$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

РЕМОНТ ФИНАНСОВЫХ КОРИДОРОВ:©

08.05.2015

как зафиксировать курс и ограничить проценты

На пресс-конференции во вторник Председатель Правления Национального банка Павел КАЛЛАУР подробно и откровенно рассказал о ситуации в банковской системе, изменениях, происходящих и планируемых в денежно-кредитной политике государства.

Разбор валютных

полетов

Давая оценку событиям декабря 2014 — января 2015 гг., Павел Каллаур признался, что не любит термин «девальвация». Но если уж кто-то хочет его использовать, то нужно понимать, что девальвация национальной валюты — это инструмент макроэкономических корректировок при определенных, сложившихся обстоятельствах. «Если курс был фиксированный, либо проводилась политика, максимально близкая к фиксированному курсу, то, конечно, справедливо говорить о девальвации, — объяснил глава Нацбанка. — Такой инструмент корректировки не то, что имеет право на жизнь, он активно используется при необходимости. Крайне неприятный инструмент. Поэтому лично я предпочитаю политику более гибкого обменного курса, когда есть возможность реагировать на различные внешние шоки через спрос и предложение. В наших условиях — это наиболее приемлемая политика». Но с точки зрения выстраивания бизнеса и предсказуемости курса, самой правильной П. Каллаур считает политику фиксированного валютного курса. Но, к сожалению, она «не для нашей экономики и не в нынешнем ее состоянии» — для этого должны быть соответствующие макроэкономические условия.

В начале этого года Национальный банк стал проводить политику привязки обменного курса белорусского рубля к курсам валют. Поскольку валютная корзина была скорректирована 8 января, то при анализе снижения курса белорусского рубля с начала года более корректно определять его по отношению именно к этой дате, полагает Павел Каллаур.

Таким образом, снижение курса белорусского рубля на 1 мая по отношению к скорректированной корзине валют на 8 января составило 10,2%. При этом Председатель Правления Национального банка констатировал, что при сглаживании краткосрочных колебаний курсов золотовалютные резервы задействуются минимально, а на конец I квартала их использование было вообще «нулевым». По данным за 4 месяца, интервенции Нацбанка оказались положительными: регулятор покупал валюты больше, чем продавал. «Тем не менее, мы предполагаем, и наши намерения поддерживаются международными организациями, что в текущем году было бы правильно перейти на еще более гибкую политику обменного курса. Это политика непрерывного двойного аукциона», — объяснил П.Каллаур.

При биржевой торговле в форме непрерывного двойного аукциона участники торгов могут видеть, кто и сколько валюты планирует продать или купить, что позволяет принимать решения о сделках на основании имеющейся информации. Как полагает П.Каллаур, такой режим торгов, появление которого запланировано на 1 июня, сделает политику регулятора более прозрачной и повысит доверие к ней. Остается, чтобы к новой курсовой политике адаптировались все участники рынка, включая население, предприятия, банки и прочие финансовые институты.

Клуб долговых

интересов

Чтобы решить проблему расчетов по кредитам, правительство и Нацбанк создали своеобразный «клуб кредиторов». Было отобрано 106 крупнейших заемщиков, представляющих значимые отрасли экономики и имеющих преимущественно валютные кредиты, чтобы выяснить, способны ли они своевременно гасить свои долги. На эти предприятия приходилось 10 млрд. USD, или 60% всей задолженности в иностранной валюте, реального сектора перед банковской системой, причем половина этого долга должна быть погашена в текущем году. Именно эта «валютная сотня» сформировала, по словам П.Каллаура, «очень серьезные системные риски для экономики».

Нацбанк и правительство сформировали межведомственную группу, где со всеми этими предприятиями проводилась работа «на предмет того, в каком экономическом состоянии они находятся, каковы у них рынки, как формируются денежные потоки». Результатом работы должно было стать содействие предприятиям в обслуживании валютных кредитов, пояснил Каллаур. Практика показала, что большинство предприятий при определенном пролонгировании задолженности в состоянии обслуживать свои долговые обязательства, отметил он. Около 12% задолженности, которая должна быть погашена в текущем году, рефинансировано на более длительные сроки, что позволило предприятиям снизить нагрузку на оборотный капитал. «Часть предприятий, к сожалению, без определенных мер со стороны и правительства, и самих предприятий не в состоянии обслуживать денежные потоки, — признал П.Каллаур. — По ним проводится индивидуальная работа, есть целый комплекс мер, разработанный правительством».

Что касается внешнего долга, то здесь не все так грустно, как казалось. По мнению П. Каллаура, с учетом текущих обстоятельств Беларуси необходима гораздо меньшая сумма новых заимствований, при том, что страна справится с обслуживанием внешнего долга, включая погашение евробондов на 1 млрд. USD в конце июля, без внешней помощи. Тем не менее в настоящее время идут переговоры «в начальной стадии» с АКФ ЕврАзЭС о новой страновой программе. Окончательное решение по сумме кредита будет приниматься исходя из возможностей фонда и потребностей Беларуси. При этом главной целью получения нового кредита является поддержание объема ЗВР и внутреннего спроса, что важно на фоне снижения ВВП.

Дополнительным источником может стать продажа 25% акций «Белинвестбанка» Европейскому банку реконструкции и развития, а также дополнительного пакета — стратегическому инвестору. О возможности такой сделки говорилось уже давно. Как сообщил П.Каллаур, соответствующий меморандум может быть подписан 14–15 мая на очередном заседании ЕБРР.

Гоняться

за дешевизной

«На текущий год денежно-кредитную политику для достижения целевого показателя по инфляции мы определили как монетарное таргетирование, — объяснил председатель Нацбанка. — Это обусловлено тем, что в обязательном порядке должны быть промежуточные ориентиры. К сожалению, процентный канал реализации нашей денежно-кредитной политики не очень хорошо работает. И нужны были другие подходы – в частности, контроль эмиссии. Если говорить профессионально, то это контроль широкой денежной массы, который обеспечивается через прогнозирование денежной базы». По базовому сценарию прирост широкой денежной массы в 2015 г. не должен превысить 30%. Если взять фиксированный курс, то не более 10%. Это предполагает достаточно жесткие ограничения в части эмиссии, но не означает, что экономика не получит необходимых денежных ресурсов для обеспечения своего развития.

Правда, дешевыми эти ресурсы станут еще не скоро. «Национальный банк не считает правильным существование достаточно высоких процентных ставок, — заявил П.Каллаур. — Такая политика оправдана для обеспечения макроэкономической стабилизации, но для дальнейшего развития экономики необходимо обеспечивать доступность кредитных средств. В том числе и с точки зрения процентных ставок. Но в то же время процентные ставки должны быть положительными в реальном выражении. Это всегда было целью деятельности Национального банка. Такая политика и в текущем году останется в арсенале».

Тем не менее, по словам главы белорусского регулятора, проводится планомерная работа по снижению процентных ставок. Темпы их снижения будут зависеть не только от темпов снижения инфляции, но и от снижения инфляционных и девальвационных ожиданий и внешних факторов.

Сейчас Нацбанк прогнозирует, что ставка рефинансирования по итогам 2015 г. останется, скорее всего, на уровне, близком к нынешнему. «При проведении нашей политики мы используем не просто немного обновленные подходы, — объяснил П. Каллаур. — Уровень ставки в прогнозах 15-16% — это нецелесообразно. Мы должны крайне взвешенно подходить к денежно-кредитной политике. Приоритет — снижению инфляции. Среднегодовой уровень учетной ставки колеблется от 23 до 25% годовых. Она должна снижаться. Но когда и как быстро — зависит от макроэкономической ситуации».

При выработке подходов Нацбанк исходил из того, что монетарное таргетирование менее завязано на процентной политике. «Мы в мае будем использовать определенные новации, но ставка рефинансирования не является тем инструментом, которым мы будем регулировать денежно-кредитные показатели» — сказал глава Нацбанка.

Только после того, как инфляция в стране выйдет на однозначный уровень, можно рассчитывать на существенное удешевление кредитов, в т.ч. на приобретение жилья. На сегодня, по приблизительным расчетам в Беларуси, для того, чтобы взять кредит в 20 тыс. USD, нужно иметь зарплату около 20 млн. Br, причем половина этой суммы уйдет на обслуживание долга. Между тем, например, в польских банках ставки ипотечных кредитов составляют от 1,2 до 3,36% годовых. Но утешать журналистов П.Каллаур не стал. «Наверное, вас не очень удовлетворит мой ответ. Чтобы ставка по ипотечным кредитам была, как в Польше, нужна макроэкономическая стабильность, которая там обеспечена, причем в определенном периоде времени. У нас были потрясения и был период гиперинфляции в 2011 году, — напомнил глава Нацбанка. — Чтобы выйти на низкие ставки, надо выйти на однозначные цифры инфляции».

Впрочем, некоторые участники рынка имеют свое видение выживания и зарабатывания денег в сложившейся обстановке. Их поведение Павел Каллаур назвал недостаточно ответственным. «К сожалению, не всегда в той или иной ситуации мы наблюдаем адекватное поведение определенных банков. В первую очередь это касается розничных банков, — объяснил Председатель Правления Нацбанка. — У них такая бизнес-модель, завязанная на том, чтобы на рынке взять ресурсы по любой цене, по которой они могут взять. И точно так же по любой цене, порой используя не совсем прозрачные условия, прокредитовать».

К сожалению, население, несмотря на всю проводимую работу по финансовой грамотности, не всегда ведет себя ответственно с точки зрения реагирования на те или иные условия конкретного банка. «Мы бы хотели, чтобы условия, которые предлагают банки, были прозрачны непосредственно для потребителей кредитов, для потребителей финансовых услуг, — отметил П.Каллаур. — Обеспечивая прозрачность этих условий, хотелось бы помочь населению». Он предупредил, что, гоняясь за самыми высокими процентными ставками и наиболее выгодными условиями, доморощенные инвесторы не задумываются о том, что эти условия сопряжены с более высокими рисками. «Мы бы хотели населению и юридическим лицам давать дополнительные сигналы, которые заключались бы в том, что, если со стороны депозитов ставки выше рыночных, то надо понимать, что за ними стоят более высокие риски, — заявил глава Нацбанка. — И такой банк должен нести большую нагрузку в части формирования обязательных резервов».

Предупреждение дано вполне конкретное: банкам, которые поддерживают необоснованно высокие процентные ставки по депозитам и кредитам, придется пересмотреть свои походы, чтобы не отрываться от рынка. «Мы бы хотели, чтобы условия, которые предлагают банки, были прозрачными для клиентов, — отметил А.Каллаур. — Конкретному банку нет необходимости существенным образом отрываться от рынка при проведении депозитно-кредитной политики. Если он это делает, значит, у него есть проблемы, которые должны быть известны не только Нацбанку, но и общественности».

Чтобы стимулировать банки к выбору более взвешенной политики, регулятор намерен повысить отчисления в специальные резервы по кредитам и новым срочным вкладам в национальной валюте, процентная ставка которых выше, чем по постоянно доступным операциям Нацбанка в форме кредита овернайт с определенным коэффициентом. Тем, кто не внимет предупреждению, можно напомнить о судьбе «Дельта Банка». Его банкротство не обойдется без уголовных дел в отношении руководства за сокрытие информации и превышение служебных полномочий, рассказал Павел Каллаур. По его словам, введенная в марте временная администрация за первую неделю своей работы обнаружила факты отсутствия в отчетности банка обремененнных иностранных активов в части обеспечения по кредитам третьих лиц. 18 мая Верховный суд РБ рассмотрит дело об открытии судопроизводства по вопросу банкротства банка. Уже сейчас вкладчикам-физлицам возвращены 98% вкладов в белорусских рублях, 91% — в долларах США и 90% — в евро. Всего обработаны около 9 тыс. заявлений.

Регулируем все

В перспективе у Нацбанка появятся и другие заботы — к концу текущего года он может стать регулятором практически всех сегментов финансового рынка страны. Как сообщил Павел Каллаур, сейчас готовится проект решения, согласно которому функции регулятора сферы страхования и рынка ценных бумаг будут переданы от Министерства финансов к Нацбанку. Документ уже направлен для обсуждения в заинтересованные ведомства. «Мы готовы к выполнению этих функций, поскольку имеем опыт регулирования других финансовых институтов», — сказал председатель правления Нацбанка.

Подготовила

Анастастия ГРИГОРЬЕВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях