$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

РАЗОБЛАЧЕНИЕ НЕДОБРОСОВЕСТНОСТИ

20.09.2011

До сих пор белорусские бизнесмены и менеджеры живут в постоянном страхе, что кто-либо из их контрагентов окажется фирмой-«однодневкой», занесенной в черный список контролирующих органов, сделка будет признана недействительной, что повлечет огромные штрафы, а быть может, и более неприятные последствия. При этом до сих пор не всегда понятно, чем руководствуются в таких случаях проверяющие, и как выяснить, что с какой-то компанией лучше не связываться. Исправить положение призван проект указа «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». В случае принятия этого документа бизнесу придется уделять больше внимания должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, оформлении и принятии первичных учетных документов.

Проект предусматривает создание Государственного реестра недобросовестных субъектов предпринимательской деятельности (далее — Реестр), попасть в который можно при наличии ряда обстоятельств.

Одно из них — получение выручки либо оплаты на банковские счета от осуществления предпринимательской деятельности и представление налоговых деклараций (расчетов), данные которых свидетельствуют об отсутствии такой деятельности, а также непредставление налоговых деклараций в течение 2 отчетных периодов подряд. Второе — если компания создана или использовалась для совершения преступлений, согласно вступившему в законную силу приговору суда. Третье — если на счета поступит более 10 000 базовых величин за месяц, а руководитель организации или ИП не располагает сведениями о фактических обстоятельствах осуществления ими деятельности, в т.ч. связанных с поступлением денег, или если фактически деятельностью субъекта руководят не уполномоченные в установленном порядке лица. Четвертое — если печать, бланки документов с определенной степенью защиты (видимо, прежде всего накладные) и инструменты по управлению банковскими счетами переданы не уполномоченным в установленном порядке лицам, а ИП, руководитель и учредитель организации не в курсе, где и как эти атрибуты используются. Таким образом, наличие «зицпредседателя» и прочих подставных лиц само по себе — улика.

Основанием для признания недобросовестным может быть совокупность признаков. Это — отсутствие по объявленному месту нахождения без информирования налоговых органов в 10-дневный срок о переезде, отсутствие в республике зарегистрированной в установленном порядке недвижимости либо права на нее, непредставление документов, запрашиваемых в установленном порядке налоговыми, таможенными, статистическими, правоохранительными и регистрирующими органами, КГК, Минфином и судами, а также неявка в эти органы ИП, руководителей или иных уполномоченных лиц по вызовам (приглашениям) без уважительных причин.

РЕЕСТР будет составляться МНС на основании информации перечисленных органов. Содержащиеся в нем сведения разместят на официальном сайте МНС в Интернете в свободном доступе. Остальные субъекты хозяйствования всегда смогут выяснить, не находится ли их контрагент в «черном списке» у государства. Следить за этим в наших же интересах. Ведь сотрудничество с таким лицом и ранее сулило немало неприятностей, которые еще более конкретизированы в проекте указа.

Так, стоимость товаров (работ, услуг), имущественных прав, приобретенных у недобросовестных субъектов предпринимательской деятельности, включенных в Реестр, не будут включаться в затраты, учитываемые при налогообложении, и учитываться при определении валового дохода, применяемого для целей исчисления налога по УСН. Суммы НДС, предъявленные в первичных учетных документах недобросовестными субъектами, не будут подлежать вычету и включаться в состав затрат и внереализационные расходы при налогообложении прибыли . Эти меры будут применяться также в случаях отсутствия фактической передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), имущественных прав при оформлении операций по их приобретению и продаже с недобросовестными субъектами. Кроме того, при реализации недобросовестным субъектам предпринимательской деятельности товаров (работ, услуг), имущественных прав полученные денежные средства в размере фактически полученных сумм и (или) иное имущество будут признаваться внереализационными доходами исходя из стоимости такого имущества, указанной в первичных учетных документах, но не менее стоимости цены (тарифа), указанной в первичных учетных документах, которыми оформлена передача этих объектов недобросовестному субъекту.

Объектом налогообложения также станет стоимость товаров (работ, услуг), имущественных прав, приобретенных или полученных в рамках договоров комиссии, поручения, подряда и т.п., заключенных с недобросовестным субъектом, причем без учета особенностей исчисления и уплаты налогов и сборов, установленных для комиссионеров, комитентов, заказчиков и подрядчиков.

ТАКИЕ налоговые последствия могут применяться также в случае использования первичного учетного документа, не имеющего юридической силы. Документ будет признаваться таковым в случае сбора контролирующим (надзорным) органом доказательств, опровергающих факт осуществления плательщиком отраженной в нем хозяйственной операции и (или) при наличии одного из обстоятельств, перечисленных в проекте. Это составление документа не по форме, утвержденной в установленном порядке, отсутствие предусмотренных законодательством обязательных сведений, оформление от имени незарегистрированного или ликвидированного юрлица или ИП, передача бланка документа с определенной степенью защиты его владельцем другому юрлицу или ИП, использовавшему его для оформления хозяйственной операции, либо использование похищенных (утерянных) бланков таких документов, наличие следов уничтожения части текста, и (или) оттисков поддельных печати или штампа, подписанные лицами, не имеющими на то полномочий, или содержащие подписи, не принадлежащие лицу, указанному в документе, а также содержащие сведения о хозяйственных операциях, которые фактически не совершались.

Любопытно, что до сих пор в отечественном законодательстве нет определения юридической значимости документа или наличия у него юридической силы, хотя эти два понятия весьма часто употребляются в контрольной и судебной практике. Авторы рассматриваемого проекта таких определений тоже не дают, предоставляя специалистам возможность самим догадываться о наличии у документа юридической силы методом исключения.

При налогообложении операций с недобросовестными субъектами определение налоговой базы и момента фактической реализации осуществляется исходя из сведений, указанных в первичных учетных (расчетных, платежных) документах, которыми оформлены хозяйственные и (или) финансовые операции. Однако это положение не применяется в случае установления иных фактических обстоятельств совершения таких хозяйственных и (или) финансовых операций. Таким образом, в отечественное законодательство де-факто вносится один из ключевых принципов современного бухучета: приоритет содержания над формой. Вопрос лишь в том, смогут ли ревизоры оторваться от привычной проверки «первички» и установить эти фактические обстоятельства.

Таким образом, попадание в реестр сулит субъекту хозяйствования множество неприятностей и бойкот партнеров. Чтобы избавиться от такого пятно можно будет обратиться в налоговые органы по месту постановки на учет с ходатайством об исключении из реестра, приложив документы об устранении нарушений законодательства, либо подать заявление о проведении проверки. В любом случае решение об исключении сведений о субъекте из реестра будет приниматься МНС по результатам проверки. Таким образом, у компании появляется шанс стать на путь исправления, не доводя дело до ликвидации — если, конечно, будет желание им воспользоваться.

БЕЛОРУССКОЕ налоговое законодательство не определяет сегодня понятия «добросовестности» плательщика, не проводит четкой границы между законной и незаконной минимизацией налогов. Не сделано это и в проекте, нормы которого могут при определенных обстоятельствах подменить общий принцип презумпции добросовестности, предполагающий, что любой субъект в гражданских, налоговых и иных правоотношениях действует добросовестно, пока не доказано обратное. Скорее всего, обстоятельства, перечисленные в проекте, характеры для теневых схем. Но устанавливать это должен суд. Впрочем, иные из них могут оказаться на поверку признаком разгильдяйства руководителя, не вникающего как следует в дела фирмы, или результатом умело поведенного допроса. Ведь подтвердить факт незнания о совершенных операциях могут только свидетельские показания. Наличие недвижимости, скажем, арендованного офиса — еще не гарантия благонадежности. Зато ЧУПы, зарегистрированные по домашнему адресу своих учредителей, автоматически попадут в разряд недобросовестных.

Зато в число обстоятельств недобросовестности не попали классические признаки «однодневок», способствующие реализации «серых» и «черных» схем уклонения от уплаты налогов: нахождение множества фирм по одному адресу, общие руководители и некоторые другие признаки аффилированности, применение трансфертного ценообразования и т.п. Главное достоинство проекта: у бизнеса появится гарантия, что его не привлекут к ответственности за порочащие связи «задним числом» — все названные в проекте санкции наступают только за сделки, заключенные после включения недобросовестного субъекта в реестр. Но, с другой стороны, поможет ли это навести порядок? Ведь «однодневка» потому так и называется, что знает, когда вовремя смыться…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях