$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

РЕФОРМЫ ИЛИ ИНФЛЯЦИЯ: КТО КОГО©

18.10.2013

Ситуация в экономике Беларуси остается весьма непростой. С просьбой оценить возможные сценарии ее исправления мерами макроэкономического регулирования «ЭГ» обратилась к доктору экономических наук Александру ЛУЧЕНКУ.

Задолженность экономики РБ банковской сфере по состоянию на 1.09.2013 г. составила 238,2 трлн. Br и выросла по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 31,6%, тогда как ВВП в текущих ценах за тот же период увеличился на 17%. В результате на рубль прироста ВВП в августе 2013 г. приходилось 4,3 Br задолженности экономики по кредитам против 3,7 Br год назад (рис. 1 в печатной версии "ЭГ").

На рис. 1(в печатной версии "ЭГ") также видно, что по сравнению с началом 2011 г. доля кредитов на 1 рубль ВВП существенно уменьшилась. Однако это было вызвано не снижением темпов кредитования, а опережением прироста ВВП в текущих ценах над увеличением кредитования экономики.

В 2011 г. в результате девальвации в стране фактически изменился масштаб цен. Из рис. 1 и 2 (в печатной версии "ЭГ")  видно, что в текущих ценах ежемесячный абсолютный прирост ВВП значительно возрос, тогда как Нацбанк не увеличил темпы роста кредитования экономики. Таким образом, относительное снижение размеров кредитов на 1 Br прироста ВВП не означает повышения эффективности работы экономики РБ, а обусловлено достаточно жесткой денежно-кредитной политикой в условиях высоких темпов инфляции.

Для нормального функционирования экономики предложение денег должно увеличиваться примерно теми же темпами, какими растет предложение товаров. При недостаточно эффективной работе субъектов хозяйствования и накоплении сверхнормативных запасов потребность в кредитовании увеличивается. Это видно на рис. 3, где отражены тренды снижения объемов производства и возрастания кредитования обрабатывающей промышленности.

Отметим, что с начала 2012 г. задолженность по кредитам обрабатывающей промышленности выросла на 71,8%, сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства — на 69,8%, а строительства — всего на 11% (рис. 4 в печатной версии "ЭГ").

Прогнозируя сценарии дальнейшего развития экономики, можно предположить, что в случае необходимости увеличения объемов производства для выполнения прогнозных показателей реальному сектору потребуются дополнительные кредиты в размерах, превышающих увеличение объемов производства. Учитывая, что рентабельность реализованной продукции в промышленности снизилась с 17,3% за январь–июль 2012 г. до 10,4% за 7 месяцев т.г., а сельского хозяйства — с 20,3% до 9%, следует ожидать усиления давления групп влияния на правительство с целью предоставления именно льготных кредитов путем принятия соответствующих целевых программ.

С точки зрения классических либеральных подходов предоставление льготных кредитов малоэффективным предприятиям нецелесообразно. Однако, исходя из неоинституциональной методологии, надо учитывать всю совокупность экономических, социальных и политических факторов, действующих в белорусской институциональной среде. С учетом наличия групп влияния от каждой из отраслей, необходимости поддержания высокого уровня занятости населения при негибком рынке труда, достижения поставленных целей социально-экономического развития считаю наиболее вероятным сценарий увеличения кредитования ведущих отраслей экономики, в т. ч. за счет выделения льготных кредитов.

При этом увеличение льготных кредитов неизбежно усилит нагрузку на бюджет и может привести к корректировке его структуры. По данным Минфина, запланированные для льготирования процентные ставки ассигнования в размере 2,2 трлн. Br освоены уже в I полугодии 2013 г. Дополнительно до конца года на компенсацию ставок потребуется еще 4,5 трлн., а всего за год — примерно 6,7 трлн. Br.

Ряд статей бюджета уже перераспределен, в т.ч. уменьшены бюджетные расходы на науку. Из года в год сокращается удельный вес расходов на социальную сферу, что следует рассматривать как неблагоприятную тенденцию. Так, удельный вес расходов на социальную сферу в общих расходах консолидированного бюджета в 2007 г. составлял 50,4%, а в 2012 г. — 41%. Доля таких расходов в ВВП в 2007 г. — 24,7%, а в 2012 г. более чем в 2 раза ниже — 12,2%.

В создавшейся ситуации предпочтительным вариантом явилось бы технологическое реформирование реального сектора экономики, но этот сценарий может быть реализован только за длительный период времени. При этом, во-первых, иностранные инвесторы (в т.ч. китайские) принесут нам технологии только для увеличения собственных доходов, соглашаясь в основном на выплату белорусской стороне ренты за выгодное местоположение и относительно дешевую рабочую силу. Во-вторых, развитыми странами приняты меры по ограничению передачи «догоняющим» странам наиболее передовых научно-технических разработок. Поэтому создавать их Беларуси придется в основном самостоятельно или в кооперации с другими «догоняющими» странами. Однако этому не способствует очевидная тенденция сокращения финансирования научно-исследовательских работ.

Ограниченные возможности оперативной технической модернизации экономики, нецелесообразность перераспределения средств государственного бюджета в ущерб социальным и научно-техническим программам делает наиболее реальным сценарий решения проблем монетарными методами, в т. ч. путем увеличения рублевой денежной массы более высокими темпами по сравнению с товарным предложением. Это вызовет ускорение реальной инфляции, поэтому предлагаемая Нацбанком на 2014 г. политика таргетирования инфляции выглядит не очень актуальной. Однако следует признать, что наряду с привлечением иностранных инвестиций и кредитов дополнительное кредитование нефинансового сектора экономики при относительно умеренных темпах реальной инфляции (до 25–30% в год) может стать достаточно важным источником поддержания реального сектора, формирования доходной части бюджета и реализации социальных программ.

Таким образом, альтернатива сейчас такова: реформирование нефинансового сектора экономики с санацией убыточных предприятий, деятельность которых не влияет на экономическую безопасность страны, или возможность дополнительной денежной эмиссии с отказом от политики таргетирования инфляции.