$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

РАЗВЕНЧАНИЕ РУБЛЯ

22.04.2011

К нынешним проблемам на валютном рынке Беларусь шла по меньшей мере последние 10 лет, поддерживая искусственный завышенный курс национальной валюты. В результате сейчас рыночная стоимость белорусского рубля оказалась примерно на 20—30% ниже официальной — в этих пределах следует ожидать и его девальвации. Такое мнение в интервью «ЭГ» высказал экс-министр экономики, председатель Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. М.Кунявского Георгий БАДЕЙ.

— Трудно дать однозначную оценку последним решениям Нацбанка, в т.ч. по легализации двойственного курса национальной валюты, но очевидно, что принимаемые шаги давно назрели. Как долго протянется двойственность курса — это другой вопрос. Однако если рассматривать ее как движение к либерализации рынка, то все сделано правильно.

— Либерализация в данном случае подразумевает девальвацию белорусского рубля…

— Она уже произошла де-факто. Иное дело, что ее еще не признали официально. Раз нет валюты в стране и нечем больше поддерживать официальный курс, значит, приходится рубль девальвировать. Больно, тяжело для населения, для всех — но другого пути нет, приходится чем-то жертвовать.

— Посмотришь на национальную статистику — с начала года резко в рост пошла и выручка предприятий, в т.ч. валютная, и прибыль. А давление на валютный рынок не ослабевает. Почему?

— За январь–февраль 2011 г. отрицательное сальдо торговли товарами и услугами составило более 1,5 млрд. USD. Вот валюты и нет. Скажу больше, за прошлую пятилетку отрицательное сальдо суммарно достигло примерно 30 млрд. USD. Давайте также сопоставим, как изменялся курс белорусского рубля и инфляция. С 2006-го по 2010 г. потребительские цены выросли на 63,8%, а курс белорусского рубля снизился на 40%. Если отталкиваться от диспропорции в этой динамике, то за 10 лет мы завысили реальный курс национальной валюты к доллару США более чем на 30%.

— Каким же, по вашей оценке, должен быть реальный курс белорусского рубля?

— Полагаю, что минимальная девальвация должна быть проведена исходя из отношения отрицательного торгового сальдо к объему экспорта. В прошлом году такое соотношение составило 27%. Следовательно, рубль необходимо девальвировать на 20–30%.

— Нынешние проблемы с курсом представляются вторичными по сравнению с первичными перекосами в макроэкономической политике. Страна сохранила практически первозданную советскую структуру промышленности с ее чрезмерной импортоемкостью, не получил должного развития сектор услуг. Может, внимание следует переключить с валютного рынка на структурную перестройку белорусской экономики?

— Структурные преобразования экономики, безусловно, необходимы. При этом я бы не называл монетарную политику вторичным фактором. На мой взгляд, она первична. Длительное поддержание курса рубля привело к тому, что заниматься импортом оказалось выгоднее, чем экспортом. Не помогли даже многочисленные тарифные и нетарифные барьеры, воздвигаемые государством перед иностранными товарами. А вот лозунга «Давайте увеличим экспорт!» оказалось недостаточно для выравнивания дисбалансов во внешней торговле. Экспорт должен стимулироваться, в т.ч. ослаблением национальной валюты. Посмотрите, как весь мир уговаривает китайцев, чтобы они пересмотрели свою политику к юаню и укрепили его. Благодаря низкому курсу юаня китайские товары получили дополнительную конкурентоспособность и завоевали рынки планеты. И если Китай в последнее время под нажимом США и других стран очень неохотно позволил юаню подрасти, то мы без всяких уговоров сами укрепляли свою валюту.

— Как девальвация, по вашим оценкам, повлияет на инфляционные процессы в нашей стране?

— Безусловно, это ускорит инфляцию. В себестоимости белорусского продукта на импорт в целом приходится порядка 40%. Соответственно, если девальвация произойдет, к примеру, на 50%, цены на внутреннем рынке добавят около 15–20%. И от этого никуда не денешься.

— Есть и второй конец девальвационной «палки» — нам сложнее будет отдавать долги иностранным кредиторам. Есть ли резон после девальвации брать новые кредиты у той же России?

— Без новых долгов мы обойтись не сможем. Девальвация ведь не приведет к решению всех проблем в одночасье, отрицательное сальдо внешней торговли может и уменьшится, но положительным быстро не станет. Для покрытия этого дисбаланса необходимо будет искать ресурсы — или продавать «голубые фишки» белорусской экономики, к примеру, Белкалий, или брать новые кредиты. Так что если Россия предложит кредит под низкий процент, его надо брать. Следует продолжить работу и с международным финансовым рынком, размещая евробонды. Конечно, инвесторы, понимая всю сложность ситуации на нашем валютном рынке и ощущая ажиотажный спрос на ресурсы с нашей стороны, повышают их стоимость. Но тут мы сами виноваты, валютным рынком надо было заниматься раньше, чтобы не доводить его до такого состояния.

Обнадеживает то, что правительство наконец заговорило о сокращении бюджетных расходов, обещает сократить финансирование ряда госпрограмм, представляющих необоснованную поддержку отдельным отраслям и социальным слоям населения. В планах сократить объемы строительства льготируемого жилья. Вроде бы и хорошее дело делали, строя для нуждающихся, но надо жить по средствам. Нельзя предоставлять блага, не обеспеченные экономически.

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО