$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Расписание на послезавтра,

20.05.2008

Само по себе желание купить предприятие или пакет его акций противозаконным назвать никак нельзя. Слияния и поглощения занимают весьма значительную часть мировых инвестиционных процессов. И даже «недружественные» поглощения, если они не сопровождаются противоправными действиями, — нормальный рыночный механизм, присущий экономикам всех развитых стран.

Но пока в отечественном законодательстве нет определения слияний и поглощений (ст.53 ГК тут не поможет), контроля, как его понимают в мировой практике. Нет также разграничения понятия «недружественных» и противоправных (рейдерских) поглощений. Да и в мире о последних нет единого мнения. Если признаки, методы и способы защиты давно вошли в учебники по корпоративному управлению, о них написаны сотни статей в зарубежных СМИ, то вопрос о самом этом понятии так и не решен. Ведь вариантов поглощений, законных, обходных и противоправных, существует множество.

Впрочем, получение контроля, т. е. полномочий на управление финансовой и операционной политикой организации таким образом, чтобы получать выгоды от ее деятельности, не обязательно связано с нарушением закона и коррупцией. А вот избежать конфликта интересов гораздо сложнее.

На протяжении долгих лет белорусы были ограждены от масштабной приватизации и передела собственности. Государство заботливо не допускало ни переход флагманов отечественной индустрии в частные руки, ни свободного распоряжения акциями приватизированных предприятий. Если же граждане хотели избавиться от доставшихся им на льготных условиях акций, то покупатель был один — государство. Порой оно же принимало «в подарок» или выкупало по номиналу такие акции, что было одним из главных условий оказания господдержки — в виде бюджетных дотаций или погашения долгов перед бюджетом. Выбора у акционеров особого не было, да и беспокоиться о нем тоже не стоило. У не имеющих свободного обращения акций нет рыночной цены, а более чем скромные дивиденды (если таковые вообще начисляются) серьезной добавки к семейному бюджету не сулят. Так что ценности подобные инвестиции в глазах их владельцев зачастую не имеют. Поэтому и передел собственности в пользу государства никому не придет в голову считать рейдерством.

К тому же многие наши граждане собственниками себя ощущать не привыкли. Их участие в собрании акционеров зачастую сводится к единодушному одобрению заранее подготовленного руководством АО решения. Понять его содержание и последствия, а уж тем более оценить финансовое положение предприятия и стоимость своих акций миноритарии чаще всего не в состоянии, да и желания (в связи с отсутствием стимулов) нет.

С постепенной отменой моратория на свободное обращение акций приватизированных предприятий процесс может пойти в другом направлении. Уже сегодня есть бизнесмены, хорошо представляющие, какой доход при умелом подходе могут дать белорусские предприятия. И они готовы заплатить за то, чтобы получить доступ к этим возможностям. Но если государство, вмешиваясь в экономику, озабочено социальными, политическими и множеством других приоритетов, то частного собственника интересует только один — собственная прибыль. Для достижения этой цели собственность должна использоваться эффективно. И если при этом придется перепрофилировать предприятие, сократить рабочие места или сменить администрацию — так тому и быть. Решать будет новый хозяин.

Чтобы приобрести у государства предприятия или их акции нужно выполнить целый ряд требований: представить инвестиционный проект и учредительные документы, подтвердить наличие и законность происхождения своих ресурсов, соблюдать условия конкурса или аукциона и, наконец, победить в нем. А уж чиновники решат, кто достоин владеть тем или иным предприятием. Чтобы выкупить акции у граждан, достаточно просто предложить им деньги. И если до сих пор запреты не давали скупить акции «за бутылку водки», то уже сегодня, а тем более после 1 января 2011 г. найдется много желающих избавиться от мертвого груза бездоходных или малодоходных акций за некоторое количество денежных знаков.

При этом продающую сторону мало будет интересовать, кто и зачем покупает акции. Но весьма вероятно, что акционеры столь же невнимательно отнесутся к условиям предлагаемых им сделок, как ныне к своему участию в управлении АО. И если по сравнению с нынешними дивидендами предлагаемые за акции суммы кажутся вполне приемлемыми, то они могут быть на самом деле весьма далеки от рыночных цен. К сожалению, в Программе развития рынка корпоративных ценных бумаг Республики Беларусь на 2008-2010 гг. не предусмотрены мероприятия по повышению финансовой грамотности населения, как это планируют делать россияне в своем аналогичном документе. Впрочем, механизмы слияний и поглощений нынешние и будущие с трудом осваивают даже профессионалы — юристы, аудиторы, оценщики, сертифицированные профучастники рынка ценных бумаг. Отсутствие практического опыта и пробелы в законодательстве в подобных вопросах могут сделать многие белорусские предприятия легкой мишенью для профессионалов, прошедших суровую школу «грабительской приватизации» и поглощений в соседних странах.

Правда, законодательство многих стран, в т.ч. и Беларуси, содержит нормы, направленные на обеспечение прозрачности таких процессов. Например, ст. 38 Закона «О ценных бумагах и фондовых биржах» обязывает любое лицо, намеревающееся купить более 50% акций с правом голоса, сделать предложение о скупке всех акций данного эмитента, обращенное ко всем акционерам, и сообщить об этом в орган по антимонопольной политике. Но намерение — понятие абстрактное. Если же речь идет о покупке 5 и более процентов акций, то сообщать об этом нужно уже после совершения сделки (ст.354 Закона). Но покупать можно и по 2-3%, не афишируя своих конечных целей.

Добавим также проблему получения и защиты информации. Ведь граница между транспарентностью и разглашением коммерческой тайны разглядеть порой столь же нелегко. С одной стороны, инвесторам нужны сведения об интересующих их объектах — без этого невозможно принимать взвешенные решения. Но, с другой стороны, в каком объеме и кому можно такие данные доверить, чтобы избежать нежелательных последствий? Например, в соответствии с подп.1.4 Указа Президента от 28.04.2008 № 277 юридические лица, являющиеся эмитентами акций, обязаны принимать меры по обеспечению защиты сведений, внесенных в реестр владельцев ценных бумаг. Эмитенты вправе предоставлять такие сведения только своим аудиторам, госорганам, юридическим или физическим лицам в случаях, предусмотренных законодательными актами РБ, в т.ч. судам (судьям) по делам, находящимся в их производстве, а также по исполнительным документам, прокурору или его заместителю, с санкции прокурора или его заместителя — органам дознания и предварительного следствия по находящимся в их производстве уголовным делам, Комитету госконтроля и его органам, налоговым органам, нотариусам — для совершения нотариальных действий, а также республиканскому органу госуправления, осуществляющему государственное регулирование рынка ценных бумаг. Достаточно ли этого, чтобы предотвратить утечку конфиденциальной деловой информации? И устоят ли лица, к ней допущенные, от соблазнов или угроз, если кому-то эта информация потребуется?

Незаконное использование, распространение, разглашение инсайдерской информации карается штрафами по статьям 11.57, 11.58 КоАП, а по статьям 226-1, 254 и 255 УК — еще более сурово. Но расплывчатость формулировок и широкий круг лиц, к такой информации допущенных, и современная техника весьма затрудняют выявление подобных нарушений.

А потому белорусским предприятиям и их нынешним владельцам, если они захотят быть разборчивыми в выборе новых инвесторов, собственников и партнеров, предстоит научиться самим следить за сохранностью своих тайн и акций. А значит, помимо решения технических и финансовых проблем, кому-то придется внимательно следить за настроениями всевозможных проверяющих и разговорами среди сотрудников и акционеров, публикациями о себе в СМИ и биржевыми котировками, отношением начальства и запросами в депозитарий или ЕГР, объявлениями о скупке акций и новыми лицами на собраниях акционеров. Любое из этих обстоятельств может быть признаком поглощения, требующим ответных шагов: встречной агитации акционеров, выкупа у них акций, чтобы консолидировать контрольный пакет, опровержений в СМИ, выявления утечки инсайдерской информации и т. п.

Если же воспрепятствовать продаже акций не удается, остается лишь оспаривать законность этой сделки в суде, добиваясь признания ее ничтожной в соответствии со ст.167 ГК. Но если сегодня такие иски довольно редки, то в ближайшем будущем их может появиться множество. И новых собственников тоже — хорошо бы законных и эффективных…

Леонид ФРИДКИН

Мнения участников конфликта и экспертов читайте в рубрике "ТОЧКА ЗРЕНИЯ" и на с.25-28 Информбанка № 39 "ЭГ" .