$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Пятилетка энергичной стратегии

29.08.2008

Вчера исполнилось 5 лет со дня принятия Энергетической стратегии России, утвержденной распоряжением правительства РФ от 28.08.2003 № 1234-р. Дата не круглая, но значимая. И как самим россиянам, так и их соседям впору оценить выполнение поставленных задач, роль и влияние этого документа на современный мир.

Энергетическая стратегия России на период до 2020 г. конкретизирует цели, задачи и основные направления долгосрочной энергетической политики государства на соответствующий период с учетом складывающейся внутренней и внешней ситуации в энергетическом секторе и его роли в обеспечении единства экономического пространства РФ, а также политического, макроэкономического и научно-технологического развития страны.

В разделе I Стратегии указано «Россия располагает значительными запасами энергетических ресурсов и мощным топливно-энергетическим комплексом, который является базой развития экономики, инструментом проведения внутренней и внешней политики. Роль страны на мировых энергетических рынках во многом определяет ее геополитическое влияние».

Приоритетами стратегии провозглашалось развитие топливно-энергетического комплекса. Механизмы реализации предполагались сугубо рыночные. Правда, с этим пунктом со временем образовалась заминка — россияне так и не решили вопрос монополизации газовых трубопроводов, а роль и доля собственности государства в нефтегазовом бизнесе только возросла.

Стратегия включает три варианта развития — умеренный, промежуточный и оптимистический. До сих пор судьба и мировая конъюнктура давали основания для оптимизма. Цены на энергоносители росли (превзойдя самые смелые прогнозы авторов Стратегии), а спрос и нестабильность в некоторых нефтедобывающих странах не давали им опускаться. Соответственно росли доходы российских компаний и их капитализация, а за ними — финансовая и политическая мощь России. Успехи в этих областях позволили отодвинуть на второй план некоторые задачи, упомянутые в Стратегии, вроде экономических реформ, кардинального изменения структуры экспорта, вступления в ВТО. Правда, в июле-августе нынешнего года цены на нефть несколько притормозили, а последние политические события существенно уменьшили курс акций на РТС. Но до 2020 г. еще далеко, и ситуация может измениться не раз.

Для соседей России, включая Беларусь, особый интерес представляет п. 7 главы 4 Стратегии, в котором речь идет о внешней энергетической политике. Ее целями были провозглашены укрепление позиции России на мировых энергетических рынках, максимально эффективная реализация экспортных возможностей российского ТЭК, рост конкурентоспособности его продукции и услуг на мировом рынке. Планировалось также установление недискриминационного режима внешнеэкономической деятельности в энергетическом секторе, доступность для российских энергокомпаний зарубежных энергетических и финансовых рынков, передовых энерготехнологий, а также содействие привлечению зарубежных инвестиций. Исходя из этих целей планировалось направить усилия на получение наибольшей выгоды для государства от внешнеэкономической деятельности с учетом оценки взаимосвязанных последствий политики в области экспорта, импорта и транзита, присутствия российских компаний на мировых рынках энергоресурсов и капитала.

Стратегически важным также было признано укрепление позиции России на мировых нефтяном и газовом рынках, с тем чтобы в ближайшие 20 лет максимально реализовать экспортные возможности ТЭК и внести вклад в обеспечение экономической безопасности страны, оставаясь стабильным и надежным партнером для европейских государств и всего мирового сообщества. Новым фактором в период до 2020 г. должно стать участие России как крупного поставщика энергоресурсов в обеспечении международной энергобезопасности. Впрочем, эти перспективы иные страны пока оценивают как несколько обременительную энергозависимость от самого крупного своего поставщика, которую неплохо бы уменьшить.

Далее, документ гласит, что стратегические интересы России обусловливают необходимость формирования единой энергетической и энерготранспортной инфраструктуры в сопредельных регионах Европы и Азии, развития международных энерготранспортных систем и обеспечения недискриминационного транзита энергоносителей. В этих целях государство будет поощрять участие российских акционерных обществ и компаний в разработке и реализации крупномасштабных международных проектов транспорта газа, нефти и электроэнергии как в западном, так и в восточном направлениях. В этом направлении определенные успехи налицо — особенно по части установления контроля над трубопроводами в СНГ. И покупка Белтрансгаза — яркое тому свидетельство.

В Стратегии отмечается, что «глобальный характер энергетических проблем и все большая их политизация, а также влиятельное положение ТЭК России в системе мировой энергетики выдвинули энергетический фактор в число базовых элементов российской дипломатии». Поэтому неудивительно, что иные аналитики видят за многими шагами России на внешнеполитической арене интересы российской энергетики, а за хозяйственной деятельностью российских корпораций — политические цели. Кто знает, по которой статье и в какой сумме в калькуляции цен на нефть и газ заложен политический фактор, и с какого момента дипломатия перерастает в принуждение к принятию инвестиций — прямых, как ствол пушки…

Леонид ФРИДКИН