$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

РАЗОБРАТЬСЯ С ОФФШОРАМИ ПО-НАШЕМУ©

01.06.2012

Сегодня многие страны озабочены тем, как остановить утечку капиталов в оффшоры. Но различные соглашения и грозные резолюции не дают ожидаемого результата. Поэтому наши соседи обратили внимание на наиболее простой способ – ввести специальный налог на операции с компаниями из оффшорных юрисдикций, как это давно делается в Беларуси. На первый взгляд, можно гордиться тем, что наш опыт приобрел международное признание. Однако есть существенное отличие: помимо фискальной функции российские и украинские законодатели надеются придать новым налогам и «воспитательный» характер.

 

Напомним, что в соответствии с нормами главы 24 НК РБ белорусские субъекты хозяйствования обязаны уплачивать с сумм перечисления денежных средств или иных способов погашения обязательств нерезиденту, зарегистрированному в оффшорной зоне, иному лицу по обязательству перед этим нерезидентом или на счет, открытый в оффшорной зоне, налог по ставке 15%. При этом Указом Президента от 25.05.2006 № 353 определены 53 государства и территории, считающиеся оффшорами.

 

Теперь россияне намерены внести поправки в НК РФ, согласно которым прибыли оффшорных компаний, контролируемых из России, будут обложены специальным налогом. На этом, собственно, сходство заканчивается. Далее начинаются особенности. Во-первых, российские компании не смогут списывать в расходы для целей налогообложения выплаты в адрес фирм, зарегистрированных в странах, входящих в соответствующий список. Во-вторых, налогом будут облагаться любые выплаты, в т.ч. проценты по займам, которые у нас при исчислении оффшорного налога льготируются (подп. 1.3 ст. 233 НК РБ). Кроме того, если российская компания признает, что является бенефициаром оффшорной структуры, то ставка налога составит 9%, а если будет это отрицать, но налоговики докажут обратное, ставка повышается до 20%. Если же российская компания докажет, что уплачиваемые ею на территории оффшора сборы ниже российских не более чем в 2 раза, то налог можно будет не платить.

 

Чтобы обеспечить правовую базу для налоговой «охоты» на бенефициаров оффшоров подготовлены соответствующие изменения в Гражданский кодекс РФ. В частности, за сокрытие данных о бенефициарах оффшорная компания может быть признана в России недобросовестным выгодоприобретателем и должна будет вернуть все полученное по заключенным им сделкам.

 

Еще дальше намерены зайти украинские законодатели. Там собираются объявить плательщиками спецналога по ставке 12% как юридических, так и физических лиц — резидентов Украины, осуществляющих операции в пользу нерезидентов, зарегистрированных в оффшорных зонах, в денежной форме и при передаче имущественных прав. За счет нового налога украинцы собираются ежегодно пополнять Пенсионный фонд на 3 млрд. гривен. Правда, некоторые украинские эксперты считают, что более действенным инструментом для борьбы с оффшорами стало бы принятие закона о контролируемых иностранных компаниях, как в США, и обязать местные компании раскрывать информацию о конечных держателях акций, которые скрываются за оффшорами.

 

Наших соседей вдохновляет не только американский опыт. Скажем, в Дании доход от опосредованного владения иностранной компанией подлежит налогообложению, если он составляет более 10% годового дохода резидента-бенефициара. В ряде государств в состав налогооблагаемой прибыли включаются не все доходы, а только проценты, дивиденды, роялти, доходы от операций финансового лизинга.

 

Отметим, что и в России, и в Украине озабочены не только тем, как собрать побольше денег с операций, проводимых через «налоговые гавани», но и тем, чтобы обеспечить их прозрачность. При этом главная проблема — отсутствие соглашений с оффшорными юрисдикциями об обмене налоговой информацией (которых, кстати, не имеет и Беларусь). Чтобы как-то исправить ситуацию, в Украине предлагается разработать порядок установления прямой или опосредованной связи украинского резидента-бенефициара с контролируемой иностранной компанией. Но российский опыт показывает, что принять закон о раскрытии информации номинальными держателями акций, если они хотят получать дивиденды, весьма сложно, и проект этого закона был отклонен российскими законодателями.

 

В Беларуси оффшорный сбор занимает мизерную часть в доходах бюджета, хотя транзакций с компаниями из стран, перечисленных в Указе № 353, хватает. Но бенефициары этих сделок, кажется, мало интересуют наши финансовые и правоохранительные органы. Между тем смысл оффшоров не только в минимизации налогов. Они позволяют выводить за рубеж капитал, потом в случае необходимости возвращать его в страну для «отмывания», финансирования текущей и инвестиционной деятельности, «прикрывать» зарубежным статусом активы от конфискаций и иных неприятностей. Именно там скрывают свои нажитые в обход закона деньги многие тайные и «почти очевидные» богачи.

 

Впрочем, чтобы их не соблазняли райские условия экзотических оффшоров, лучшим стимулом был бы не налоговый «кнут», а комфортные и безопасные условия ведения бизнеса на родной земле. Тогда и потребности в серых или черных схемах с оффшорным участием не будет.

 

Александра АРТЕМОВА