$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Риск, помноженный на подозрение

10.07.2009

Как мы уже писали, одним из главных новшеств проекта указа «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» является дифференциация субъектов хозяйствования на группы риска. В зависимости от них будет определяться периодичность плановых проверок. А потому многие наши читатели забеспокоились: в какую группу их отнесут и какие обстоятельства снизят вероятность визита проверяющих.

ЕСТЕСТВЕННО, что нарушение законодательства — несвоевременная сдача налоговой, бухгалтерской и статистической отчетности, недоплата налогов, несоблюдение лицензионных требований и прочие подобные упущения автоматически зачисляют виновника в группу высокого риска. Высоко рискованным, по мнению разработчиков проекта, является также необеспечение финансовой устойчивости, включая устойчивый убыток в течение года. Напомним, это обстоятельство лишь недавно, с вступлением в силу Декрета от 16.01.2009 № 1, перестало быть основанием для ликвидации организаций. Даже докладывать о причинах убыточности регистрирующему и налоговому органам законодательством более не требуется. А потому неудивительно, что единственным легальным рычагом воздействия на убыточных бизнесменов станет ежегодная проверка — мощный стимул улучшить финансовые результаты.

Основанием для отнесения к высокой группе риска также будет несоответствие сведений, указанных субъектом хозяйствования в представляемой налоговой, иной отчетности (информации) о деятельности за отчетный период, информации, имеющейся в контролирующем органе. Какая именно это будет информация, кроме законно истребованной отчетности, как она попадет к контролерам — видимо, решать им самим. Не менее интересным обстоятельством является наличие в календарном году обращений (заявлений, жалоб) физических и юридических лиц, официальной информации госорганов и уполномоченных госорганизаций о фактах нарушения законодательства. Таким образом, достаточно сообщить куда следует, что кто-то, скажем, скрывает налоги или завышает цены — и конкурента будут проверять. Не уточняется в проекте, что считать «официальной информацией» и какие «уполномоченные» организации будут ее собирать, сопоставлять и делать выводы.

Участники внешнеэкономической деятельности могут угодить в группу высокого риска, если результаты проверок их контрагентов свидетельствуют о высоком риске наличия нарушений у данного субъекта хозяйствования, скажем, при наличии фактов оформления бестоварных документов. И поскольку случаи применения встречных проверок должны быть несколько ограничены, остается проверять почаще тех, кто замечен в порочащих связях.

ВЕСЬМА интересны также критерии среднего уровня риска. Первый из них — налоговая нагрузка (т. е. соотношение суммы уплаченных налогов и выручки). Если она окажется ниже среднего уровня в отрасли, виду экономической деятельности или по конкретной инспекции МНС, если снизится в календарном году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тогда как у коллег и соседей будет стабильной или увеличивающейся, — такого ловкача непременно надо проверять не реже, чем раз в 3 года. Подозрительно также, если расходы и доходы в течение года будут «максимально приближены» или расходы растут опережающими темпами по сравнению с доходами на протяжении двух и более налоговых (отчетных) периодов. Кстати, в январе-апреле 2009 г. выручка субъектов хозяйствования в целом по республике сократилась на 0,2%, а себестоимость возросла на 3,7%. Эта пагубная тенденция затронула все отрасли, кроме торговли, строительства и непроизводственных видов бытового обслуживания. И если мировой кризис не кончится в ближайшем будущем, работы у ревизоров будет непочатый край.

Подозрительным обстоятельством признается неоднократная (2 и более раза) смена налоговой инспекции в течение 3 лет. Такая миграция также повышает вероятность визита проверяющих. И поделом: от кочевников добра в казну не жди.

Фактором риска является построение финансово-хозяйственной деятельности на основе договоров поручений (комиссии), особенно если комиссионное вознаграждение является основным источником доходов. Так что соблюдение норм глав 49 и 51 Гражданского кодекса не гарантирует комитентов и особенно комиссионеров от пристального внимания контролирующих органов. Ведь, с точки зрения ревизора, любая, даже законная схема, не приводящая к максимальной сумме уплачиваемых налогов, заведомо подозрительна.

Стоимость чистых активов организации по результатам финансового года ниже установленного законодательством размера уставного фонда также повышает уровень риска. Логично предположить, что унитарные предприятия, ООО и ОДО по этому параметру заведомо безопасная организационно-правовая форма: для них Декретом № 1 минимальный размер уставного фонда не писан.

Наличие у субъекта хозяйствования запасов драгметаллов, в т.ч. в составе оборудования, в ломе и отходах также признается фактором среднего уровня риска. При этом не уточняется, сколько золота или серебра являются основанием для такого вывода. Если любое — то оно касается едва ли не всех без исключения субъектов хозяйствования. Последним же останется лишь благодарить зарубежных производителей, категорически не желающих ни указывать в техдокументации содержание драгметаллов в своей технике, ни информировать об этом пользователей. Не из вредности или лени они так поступают, а чтобы уберечь своих клиентов от лишних проверок.

Персональные факторы риска предусмотрены для страховых организаций и аудиторов. Так, сведения о наличии в аудиторской организации минимальной установленной законодательством штатной численности аудиторов, высокой текучести кадров, стоимости аудиторских услуг ниже среднесложившихся в этой сфере в календарном году, проведение аудита достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности в минимальные сроки (1-3 дня) сигнализируют о необходимости проверки раз в 3 года. Интересно, что в отношении аудиторов-предпринимателей подобные обстоятельства столь подозрительными не кажутся, а ведь цены у них в среднем в разы меньше, чем у фирм.

Не менее важный вопрос — каким образом будут собираться сведения для оценки тех или иных критериев — не понадобится ли для них специальная отчетность?

В МИРОВОЙ практике налоговые органы также используют различные методы выявления потенциальных нарушителей налогового законодательства, которые станут первыми кандидатами на проверку. Это как выведение критериев риска хозяйственной деятельности, так и математико-статистические методы — кластерный и фрактальный анализ, сплайн-интерполяции и т. д.

Некоторые из перечисленных в проекте указа критериев учитывались и ранее, в частности, для определения периодичности проведения проверок (п.24 Инструкции о порядке организации и проведения проверок налоговыми органами, утв. постановлением МНС от 29.12.2003 № 124). Новый перечень критериев по структуре и содержанию во многом повторяет Концепцию системы планирования выездных налоговых проверок, утв. приказом ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@. Этот документ тоже весьма неоднозначно оценивается российским бизнесом.

Если ранее планирование выездных проверок было сугубо внутренней конфиденциальной процедурой контролирующих органов, то с принятием Указа она станет более открытой. К тому же субъекты хозяйствования смогут самостоятельно оценить риски совершения налоговых и иных правонарушений, самостоятельно исправить ошибки, а иных и вовсе избежать. Например, в России информация о способах ведения финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском размещается на официальном сайте ФНС www.nalog.ru.

Плохо лишь, что некоторые из названных факторов риска по сути являются неизбежными спутниками обычной предпринимательской деятельности. Неудивительно, что эксперты Минского столичного союза предпринимателей и работодателей и Республиканской конфедерации предпринимателей опасаются, что не менее 70% субъектов малого и среднего предпринимательства, занимающихся розничной торговлей, строительством, услугами и т. п., окажутся отнесенными к высокой степени риска. В результате предлагаемой в проекте указа системы количество проверок у таких субъектов, по оценкам МССПиР, не только не уменьшится, но значительно вырастет, в т.ч. за счет контроля со стороны Федерации профсоюзов, Общества защиты прав потребителей, а также внеплановых тематических оперативных проверок, число которых практически может быть любым.

Леонид ФРИДКИН