$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

РЕСУРС СТАБИЛЬНОСТИ©

07.08.2015

и резерв уверенности

После очередных потрясений бизнес ждет не столько кардинальных улучшений, сколько стабильности. Поэтому заверения властей, что в ближайшем будущем резких изменений не предвидится, можно считать самым позитивным фактором для делового климата страны. С этой точки зрения пресс-конференция председателя правления Нацбанка Павла Каллаура прошла весьма успешно.

Судя по ответам главы Нацбанка, ситуация во всех сегментах финансового рынка страны не дает оснований для волнений. В частности, П.Каллаур спокойно относится к оттоку рублевых вкладов населения, который наблюдается в летние месяцы. Действительно, в июне рублевые вклады населения в коммерческих банках сократились на 750,3 млрд. Br, а в июле — на 609,2 млрд. Но это вполне соответствует прогнозной динамике монетарных агрегатов и было ожидаемым, отметил П.Каллаур. Никаких возражений по этому поводу у регулятора нет: «У нас очень либеральная политика на депозитном рынке. Население научилось реагировать на сезонность, характерную для процентных ставок». Но Нацбанк не намерен повышать их из-за оттока вкладов. «Мы спокойно относимся к тому, что часть населения будет предпочитать перекладывать свои депозиты из одной валюты в другую, — заверил глава Нацбанка. — Это добрая воля конкретных людей. Я надеюсь, придут времена, когда таких явлений мы наблюдать не будем».

ГОРАЗДО меньше терпимости регулятор намерен проявлять к попыткам банков взимать разного рода комиссии за оказание сопутствующих услуг по кредитам и уплаты бонусов по депозитам. «Подобная модель ведения бизнеса, на наш взгляд, является недопустимой, — сообщил П.Каллаур. — Мы предупредили банки, что в случае выявления подобных фактов будут проводиться тематические проверки». Уровень процентных ставок по кредитам с начала года снижался, но пока медленно. Поэтому Нацбанк принял ряд мер, стимулирующих ускорение этого процесса. Результаты должны проявиться в ближайшее время.

А вот на повсеместную господдержку предприятиям рассчитывать не стоит. «Надо понимать, что возможности государства ограничены, с другой стороны, необходимо самостоятельно изыскивать выход из сложившейся ситуации», — сказал П.Каллаур. По его мнению, возможности предприятий, в частности, связаны с их реструктуризацией в части снижения издержек и оптимизации бизнес-процессов.

ПО ОЦЕНКЕ Нацбанка, в июле инфляция в Беларуси составила 0,5–0,7%, а по итогам января–июля — 7,9–8,1%. Это стало возможным благодаря сдерживанию объема денежного предложения. В т.г. Нацбанк прогнозирует инфляцию на уровне 16%, в 2016-м — 12%, а в среднесрочной перспективе надеется «опустить» ее до однозначной величины. По мнению П.Каллаура, 5-процентная инфляция в 2020 г. вполне реальна — почему бы не превзойти минимум 2006 г., когда индекс потребительских цен составил всего 106,6%. Правда, потом «изменение парадигмы экономической политики и внешние факторы» привели к росту инфляции, но хочется надеяться, что это не повторится.

Возможно, Нацбанк приложит для этого все усилия, но кто поручится, что их хватит, если у властей опять появится желание любой ценой поднять зарплату и стимулировать рост экономики с помощью печатного станка.

ПОКА средства приходится искать за рубежом, в т.ч. вести переговоры с МВФ, причем не о программе stand-by, а о механизме расширенного кредитования, созданного специально для решения долгосрочных проблем с платежным балансом. Условием получения кредита здесь являются соответствующие макроэкономические изменения, направленные на устойчивость платежного баланса страны, скажем, поддержание его дефицита «на равновесном уровне, примерно в 2–2,5% от ВВП». Программа сотрудничества с МВФ предполагает направление ресурсов на пополнение золотовалютных резервов, обеспечение большей макроэкономической стабильности. Речь может идти о кредите на сумму до 3 млрд. USD. Впрочем, конкретная сумма будет зависеть от того, как эксперты МВФ оценят разрыв платежного баланса, вероятно, в диапазоне от 2 до 3 млрд. USD. Этот и многие другие вопросы белорусской делегации предстоит обсудить в октябре на годовом собрании фонда.

«У нас нет с МВФ принципиальных расхождений по действиям, которые мы должны совершать ближайшие 5 лет, — заверил глава Нацбанка. — Есть лишь некоторые разногласия по скорости определенных действий, принимая во внимание их чувствительность».

К сожалению, разное понимание скорости преобразований может стать ключевым. По мнению МВФ, успех реформ во многом определяется их скоростью. Белорусские власти в прошлом не раз «забалтывали» обещанные мероприятия, а затем отказывались от них в связи с изменением обстоятельств. Неудивительно, что специалисты фонда теперь требуют твердых гарантий, прежде чем давать деньги.

Другим источником средств может стать кредит Евразийского фонда стабилизации и развития. Впрочем, здесь тоже много неясного. Не определена сумма — заявка первоначально была на 3 млрд. USD, но конкретные цифры зависят от целого ряда факторов, в т.ч. от возможностей фонда, а также от его прогнозной оценки платежного баланса нашей страны. В ходе переговоров с ЕФСР обсуждается матрица экономических мер, которых Беларусь должна придерживаться в случае реализации кредитной программы. Разногласий по монетарной и валютной политике нет, считает П.Каллаур: «определенные вопросы остаются в части того, чтобы лучше понять друг друга в отношении структурных реформ».

Впрочем, в самой Беларуси пока не определены окончательно пути экономической политики в 2016–2020 гг. Когда правительство и Нацбанк сами здесь разберутся, то и партнерам по переговорам смогут объяснить, «что мы намерены в этом направлении сделать».

ОЧЕВИДНО, что не намерены власти допускать очередную девальвацию. Для резких колебаний курса белорусского рубля оснований нет, заверил П. Каллаур, отвечая на вопрос о том, что будет с курсом национальной валюты после президентских выборов. «Я не понимаю, почему часто проводят какой-то водораздел: до и после выборов. — заявил он. — Мы рассматриваем ситуацию до конца года. У нас плавающий курс, который призван адекватно реагировать на вызовы. Понятно, что во многом этот курс зависит от внешней среды — цен на нефть, курсов наших соседей, спроса и предложения на внутреннем рынке». На нем в настоящее время есть сбалансированность, полагает П. Каллаур, и нет каких-то факторов, которые воздействовали бы на курс белорусского рубля и существенным образом меняли его динамику. «Безусловно, мы ориентируемся на определенные прогнозы экспертов по курсу российского рубля. И наши оценки где-то совпадают с оценками ведущих российских экспертов, что в ближайшее время колебание российского рубля будет в пределах 55–65 RUB/USD. Это все то, что вписывалось в наши сценарии, которые прорабатывались в начале года. То есть ничего неожидаемого у нас или на рынке наших соседей, что могло бы спровоцировать резкие значимые отклонения курса, ничего такого не происходит».

В дальнейшем курсообразование в Беларуси будет свободным, а динамика курса будет реагировать на внешние вызовы, пообещал глава Нацбанка. «Но мы не ожидаем каких-то значимых факторов, которые оказали бы существенное влияние на изменение курса».

Будем надеяться, что эти факторы не появятся. Пока Нацбанк ограничил свое влияние на формирование курса, доверяя рыночным механизмам. Однако, если колебания цен на нефть и другие обстоятельства слишком сильно раскачают российский рубль, то придется принимать экстренные меры — как бы ни был в теории прогрессивен плавающий курс. Но возможности для вмешательства у регулятора ограничены — золотовалютные резервы и экспорт упорно не желают расти. Поэтому вся надежда на внешние и внутренние заимствования.

Кирилл ПРУДНИКОВ


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях