$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Резервы снижения затрат и манипуляций прибылью

01.03.2016

В Указе от 23.02.2016 № 78 «О мерах по повышению эффективности социально-экономического комплекса Республики Беларусь» важное место отводится финансовым результатам предприятий. Можно ли снизить себестоимость на четверть и мерить успех одной прибылью?

На эти вопросы отвечает директор ЗАО «Аудитконсульт», доктор экономических наук Сергей КОРОТАЕВ.

В соответствии с Указом № 78 оценка эффективности работы руководителей госпредприятий будет производиться по показателю чистой прибыли и сокращению себестоимости. Кроме того, основными критериями для оказания господдержки субъектов хозяйствования объявляется реализация ими в рамках государственных программ инвестпроектов, обеспечивающих повышение прибыльности производимых товаров (работ, услуг) и снижение их себестоимости. Такой подход предполагает усиление системы контроля за достижением данных показателей, причем, по всей видимости, по сравнению с аналогичными показателями в предыдущие отчетные периоды.

Оба показателя в определенной степени взаимозависимы: чем меньше себестоимость – тем выше прибыль, в т.ч. чистая. Но объем прибыли может расти и при неизменном уровне затрат, если растут объемы реализации выпускаемой продукции (если она, конечно, прибыльна).

МОЖНО ли повсеместно снизить себестоимость на 25%, как предусматривается в Указе № 78. На самом деле, резервов для этого не так уж и много. Как известно, основные составляющие себестоимости – зарплата и начисления на нее (в среднем 20–30% общего объема), материальные затраты, в т.ч. сырье, материалы и энергоресурсы (в среднем около 60%, а на промпредприятиях – до 80–90 текущих затрат) и амортизация (5–10%). Остальное – прочие затраты, часть которых не связана непосредственно с производством (условно-постоянные или управленческие расходы). На них-то в основном и пытаются экономить, но в нынешних экономических условиях при постоянном недостатке оборотных средств большая часть возможных резервов здесь практически исчерпана.

Что делать в таком случае? Зарплату снижать почти некуда – по размеру она и так уже «ниже плинтуса». Сокращать расходы на материалы? Наверное, можно, но не исключено, что в ущерб качеству. Не станем же мы, к примеру, использовать при производстве сливочного масла и других молочных продуктов пальмовые суррогаты.

Очевидно, что снижение себестоимости, тем более на 1/4, невозможно без серьезных организационно-технологических мероприятий. Специалисты с большим производственным стажем, думаю, помнят, как тяжело давалось снижение себестоимости в доперестроечный период. Борьба шла не за проценты, за их доли. А тут сразу 25%!

Нереальность заданного параметра видна невооруженным глазом в организациях, работающих на импортном сырье и материалах. Расходы на их приобретение растут в рублях из-за девальвации. В результате производственные затраты растут по не зависящим от предприятия причинам, даже если его продукция экспортируется. О каком уменьшении себестоимости продукции в таком случае можно говорить?

В конечном итоге определяющим оценочным показателем для руководителей должна быть прибыль организации, а не себестоимость продукции. Тем более что эта категория сегодня в большей степени используется либо на этапе планирования – когда принимается решение о выпуске соответствующего продукта, либо при анализе отклонений фактической себестоимости от плановой – для принятия решений о целесообразности дальнейшего выпуска продукции либо принятия мер по сокращению затрат.

Возможно, единственно действенным механизмом снижения производственных затрат в настоящее время может стать уменьшение перекрестного субсидирования и тарифов на энергоресурсы для промышленных потребителей. Это, безусловно, значительный ресурс. Но его реализация потребует уменьшения расходов по тем направлениям, куда эти средства, получаемые в результате повышения цен для производителей, направлялись ранее. Впрочем, вряд ли таким путем удастся обеспечить столь существенное снижение себестоимости, как это предусмотрено Указом № 78.

Что касается объемов производства как фактора повышения массы прибыли организаций (если выпускаемая продукция рентабельна), то очевидно, что рост объемов должен быть объективно обусловлен спросом. К сожалению, в последнее время по ряду причин объемы производства не растут или же оборачиваются оседанием продукции на складах, что только усугубляет сложное экономическое положение предприятий.

ЕСЛИ финансовые результаты, как предусмотрено Указом № 78, становятся главными критериями успеха, то надо быть уверенными, что действующая в Беларуси система бухгалтерского учета обеспечивает их достоверность. Но она не справляется с такой задачей.

Не секрет, что многие из отечественных предприятий едва сводят концы с концами. Об этом свидетельствует и статистика. Растет дебиторская и кредиторская задолженность, падает рентабельность. Что делают в таких случаях предприятия, прежде всего государственные, деятельность которых находится под постоянным контролем собственника? Для того чтобы выглядеть более-менее эффективными, они на законных основаниях используют все возможные механизмы, позволяющие приукрасить свои финансовые результаты, благо, их достаточно.

Так, постановлением Совмина от 9.02.2016 № 110 организациям позволено в 2016 г. не начислять амортизацию по всем или отдельным объектам основных средств и нематериальных активов. При этом нормативные сроки службы и сроки полезного использования таких объектов продлеваются на срок, равный периоду, в котором не производилось начисление амортизации. Аналогичная возможность была и в 2015 г. При этом теперь, в отличие от прошлого года, организации государственной формы собственности или с долей государства в уставном фонде должны согласовывать решение о неначислении амортизации с органами госуправления, предоставив экономическое обоснование.

Разумеется, таким путем можно снизить затраты. Но не за счет реальных мероприятий, а благодаря бухгалтерской уловке, специально допускаемой законодательством при полном игнорировании экономических законов и базовых принципов бухучета.

ЧИСТУЮ прибыль предприятия могут существенно «улучшить» благодаря специфике отечественных правил бухучета валютных операций. Так, в соответствии с Указом от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств» субъектам хозяйствования разрешено суммы курсовых разниц, образовавшиеся с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г. по операциям, связанным с вложениями в объекты незавершенного строительства и основных средств, относить в конечном итоге на увеличение стоимости долгосрочных активов. Это противоречит международным подходам, в соответствии с которыми расходы, понесенные после ввода объектов в эксплуатацию, в т.ч. обусловленные изменением курса валюты, должны списываться на финансовые результаты. Кроме того, курсовые разницы, образовавшиеся в январе и августе 2015 г. по операциям, не связанным с внеоборотными активами, разрешено относить на доходы (расходы) будущих периодов с последующим их списанием на финансовые результаты в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31.12.2016 г.

Указанные нормы позволяют руководителям по своему усмотрению манипулировать прибылью организации. Например, «придержать» списание курсовых разниц, учитывая их в составе будущих расходов, до 31.12.2016 г.

Как видим, у субъектов хозяйствования имеются определенные возможности манипулировать своими финансовыми результатами, причем это прямо допускается законодательством. Но разве от того, что мы спрячем затраты, отложим их списание на будущее, решается задача повышения эффективности производства? Очевидно, что нет. К сожалению, система бухучета в Беларуси не может адекватно отобразить результаты работы хозяйствующих субъектов – их реальные затраты и прибыль, в т.ч. чистую, т.е. не обеспечивается достоверность финансовых результатов организаций. Это происходит не потому, что плоха система бухучета, а потому, что она используется как инструмент решения сиюминутных ведомственных и личных задач. Разве виноват топор в том, что он использовался не для рубки дров, а для убийства?

Так и бухучет – его эффективность зависит от того, в чьих руках она окажется, и каким целям служит.