$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Революции роста в 17-м году не будет, считает Всемирный банк

03.05.2016

Белорусская экономика возобновит рост только в 2018 году, сообщает Всемирный банк в своем апрельском прогнозе. К столь пессимистической оценке подталкивают неудачные итоги I квартала, нерешенные внутренние проблемы и риски внешней среды.

 

Напомним, вместо запланированного правительством спада на 1,1%, в январе–марте ВВП республики сократился на 3,6%. Поэтому ВБ идет в своем прогнозе «от достигнутого». Если в октябре считался возможным спад белорусской экономики в 2016 г. до –0,5% и рост в 2017 г. на 1%, то теперь ожидается, что в текущем году спад составит –3% и –1% – в следующем. Рост, по мнению ВБ, начнется только в 2018 г. и составит всего 0,3%.

Столь же пессимистично выглядят прогнозы по инфляции: 14% – в текущем году, в 2017-м – 13% и в 2018-м – 11,5%. Дефицит счета текущих операций прогнозируется в среднем на уровне 3% ВВП в 2016–2017 гг. в сравнении с 5,2% в 2014–2015 гг.

Экономист Всемирного банка Кирилл Гайдук на брифинге в Минске отметил противоречивые итоги прошлого года: впервые за 20 лет экономика Беларуси упала на 3,9%. Экспорт резко снизился, произошло ослабление национальной валюты, что, впрочем, способствовало поддержанию балансов внешних счетов. Удвоилась зарегистрированная безра­ботица, хотя массовых увольнений не наблюдается. Снижение зарплат оказало лишь «сде­ржанное влияние» на уровень бедности, отчасти благодаря росту расходов на адресную социальную помощь. По оценке ВБ, уровень бедности (5 USD в день по паритету покупательной способности) у нас в прошлом году составлял 0,36%, а в ближайшие 3 года будет держаться в диапазоне 0,37–0,38%.

Отметил К.Гайдук и острую потребность во внешнем финансировании: только на погашение государственного долга республике в нынешнем году нужно 3,3 млрд. USD. По мнению специалиста, это неиз­бежно требует новых заим­ствований, в т.ч. МВФ и Евразийского фонда стабилизации и развития.

Спад белорусской экономики, по оценке ВБ, продолжится из-за слабой внешней среды и внутренних структурных проб­лем. Основные риски – слабое восстановление на внешних рынках, в первую очередь, в России. Поэтому ВБ ожидает, что белорусский экспорт в текущем году сократится еще на 21,9%, в 2017-м – на 2,9%, а в 2018-м – на 1,6%, тогда как импорт снизится в 2016 г. и 2017 г. на 12 и 7% соответственно, а в 2018 г. вырастет на 1,3%.

Какой сектор правый

Для адаптации к внеш­ним шокам может потребоваться дальнейшее ужесточение денежно-кредитной и бюджетно- налоговой политики, считают в ВБ. Ограниченный доступ к внешнему финансированию и рост убытков госпредприятий сужают пространство для реализации контрциклической политики. Эти проблемы будут негативно сказываться на процессе создания рабочих мест и перехода на них работников, в то время как действующие пособия по безработице чрезвычайно малы, а планы правительства по их увеличению пока неясны.

Экономический рост можно стимулировать за счет реформ, реализуемых в надлежащем порядке при поддержке со стороны международных партнеров и инвесторов, напоминает ВБ. Реструктуризация сектора гос­предприятий крайне важна для сокращения вызывающего перекосы вмешательства государства и повышения эффективности их работы. Госпредприятиям следует перейти от доводимых до них количественных целевых показателей и показателей занятости к показателям производительности и рен­табельности, что дол­жно сопровождаться усилением самостоятельности их менеджмента за счет формирования надлежащих механизмов кор­поративного уп­равления.

Меры политики, создающие более благоприятные условия для развития ча­стного сектора, могут обе­спечить раскрытие потенциала роста производительности и занятости. ВБ рекомендует смягчать негативные последствия мас­штабных преобразований. Сокращение гос­про­грамм директивного кредитования и реструктуризация предприятий, скорее всего, приведет к сокращению штатов в краткосрочном периоде, в связи с чем представляется важ­ным пересмотреть действующую систему пособий по безработице. Более того, относительно малообеспеченным домашним хозяйствам потребуется дополнительная социальная помощь, чтобы справиться с ростом тарифов на жилищно-коммунальные услуги, однако соответствующие механизмы этой поддержки еще предстоит определить и вне­дрить.

Поймать волну

Новый прогноз ВБ в большей степени отражает сложившиеся в I квартале т.г. реалии. Если внутренние структурные про­блемы вряд ли удастся радикально решить, то внешняя среда уже стремительно меняется. В частности, сам же Всемирный банк повысил на прошлой неделе прогноз цены на нефть в 2016 г. с 37 до 41 USD/барр., говорится на сайте этой финансовой организации. Повышение прогнозной цены на 2016 г. она связывает с ожиданиями снижения переизбытка нефти на рынке. При этом главный экономист ВБ Джон Баффес заметил, что «цены на энергоносители могут упасть еще ниже, если страны ОПЕК значительно увеличат производство, а производство стран, не являющихся членами ОПЕК, не упадет, как ожидается».

Однако пока цены на нефть, напротив, выросли. Цена июньского фьючерса на нефть Brent на лондонской бирже ICE Futures 29 апреля составила 48,09 USD/барр., а на нефть WTI в ходе торгов на Нью-йоркской товарной бирже (NYMEX) – 46 USD. Всего же за апрель рост цен на нефть составил почти 20%.

Но эта динамика не гарантирует восстановления благополучия на традиционных рынках сбыта белорусских товаров, в т.ч. в России. Здесь оценки выглядят весьма противоречиво. В Минэкономразвития РФ полагают, что российская экономика летом пройдет нижнюю точку и во II полугодии т.г. начнется подъем, что обеспечит по итогам года не более 0,2% снижения.

Отклонение от такого сценария – один из основных рисков и для белорусской экономики, поскольку запланированная диверсификация экспорта – процесс долгий. Тем не менее Президент Александр Лукашенко 26 апреля во время рабочей поездки по Ельскому району Гомельской области заявил, что надеется на возобновления роста. «Мы будем планировать исходя из наших возможностей. В том, что мы можем прилично добавить, нет никаких сомнений. Залог этого – модернизация, которую мы провели», – сказал глава государства. По его мнению, «с учетом волнообразного развития мировой экономики на смену кризисным явлениям обязательно придет рост. Это еще больше усилит наши возможности. Потому что должны дать отдачу модернизированные предприятия, а их – огромное количество».

Заметим, что волны развития могут иметь самую разную конфигурацию. Например, независимые экономисты в совместном оперативном мониторинге РАНХиГС, ВАВТ и Института Гайдара высказаои мнение, что выход из кризиса необязательно предполагает переход к росту. Вполне вероятным остается сценарий «вечной стагнации», пишет «КоммерсантЪ». Пока из 6 укрупненных отраслей лишь в добывающей промышленности РФ наблюдается медленный рост. В обрабатывающей промышленности (кроме пищевой, текстильной, металлургии и некоторых сегментов машиностроения), розничной и оптовой торговле основной тренд – стагнация при стабилизации внутреннего спроса, а в транспорте и строительстве – уверенный спад. Аналитики считают, что восстановительный рост в отдельных отраслях обеспечен в основном положительным эффектом от нескольких раундов девальвации. Если этот эффект краткосрочен (что вполне возможно), со II–III кварталов 2016 г. стагнация в экономике РФ вместо ожидаемого медленного роста или, напротив, нового спада практически неизбежна, и причин для того, чтобы она не была «вечной», при текущих ценах на нефть, в сущности, нет.

Автор публикации: Кирилл ПРУДНИКОВ