средней Азии, Молдовы, Украины и, конечно, Беларуси. Причем для белорусов все формальности и разрешения сведены до минимума после ратификации Соглашения Таможенного союза о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей. Стоит напомнить, что в нашей республике проблема сокращения населения стоит не менее остро, чем в России, а потому ускорение оттока трудовых ресурсов на восток ставит под вопрос успешное выполнение белорусской демографической программы и угрожает нашей экономической безопасности.

Как отмечается в тексте стратегии, Россия еще может выйти на ежегодный темп прироста ВВП в 6% за счет прежних методов стимулирования кредитования и потребления. Однако такой путь к концу десятилетия приведет к образованию «кредитной ямы» в размере 16,2% к ВВП, снижению банковской ликвидности и в результате — к полномасштабному кризису. К слову, эта цифра сопоставима с соотношением отрицательного значения счета платежного баланса Беларуси в 2010 г. к ВВП, которое, по мнению многих экономистов, во многом стало причиной нынешней обвальной девальвации и инфляции.

России необходим качественно новый рост, основанный на переходе от экономики потребления к экономике предложения, привлечении долгосрочных инвестиций, использовании человеческого потенциала и увеличении несырьевого экспорта. Многое будет зависеть от успешности привлечения глобального капитала, основной поток которого сейчас приходится всего на 9 развивающихся стран — Китай, Бразилию, Индию, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Мексику, Южную Африку и Турцию. Массированная финансовая подпитка позволила им продемонстрировать рост ВВП в среднем около 7%.

Попасть в этот список мешает ряд обстоятельств. Одно из них — высокая стоимость рабочей силы. За предыдущее десятилетие Россия более чем в полтора раза увеличила размер ВВП на душу населения (с 6,8 тыс. USD до 15,8 тыс. USD по паритету покупательской способности), став одной из самых богатых развивающихся стран. Однако такое благо на фоне немодернизированной экономики привело к потере конкурентоспособности многих производств. На внутреннем рынке производителей еще спасают заградительные ввозные пошлины — одни из самых высоких в мире. А вот дорога на внешние рынки оказалась закрытой.

Стране необходимо привести свои расходы в более сбалансированное состояние. Оставив доходы населения в качестве неприкосновенной «священной коровы», авторы стратегии сосредоточились на расходных статьях госбюджета. Предложено, в частности, сократить к 2014–2020 гг. на 0,9% ВВП расходы на национальную оборону, безопасность и правоохранительную деятельность. Реализация такого предложения ставит под вопрос амбициозные планы по перевооружению российской армии на сумму почти в 1 трлн. USD. Это стоит иметь в виду белорусским предприятиям, рассчитывающим получить в рамках производственной кооперации часть пирога заказов для российской оборонки.

На 0,8% ВВП к 2014 г. предложено сократить расходы на национальную экономику и ЖКХ. В 2010 г. объем субсидий компаниям (преимущественно госкорпорациям) составил 4% к ВВП. Это значительно выше, чем в США (1,3% ВВП), Великобритании (0,7%), Японии (0,6%), Венгрии (1,4%), Болгарии (1,3%) и Словакии (2,4%). В стратегии звучит озабоченность тем, что в РФ на протяжении многих лет осуществляется поддержка одних и тех же компаний, конкурентоспособность которых не увеличивается. А потому часть субсидий, например, российскому автопрому, предложено отменить, а сельскому хозяйству — как минимум не повышать. Для нас это означает снижение привлекательности объединения активов с российскими автопроизводителями и риск возникновения новых продуктовых войн, тем более что россияне неоднократно высказывали недовольство высоким уровнем субсидирования белорусского села.

Сделать Россию более привлекательной для иностранного капитала должна институциональная реформа. Предлагается принять кардинальные законодательные меры по улучшению позиций в международных рейтингах, в которых Россия, увы, соседствует с африканскими и азиатскими диктатурами. Авторы стратегии хотят снять барьеры перед созданием нового бизнеса, упростить внешнеторговые операции, снизить налоговую нагрузку, провести амнистию осужденных за экономические преступления, усовершенствовать процедуры административного обжалования действий органов власти, принять дополнительные меры по снижению коррупции.

Разумеется, переформатирование экономики и условий хозяйствования потребует времени и политической воли, к тому же до момента утверждения концепции нормативным актом ее проект может претерпеть значительные изменения и в части оценки экономической ситуации и путей развития. Это, однако, не уменьшает рисков для белорусской экономики, столь тесно связанной с российской, о чем стоит помнить и политикам, и бизнесменам. По-прежнему актуальна задача диверсификации рынков сбыта и налаживания многовекторных деловых отношений с ориентацией на страны со стабильной экономической моделью.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях